Суверенный дракон: почему китайские IT-компании столкнулись с давлением властей

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Жесткие действия регуляторов уже привели к падению капитализации китайских технологических гигантов на сотни миллиардов долларов. Но в условиях торговой войны Пекин готов идти на издержки, для него сейчас самое главное — снизить зависимость национальной экономики от США и их союзников, считает профессор СПбГУ, эксперт Валдайского клуба Станислав Ткаченко

О реальном характере процессов в китайской экономике можно судить либо по косвенным признакам, либо путем критического анализа картины, которую целенаправленно рисуют местные политики и эксперты. Нынешнее обострение в отношениях между госрегуляторами и крупнейшими технологическими компаниями КНР (такими как ByteDance, Ant Group и DiDi Group) как раз из этой сферы. Решения принимаются официальными властями втайне, доводятся до адресатов и общественности в минимальных объемах и немедленно принимаются бизнес-структурами к исполнению. Затем наступает период ожидания — либо новых ограничений, либо отмены старых. Такова специфика современного рыночного социалистического Китая. Именно она делает работу национального и зарубежного бизнеса в этой стране полной стрессов и зачастую иррационального символизма в поступках и речах сторон.

Политические технологии

Технологическое развитие Китая осуществляется в соответствии с программами среднесрочного планирования, которые одобряются на высшем политическом уровне, — съездами КПК (Коммунистическая партия Китая) и пленумами его ЦК. В арсенале средств поддержки ведущих IT-компаний — льготные кредиты, размещение госзаказа, а также, возможно, негласная поддержка мер, нарушающих права интеллектуальной собственности иностранных компаний. При этом даже если технологические гиганты принадлежат «профсоюзному комитету» из 180 000 человек (как Huawei) или их акции котируются в Гонконге и Нью-Йорке, правительственные структуры сохраняют существенный контроль над ними.

«Вы бедны, потому что неамбициозны»: чему в своих мотивационных речах учит Джек Ма

На примере США времен Дональда Трампа китайские лидеры увидели, какими огромными ресурсами воздействия на умы обладают политики, использующие новейшие технологии. Сейчас для Пекина контроль над национальными технологическими гигантами — не только экономическая, но и политическая задача. В рамках XIV пятилетки (2021-2025 годов) в Китае реализуется новая концепция экономической безопасности. А еще в июне 2017 года был принят беспрецедентный для мировой практики «Закон о национальной разведке». Он обязует всех граждан и компании Китая сотрудничать с институтами разведывательного сообщества в деле защиты суверенитета и национальных интересов государства.

Прежняя модель экспортно ориентированного роста экономики КНР, обеспечившая ее триумфальный взлет в 1980-2000 годы, уже не актуальна в условиях торговой войны с США. Власти стимулируют внутренние источники роста, но пока смены модели не произошло, главным для государства становится обеспечение стабильности. В Пекине всерьез опасаются, что IT-гиганты начнут вмешиваться в политику, как их конкуренты из США, сыгравшие немалую роль в получении Демократической партией контроля над Белым домом и Конгрессом в ноябре 2020 года. Дедолларизация внешнеэкономических связей, желание превратить юань в мировую резервную валюту и планы по развитию цифрового юаня также требуют централизации ресурсов и инновационной политики, прежде не применявшихся властями КНР.

Удар по чемпионам

Именно поэтому со второй половины 2020 года китайские регуляторы начали активно вмешиваться в дела ведущих технологических компаний страны, что уже привело к снижению их капитализации почти на $1 трлн.

12 июля стало известно, что владелец TikTok компания ByteDance отложила планы по выходу на биржу на неопределенный срок после «доверительного» общения с представителями Народного банка Китая. Ранее с аналогичными трудностями столкнулась Ant Group Джека Ма, владеющая крупнейшей цифровой платформой Китая по проведению платежей Alipay и обслуживающая около миллиарда пользователей только в Китае. В октябре 2020 года власти вынудили компанию отказаться от проведения самого большого в мировой истории IPO, а также оштрафовали ее на $2,8 млрд «за противоправную деятельность» — без указания деталей. От Ant Group регуляторы потребовали «вернуться к корням», сосредоточившись на обработке платежей вместо более прибыльного посредничества между клиентами и коммерческими банками в сфере потребительского кредитования.

Выход через офшоры: опасно ли инвестировать в китайские IPO

А компания DiDi Group, основной китайский агрегатор такси и каршеринга, сразу после выхода на IPO стала объектом критики со стороны регулятора, инициировавшего ее проверку, приостановившего регистрацию новых пользователей, а затем потребовавшего удалить приложение компании из смартфонов пользователей в Китае.

Наконец, начиная с весны нынешнего года китайское антимонопольное ведомство (Государственное управление рыночного регулирования КНР) концентрирует свое внимание на десятках IT-компаний, занимающихся хранением данных. Им предписано провести внутренние проверки и исправить деловые практики, ограничивающие конкуренцию. А главное — ужесточить правила работы с персональными данными пользователей, чтобы не допустить их утечки за рубеж.

Обрыв связей

Фактически Пекин стремится везде, где возможно, снизить зависимость китайской экономики от США и их союзников. Происходящее стало частью процесса «декаплинга» — расхождения двух крупнейших экономик мира, о котором сейчас говорят эксперты.

Большую роль здесь играет проблема санкций. Еще в 2014 году в Пекине стали внимательно следить за воздействием американских санкций на Россию, поэтому, когда в 2017 году первые широкомасштабные торговые санкции США ударили по экономике Китая, она была к ним неплохо подготовлена. Уже сейчас очевидна готовность Пекина реагировать на действия Вашингтона пропорционально и симметрично, а зачастую наносить ему опережающие удары.

Alibaba под контролем: как Китай будет регулировать финтех-гигантов

Защита персональных данных тоже стала важным направлением обороны. В Пекине считают, что доступ зарубежных (прежде всего американских) компаний к информации о поведении и привычках китайских пользователей создает политические риски — США получат возможность глубже понимать внутриполитические процессы в Китае, прогнозировать конкретные шаги властей внутри страны и за ее пределами. А давление на компании, которые провели или собирались провести IPO, продиктованы стремлением властей не допустить манипулирования котировками ценных бумаг, что способно дестабилизировать макроэкономическую ситуацию, особенно в условиях высокой долговой нагрузки и рекордного числа корпоративных банкротств.

Американские санкции, лишившие ведущие китайские компании возможности закупать или производить на импортированном оборудовании чипы и другие компоненты для IT-продукции, показали неприемлемый для Пекина уровень зависимости от западных стран в сфере высоких технологий. Боясь отстать от США на ключевых направлениях (5G, искусственный интеллект, квантовые вычисления), Пекин требует от национальных технологических компаний, чтобы они действовали как единая команда. Фактически речь идет о воспитательных мерах, призванных сплотить бизнес под знаменами власти.

Большая двойка

Пока Пекин не торопится рвать связи с американской экономикой, поскольку даже после начала нынешнего этапа торговой войны баланс двусторонней торговли складывается для него с огромным профицитом (в 2020 году экспорт Китая в США составил $451,8 млрд, а импорт — только $134,9 млрд). Но нарастающие масштабы использования Вашингтоном санкционных мер, а также угроза вооруженного противостояния двух стран в Южно-Китайском море требуют от Пекина особой осторожности.

Стратегический чип: почему Джо Байден продолжает дело Дональда Трампа

Очевидно, что торговый конфликт и технологическое соперничество двух стран оказывают дестабилизирующее влияние на глобальные рынки. Именно США и Китай могли бы стать локомотивами для вывода мировой экономики из острого кризиса, вызванного пандемией. Но любые шаги, демонстрирующие взаимную враждебность Вашингтона и Пекина, снижают вероятность подобного сценария. Еще в 2009 году Пекин отказался от призыва президента США Барака Обамы к созданию «Большой двойки» (G2) для совместного решения ключевых проблем мировой экономики. Но de facto такая «двойка» уже существует, правда, вместо сотрудничества США и Китай балансируют на грани конфликта.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Дополнительные материалы

Уроки китайского: как КНР стала заповедником единорогов