Посол Италии в России Паскуале Терраччано — Forbes: «Санкции не являются новой нормальностью» 

Forbes поговорил с послом Италии в России Паскуале Терраччано о санкциях, состоянии двусторонних отношений и возможностях для бизнеса в Италии и России
Паскуале Терраччано
Паскуале Терраччано

Посол Италии в России с 2018 года Паскуале Терраччано, уроженец Неаполя, на дипломатической службе с 1981 года. В разные годы он работал в Бразилии, Брюсселе (при штаб-квартире НАТО) и Риме (в Министерстве иностранных дел), был послом Италии в Мадриде и Лондоне. Как и в Средние века, Апеннинский полуостров, находящийся на пересечении важнейших торговых и миграционных дорог Евразии, сильно пострадал от очередной пандемии. В феврале 2021-го правительство возглавил опытный экономист Марио Драги, в прошлом председатель итальянского и европейского центральных банков. Италия председательствует в G20, а в июле станет первой европейской страной — партнером «Иннопрома». Несмотря на режим санкций, введенных ЕС, Италию и Россию связывают особые отношения. Крупнейшие индустриальные компании Италии (не только производители люкса и шикарных машин) активно работают на российском рынке, а итальянское посольство, которое занимает известный особняк Берга в Москве, остается, наверное, самым гостеприимным. 

— В Италии новое правительство Марио Драги. Каковы первоочередные задачи, стоящие перед ним?

Родина капитализма: Forbes открывает серию исследований, посвященных важнейшим экономикам мира

— Первая задача — общая со всеми членами Европейского союза. Мы должны остановить пандемию и вывести Италию из состояния чрезвычайной санитарной ситуации. Другой приоритет, который стоит перед нами, — подготовить устойчивое восстановление, используя лучшим и доступным способом фонды, предоставляемые Европейским союзом. В этом году на нас также ложится глобальная ответственность, поскольку Италия в G20 является страной-президентом и мы хотим использовать эту возможность для того, чтобы продвигать устойчивый и справедливый механизм восстановления на глобальном уровне. Мы убеждены, что только многостороннее сотрудничество обеспечит восстановление после нынешнего кризиса. Мы будем добиваться более инклюзивного и устойчивого восстановления, то есть мы стремимся к новому подходу в энергетике, прежде всего к осуществлению «зеленого перехода», цифровизации, оздоровлению финансовой системы, продвижению инноваций и установлению гендерного паритета. Эти цели описывает наш слоган: «Люди, планета, процветание». Особый акцент мы делаем на гендерном равноправии, то есть месте женщин в восстановлении, их растущей роли в трудовых ресурсах по всему миру. Также хотелось бы отметить значение Африки, поскольку, если мы пренебрежем Африкой, если Африка не сможет победить COVID-19, он останется с нами навсегда. Мы сможем победить COVID-19 только все вместе, ни одна часть планеты не должна быть в стороне. 

— Как смена правительства повлияет на российско-­итальянские отношения?

— Смена правительства не означает смены политики. Мы имеем традиционно хорошие двусторонние отношения. Италия всегда была среди тех сил, которые выступали за укрепление диалога с Россией. И это то, о чем новый премьер-министр говорил в своем выступлении в парламенте. Мы хотим работать, чтобы сохранить все возможные каналы сотрудничества и диалога с Россией. При этом, как отметил премьер-министр, мы вместе с другими странами Европы, вместе с общественным мнением нашего континента обеспокоены отдельными случаями, связанными с соблюдением прав человека в России и других странах. Мы знаем, что новый президент США сделает акцент на вопросе защиты прав человека, и, конечно, мы должны принять это к сведению. 

— Марио Драги говорит о реформе прогрессивной шкалы налогообложения в Италии. Зачем эта реформа необходима и каковы возможные последствия для бизнеса?

— У нас уже имеется прогрессивная шкала налогообложения. Проблема в том, что эта лестница слишком крутая. Практически сразу вы должны платить вплоть до 39%. Например, если вы зарабатываете что-то вроде €50 000 в год, вы уже платите 39%. Мы должны лучше рассчитать эту шкалу. Сейчас средний класс платит слишком много. Мы хотим увеличить дистанцию между разными ступенями этой шкалы. Так что ситуация для людей со средним заработком должна улучшиться. 

— Как COVID-19 повлиял на совместные российско-­итальянские проекты в бизнесе и культуре?

— Это был очень трудный год. По сути, мы потеряли его, поскольку все инициативы, которые были запланированы на 2020 год, теперь отложены на 2021-й. Прежде всего речь идет, конечно, об «Иннопроме» — выставка перенесена на июль этого года, а Италия останется страной-партнером, первой европейской страной, имеющей подобный статус. В силу ограничений на передвижения все коммерческие, промышленные и культурные активности были замедлены. Трудно было организовать личные встречи. Все перешло в онлайн. Уровень торгового оборота упал более чем на 20%, но мы уверены, что скоро сможем вернуться к нормальной ситуации и товарооборот будет расти на том же уровне, что и раньше, а поездки быстро восстановятся. К слову сказать, мы старались помочь русским бизнесменам приехать в Италию, выдавая бизнес-визы сроком на пять дней без необходимости соблюдать карантин или каких-либо ограничений в передвижениях. К сожалению, доставить итальянских бизнесменов в Россию было совсем не просто. В России система очень централизованна. Нужна авторизация на уровне вице-премьера. Это во много раз медленнее и сложнее. Но мы надеемся, что это будет преодолено очень скоро. 

«Люди в панике, непонятно, что делать»: как Италия переживает вспышку коронавируса

— Неужели подход России к выдаче деловых виз так трудно изменить, учитывая уровень наших отношений?

— Я бы очень хотел, чтобы этот подход изменился. Мне хотелось бы больше гибкости при оформлении въездных документов в Россию для итальянских бизнесменов. 

— Исторически Россия и Италия имеют значительный товарооборот. На глобальном уровне Италия занимает пятое место по экспорту и седьмое — по импорту. Как санкции повлияли на торговлю между странами и их совместные проекты?

— К 2015 году товарооборот составлял более €30 млрд. В 2015 году он начал снижаться и достиг самого низкого значения в 2016-м — примерно €17,8 млрд. С этого момента товарооборот снова начал постепенно расти и в 2019 году достиг €22,5 млрд. Таким образом, в последние годы тенденция роста вновь возвращала товарооборот к предыдущему уровню, к отметке €30 млрд. Сейчас мы были отброшены назад и должны начать расти снова. Разумеется, сильнее всего санкции повлияли на агропромышленный сектор, затронутый контрсанкциями. Мы надеемся, что в определенный момент мы сможем преодолеть систему санкций и контрсанкций, но, конечно, необходимо, чтобы политические условия изменились. Все эти годы я настаивал на том, что мы должны внести коррективы в список контрсанкций. Речь идет о сыре пармезан, который, по моему мнению, был ошибочно включен в пакет контрсанкций против свежих продуктов, поскольку это не свежий сыр, он без лактозы. Сейчас Роспотребнадзор изучает этот вопрос. Мы не хотим, чтобы контрсанкции были отменены, поскольку понимаем, что они должны быть симметричным ответом на санкции. Но мы бы хотели, чтобы эта техническая ошибка была исправлена. Это было бы хорошим жестом в адрес страны, которая всегда оставалась дружественной к России, несмотря на международные осложнения.

— В феврале этого года отношения России с Евросоюзом сильно обострились. Такую жесткую риторику даже трудно припомнить.

— К несчастью, у нас есть разногласия. Но мы не хотим изоляции России, мы хотим сохранить Россию в качестве партнера, с которым мы поддерживаем диалог по вопросам взаимного интереса. Разногласия не должны сказываться на сотрудничестве в других секторах.

— Позиция Италии по санкциям всегда была особенной. Официальные лица республики не раз давали понять, что этот вопрос нуждается в дискуссии.

— Мы всегда исходили из того, что санкции являются инструментом, принятым Евросоюзом с целью добиться реализации Минских соглашений с российской стороны, а не самоцелью. Поэтому Италия, пусть и разделяя эту политику, всегда настаивала на том, чтобы избегать автоматических действий. И мы действительно добились того, чтобы перед решением о продлении санкций, которое принимается каждые шесть месяцев, проводилась дискуссия на политическом уровне между странами — членами ЕС. Мы выступаем за то, чтобы напомнить людям: санкции не являются новой нормальностью, они не являются политикой сами по себе, но должны быть привязаны к специфическим обстоятельствам, и должна быть возможность преодолеть их.

— Назовите крупнейшие проекты российских и итальянских компаний.

— У нас есть несколько совместных проектов особой важности. Если говорить о сфере инноваций, то один из проектов — Выкса. Металлургическая компания Danieli заключила соглашение с ОМК о строительстве нового завода с использованием инновационных технологий, которые позволяют на 68% сократить выбросы CO2 при производстве стали. Это очень амбициозный проект. У нас есть интересный проект в секторе возобновляемой энергии вместе с Enel. Они развивают два парка ветряков (один на Кавказе, другой в Мурманске), и у них в планах еще один, помимо проекта по производству «зеленого» водорода. Очень важный проект осуществляет нефтехимическая компания Maire Tecnimont. Вместе с «Сибуром» они строят газохимический комплекс в Амурском регионе. Стоимость проекта — около €4 млрд. Многие компании, в частности Saipem Nuovo Pignone, Valvitalia, Siad Macchine и другие, работают на «Арктик СПГ-2» и «Ямал СПГ» с «Новатэком». Думаю, вклад, который Италия может внести в плане технологий и инновационных ноу-хау, особенно в области зеленой энергетики, очень востребован здесь. 

Итальянские компании, открытые и умом, и духом, готовы создавать совместные предприятия, начать производство в России, готовы к трансферу технологий. Мы описываем эту политику слоганом Made with Italy («Сделано вместе с Италией»). Мы хотим не просто экспортировать Made in Italy («Сделано в Италии»), но мы рады начать новое производство итальянских компаний совместно с российскими компаниями здесь в России, чтобы принять участие в процессе реидустриализации России и диверсификации ее экономики. 

— В России Италия главным образом известна благодаря культуре, моде, кухне, наконец. Но если мы посмотрим на структуру ВВП Италии, то более 20% приходится на промышленность. Какие направления вы бы выделили как ключевые для итальянской промышленности. 

— Действительно, Италия — второй крупнейший производитель в Европе и шестой в мире. Помимо производства в области эногастрономии, одежды, мебели, очень силен традиционный индустриальный сектор — химический, фармацевтический и другие промышленные сектора. Но есть сферы, в которых Италия благодаря способности к инновациям традиционно впереди, мы можем предложить новые продукты, новые технологии, например, в таких областях, как зеленая энергетика, производство санитарного оборудования, фармацевтика, агропромышленный комплекс — все эти сферы обладают потенциальным интересом для русских компаний. И снова применяя наш девиз Made with Italy, мы можем помочь развитию здесь, в России, всех этих секторов. Вы очень далеко продвинулись в импортозамещении в сельском хозяйстве, и итальянские компании с глубокими давними традициями инноваций в агропромышленном секторе могут внести ценный вклад в улучшение качества продуктов и технологий производства.

— Вы упомянули об «Иннопроме» в июле этого года. Чего вы ждете от этой выставки?

— Мы показываем лучшее из индустриального сектора в плане технологических инноваций. В прошлом году в «Иннопроме» должны были принять участие около 50 итальянских компаний. Конечно, из-за пандемии мы были вынуждены все перепланировать, но мы уверены, что будем иметь то же число участников, которое было заявлено в прошлом году. Ожидается, что министр иностранных дел прибудет на открытие выставки. Параллельно у нас будет богатая культурная программа. Мы собираемся устроить настоящую итальянскую неделю в Екатеринбурге. Я бы хотел выделить выставку «Кодекс о полете птиц», посвященную Леонардо да Винчи. Запланировано множество уличных мероприятий, которые мы организуем совместно с Национальным агентством по туризму Италии ENIT. 

— Какие проекты итальянского посольства в России по поддержке и развитию отношений между нашими странами вы хотели бы отметить? 

— В плане бизнеса мы располагаем важным инструментом в виде Итало-Российского cовета по экономическому, промышленному и валютно-­финансовому сотрудничеству, который собирается каждый год либо в Москве, либо в Риме. Нам удалось перезапустить Российско-Итальянский комитет предпринимателей, который был создан в 1990-е годы, но давно не был активен. Мы воссоздали этот комитет. С итальянской стороны его возглавляет Тронкетти Провера, СЕО Pirelli, а с русской — Дмитрий Конов, CEO «Сибура». В него входит примерно 15 участников с каждой стороны. Среди итальянских компаний, участвующих в деятельности комитета, могу назвать Barilla, Итало-Российскую торговую палату, CNH, Coeclerici, Confindustria, Confindustria Russia, Gruppo Danieli, Enel, Eni, Ferrero, Generali, Gruppo Cremonini, Intesa Sanpaolo, Maire Tecnimont, Pirelli, Saipem, Unicredit. 

Мы также в будущем организуем финансовый форум, чтобы обсудить финансирование тех или иных проектов. У нас имеется совместный фонд между Российским фондом прямых инвестиций и Сassa Depositi e Prestiti на €300 млн, чтобы финансировать совместные проекты. Далее мы, конечно, следим за диалогом гражданского общества, в рамках которого имеется несколько инициатив. Посольство их непосредственно не курирует, они независимы, но мы их поддерживаем и помогаем организовывать мероприятия. Сейчас посольство планирует несколько мероприятий в связи с президентством Италии в G20 и сопредседательством в COP26 — конференции по борьбе с изменением климата. В частности, мы проведем мероприятие по сохранению лесов в России (известно, что леса позволяют существенно снизить негативный эффект от выбросов CO2) и ряд других мероприятий на тему энергетического перехода, декарбонизации и возобновляемой энергии. В рамках COP26 Италия курирует, в частности, инициативы, посвященные молодежи, и мы будем принимать в Милане мероприятие под названием Youth4Climate: driving ambition. Мы хотим выбрать какое-то число молодых людей из России и пригласить их в Милан. 

Наконец, я всегда повторяю, что Италия — культурная супердержава. Думаю, что в этой области мы, возможно, самое активное посольство в Москве. В 2019 году мы организовали почти 200 мероприятий, которые посетило до 1,5 млн россиян. Этот год — перекрестный год музеев России и Италии. Мы организуем соответствующий саммит «Российско-итальянский музейный диалог» в Милане следующей осенью, надеюсь. А здесь будут выставки в Пушкинском музее, в Эрмитаже. Одна уже открылась в Москве, она посвящена отцу и сыну Тьеполо. В Царицыне будет развернута экспозиция «Век Казановы», посвященная Венеции XVIII века. Ожидаются выставки из галереи Умбрии «Искусство Средневековья между Тосканой и Умбрией» и еще одна — с картинами из музеев Бергамо и Брешии. Они были эпицентрами пандемии, и это мероприятие призвано стать оммажем двум городам, которые сильно пострадали. В здании Главного штаба также откроется большая выставка итальянского классика XX века Альберто Бурри. 

Кроме того, посольство поддерживает обмены между нашими странами. Я бы хотел упомянуть программу, которой я очень горжусь, — это программа обменов молодыми музыкантами. Ей уже пять лет. Каждый год в ней принимают участие по 90 молодых музыкантов и певцов из России и Италии. 

— Что итальянцы должны знать о работе в России? 

— В России зарегистрировано 500 итальянских компаний, развернуто 80 производственных площадок. Думаю, важно понять, что сюда нельзя прийти просто со старой идеей «Сделано в Италии». В России действует стратегия замещения импорта и диверсификации экономики. В этом контексте понятно, что Россия заинтересована в локализации продукции, в установлении минимального уровня локального производства. Но при этом следует учитывать, что сегодня при наличии глобальных производственных цепочек нельзя требовать, например, определенного процента локального производства от итальянской компании, который превышает процент локализации той же компании в самой Италии. Например, я имею в Италии 40% локализации, а здесь от меня ожидают 50%. Такая бизнес-­модель нежизнеспособна. Это будет экономически не оправданно. Времена меняются. Везде в мире уровень локального производства падает. 

— А что русский бизнес должен учитывать, приходя в Италию?

— Я полагаю, что любой русский инвестор должен прежде всего помнить, что всем русским рады в Италии. Вас ждет очень дружественная атмосфера. Разумеется, делать бизнес только с атмосферой не получится. У нас есть различные фискальные стимулы, чтобы стимулировать иностранные инвестиции в Италию. Мы создали при итальянском агентстве по торговле службу, которая помогает иностранным бизнесменам разобраться со всеми тонкостями ведения бизнеса в Италии. Кроме того, не забывайте, что Италия — логистический хаб для всей Европы и всего Средиземноморья. Это имеет решающее значение для масштабирования бизнеса. Наконец, Италия — прекрасная страна с богатой культурой и вкусной едой. Это приятное место, чтобы жить и работать. Если вы счастливы, вы более продуктивны, у вас больше идей и вы способны достичь большего успеха. 

Интервью подготовлено в рамках серии исследований Forbes, посвященных важнейшим экономикам мира

Дополнительные материалы

Товарам из каких стран покупатели доверяют больше всего? Рейтинг Forbes