К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

«Рушатся небеса»: как российский бизнес оказался в новой экономической реальности

Фото Getty Images
Фото Getty Images
В последние два дня санкции настигли очередную порцию российских бизнесменов. В их числе Роман Абрамович, который, казалось, избежит ограничений. Сначала экономическое давление из-за событий на Украине воспринималось в России довольно беспечно. Но с течением времени опасения нарастали. Forbes проследил, через какие стадии принятия ситуации прошли предприниматели

24 февраля под огромным куполом Кремлевского Екатерининского зала собрались без малого четыре десятка крупнейших российских бизнесменов. Вряд ли они могли предположить, что присутствие на этой встрече грозит им санкциями. Тем не менее гости были явно напряжены, а рассадка (два ряда стульев у кромки зала) скорее напоминала зрительный зал, нежели площадку для обмена мнениями. У противоположной стены на десятиметровом отдалении стоял одинокий стол с президентским штандартом позади. «К сожалению, наша встреча с вами проходит в, мягко говоря, нестандартных условиях», — констатировал Владимир Путин, заняв свое место.

Ранним утром этого дня российский президент объявил о проведении «специальной военной операции»* и ввел войска на территорию Украины. Запад ожидаемо отреагировал санкциями. Впрочем, осознать масштаб бедствия российский бизнес смог не сразу. Ограничения, которые вначале казались косметическими, в конце концов поразили всю экономику. Участники списка Forbes на глазах теряли состояния, репутацию и личное имущество. Forbes проследил, через какие стадии принятия неизбежного прошло российское бизнес-сообщество.

Отрицание

За три дня до этого в парадных интерьерах Екатерининского зала побывали еще более редкие гости — главы Донецкой и Луганской народных республик. С ними Путин подписал указы о признании независимости ДНР и ЛНР, перед этим обсудив вопрос здесь же с членами Совбеза. «Это начало российского вторжения на Украину», — решил президент США Джо Байден и анонсировал «блокирующие» санкции для России. Самые жесткие ограничения коснулись государственных ВЭБ.РФ и Промсвязьбанка.

 

«Рынки ответили, пожав плечами», — написал американский журнал Fortune. Российская реакция тоже была сдержанной. «Это был абсолютно вегетарианский вариант», — говорит Forbes инвестбанкир. Резонанс вызвали разве что британские санкции против банка «Россия» друга Путина Юрия Ковальчука. Англичане ошиблись в реквизитах — вместо Санкт-Петербурга прописали его по адресу Центробанка — в Москве на Неглинной, 12. Видимо, перепутали банк «Россия» и Банк России, язвил один из собеседников Forbes, добавляя, что санкции против ЦБ стали бы «настоящим кошмаром».

Возможность проведения «военной спецоперации» на Украине тоже никто из собеседников Forbes всерьез не воспринимал. «Я не верил и убеждал других: ну какое наступление, вы чего?» — делится миллиардер, сколотивший состояние в финансовой сфере. «Понятно, что следующим этапом будет присоединение [ДНР и ЛНР] — сценарий озвучил [директор Службы внешней разведки Сергей] Нарышкин. Но переход границы и полное подтверждение американских пугалок — это был шок», — признает инвестбанкир. «Это даже не переворот шахматной доски, это как выйти из комнаты, где играют в шахматы, и напоследок бросить туда гранату», — говорит топ-менеджер крупного логистического холдинга.

Новости о «спецоперации» обвалили фондовый рынок. Впрочем, повестка встречи бизнеса с Путиным 24 февраля (ее озвучил глава РСПП Александр Шохин) мало отличалась от постковидной — все те же поддержка инвестпроектов, криптовалюты и импортозамещение. Знакомый нескольких участников той встречи списывает это на шок: «Такой нормальный психиатрический шок, как описано в учебниках. Люди в целом потерялись». США и ЕС вновь ударили по банкам. В этот раз под жесткие санкции попали не только госбанки, но и частный Совкомбанк. Ограничения нацелены на 80% всех банковских активов в России и повлекут «долгосрочные последствия для российской экономики и финансовой системы», предупреждал американский Минфин.

В России ограничения снова восприняли довольно легкомысленно. Видимо, Запад наказал Совкомбанк за приставку «совком» — Soviet communistic, шутил сотрудник банка. Иронию вызвало и то, что американцы включили в черный список бывшую «дочку» Совкомбанка, которую еще в мае 2021 года приобрел маркетплейс Ozon. В зону турбулентности угодил и основанный Алишером Усмановым холдинг USM, когда под санкции попала созвучная ему компания ЮЭСЭМ из орбиты Совкомбанка. Подчиненные Усманова ринулись успокаивать иностранную общественность.

Военные действия ограничили авиасообщение в зоне конфликта и судоходство в Азовском море. «В остальном все едет. Суда заходят, корабли отгружаются, платформы заполняются», — бодро рапортовал топ-менеджер крупного логистического холдинга. «A la guerre comme a la guerre!» — хорохорился совладелец российской авиакомпании. «Настроение отличное, мы всех победим!» — вторил ему конкурент. Тем временем США и ЕС готовили новый удар.

 

Гнев и торг

«Подождите, ну пока у нас ничего не произошло с вами, пока у нас что произошло-то?» — недоумевал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, когда журналисты спросили про меры по поддержке экономики и населения. Что бы ни думал Песков, 28 февраля ситуация перестала быть просто напряженной. ЦБ был вынужден прекратить валютные интервенции, после того как ЕС и США заморозили его международные резервы. Это привело к обвалу рубля и панике среди населения. Чтобы стабилизировать курс, ЦБ в два раза поднял ключевую ставку (до 20% годовых), а Минфин обязал экспортеров продавать 80% валютной выручки.

  «Подъем ставки, обязательная продажа валюты — это первый тест на то, за чей счет реально будет этот банкет», — раскритиковал действия властей миллиардер Олег Дерипаска. «Они [власти] не владеют ситуацией, не знают, как работает промышленность. Ни к чему они не были готовы», — негодовал сосед Дерипаски по списку Forbes. И готовился к тому, что банки поднимут ставки по кредитам вслед за ЦБ. Так и случилось. «Лизинг стоит 30%, факторинг — 25%, хотя стоили 8-9%», — возмущался спустя несколько дней владелец нефтесервисной компании. Хуже всех придется тем, у кого долг в валюте, отмечал крупный федеральный девелопер, довольный тем, что успел разместить облигации в рублях за несколько дней до «спецоперации». Впрочем, у собеседника Forbes хватало забот — материалы подорожали на 30%: «Когда спрашиваешь почему, отвечают: неважно. Хотите — берите, хотите — нет. Это первая реакция — испуг, ажиотаж и желание содрать как можно больше денег».

Ряд российских миллиардеров высказался о «спецоперации». Среди них был уроженец Львова, совладелец «Альфа-Групп» Михаил Фридман. Свои пацифистские взгляды он изложил в письме сотрудникам своего инвестхолдинга в Лондоне, которое «утекло» в британскую Financial Times. Обращение готовил и совладелец «Северстали» Алексей Мордашов. Правда, его комментарий вышел уже после того, как ЕС внес миллиардера в санкционный лист. Гуманистический настрой Фридмана тоже остался незамеченным — он вместе с партнером по «Альфа-Групп» Петром Авеном, а также Алишером Усмановым оказались соседями Мордашова по черному списку. «Это злонамеренная и преднамеренная ложь», — возмущались Фридман и Авен в совместном заявлении и пообещали оспорить санкции. «Это оскорбление! Черт с ней, с блокировкой бизнеса. Но когда тебе говорят, что ты преступник, надо сопротивляться!» — кипятился их партнер. Усманов тоже посчитал, что его чести и деловой репутации нанесен ущерб, и пообещал защищаться.

Дамоклов меч санкций навис и над Романом Абрамовичем. Особенно страстно желали наказать миллиардера некоторые британские парламентарии. Но Абрамович каждый раз изящно сбивал градус напряженности — то признаваясь в любви к английскому футболу, то обещая перевести деньги в фонд жертв «спецоперации», то помогая в организации мирных переговоров. Впрочем, глобальный настрой Запада по отношению к российскому бизнесу оставался крайне враждебным. ЕС и Великобритания ограничили для россиян и их компаний предельные суммы депозитов — не более €100 000 и £50 000 соответственно. Следующим на очереди было зарубежное имущество россиян — европейцы собирались выявлять и блокировать активы лиц и организаций из санкционных списков. А также пригрозили обнулить шенгенские визы.

В этот раз угрозы были восприняты со всей серьезностью. «Запад уже научил, что держит нас ниже пояса мертвой хваткой. Виноват — не виноват, если что-то кому-то понадобится, введут то, что сочтут необходимым», — признавал девелопер. Средства, размещенные на кипрских счетах, он тотчас перевел в Россию: «Чтобы не заморозили». Помочь предпринимателям вызвался Минфин, который анонсировал масштабную амнистию российского капитала. Иностранцы тоже не остались без внимания. Правительство решило ограничить выход зарубежных инвесторов из национальных активов, сообщил в начале марта премьер Михаил Мишустин: «Чтобы дать возможность бизнесу принимать взвешенные решения». В Ассоциации европейского бизнеса и Американской торговой палате не поделились с Forbes своей оценкой инициативы. Впрочем, реакция западных компаний говорила сама за себя.

 

Депрессия

«Как и многие другие, я был глубоко потрясен и опечален ситуацией, разворачивающейся на Украине, и всем сердцем соболезную всем, кого это затронуло. Это заставило нас коренным образом переосмыслить позицию BP по отношению к «Роснефти», — заявил глава британской нефтяной компании Бернард Луни. На четвертый день «спецоперации» BP, которая работала в России с 1990 года, решила продать свой пакет «Роснефти» (19,75%), а Луни покинул совет директоров госкомпании. Следом о выходе из российских проектов заявили другие нефтегазовые мейджоры — Shell, Equinor и ExxonMobil.

Покинуть Россию поспешили и другие иностранцы. Audi, GM и Honda прекратили поставки, а BMW и Volkswagen в довесок заморозили свое российское производство; Boeing и Airbus отказались от продаж новых самолетов и техобслуживания старых; Microsoft, SAP, IKEA и H&M приостановили деятельность в России. И даже McDonald's и Coca-Cola собрались на выход. «У нас не осталось союзников. Прямо по завету Александра III — никого, кроме армии и флота», — сокрушался инвестбанкир. Сильнее всего исход иностранцев ударил по авиаотрасли. Из-за демарша Boeing и Airbus как минимум половина российского гражданского флота может превратиться в груду металла в ближайшие несколько недель, беспокоился сотрудник одной из российских авиакомпаний. А отказ от работы в России двух крупнейших систем бронирования авиабилетов грозил коллапсом уже всей отрасли, добавлял собеседник Forbes. Еще одна «фундаментальная проблема» — уход с российского рынка крупнейшего мирового производителя чипов, тайваньской TSMC, беспокоится собеседник из высокотехнологичной отрасли: «Без этого будем на счетах считать, а «Айфон» будет самым мощным суперкомпьютером в России».

Бойкот российским товарам объявили крупнейшие контейнерные линии и ключевые европейские порты. Контрагенты стали отказываться от любых сделок с Россией, даже проавансированных. «Поставщики ничего не грузят, цены каждый час меняются. Ничего нет — ни оборудования, ни запчастей. Даже резины!» — сетовал крупный золотопромышленник. «Все стоит, сделок нет. Рынок просто боится брать российскую нефть», — говорил нефтетрейдер. Страховщики, судовладельцы и порты не хотят связываться с Россией, а банки парализованы валом санкций, описывал ситуацию собеседник Forbes: «Слишком много неопределенности — сегодня оценили [риски], а завтра новые. И все по новой. Это как снежный ком». Под прессингом оказалась не только нефть, но и остальной российский экспорт, в том числе уголь, металлы и удобрения. «Когда имеешь цель — имеешь перед глазами врага. У тебя есть внутренний драйв с ним бороться. А у нас нет цели. У нас куча врагов, сыпется куча ограничений, санкций. Мы вынуждены по кругу обороняться», — сокрушался один из участников списка Forbes.

К 1 марта совокупное состояние российских миллиардеров упало более чем на $80 млрд по сравнению с началом года. На этом плохие новости не заканчивались. Второго марта Байден объявил, что США присоединяются к охоте на активы российских олигархов. «Мы объединяем силы с нашими европейскими союзниками, чтобы забрать ваши яхты, ваше элитное жилье, ваши частные самолеты. Мы идем за вашими нечестно нажитыми богатствами», — грозил американский президент. Спустя три дня «практически без каких-либо объяснений» во Франции задержали три российских судна и яхту, жаловался российский посол. Под прицелом находятся активы сотен российских граждан и компаний, говорил источник Reuters во французском Минфине. Конфискацию имущества российских олигархов рассматривает и Великобритания, писала Financial Times.

Принятие

В начале марта целая флотилия из суперъяхт объявилась в Индийском океане. По сведениям Bloomberg и Reuters, лодки держали курс на Мальдивы, а среди их владельцев значились российские миллиардеры Олег Дерипаска, Алексей Мордашов, Владимир Потанин и Александр Абрамов. Маловероятно, что в самый разгар санкционных войн олигархи решили насладиться белоснежным песком и кристально чистой водой. Скорее всего, дело в том, что у Мальдив нет договора об экстрадиции с Соединенными Штатами, указывал Reuters.

 

Очевидно, что обезопасить от «заморозки» следовало не только яхты. Наиболее впечатляющего результата добился Усманов — Минфин США выпустил по нему именную лицензию, которая отменила ограничения для его компаний. При этом сам Усманов остался под персональными санкциями.  В черные списки между тем угодил еще десяток российских бизнесменов. Чтобы вывести из-под удара свой бизнес, «санкционные» миллиардеры повально уменьшали доли в компаниях и покидали их органы управления. Основной акционер Магнитогорского металлургического комбината Виктор Рашников, которого пока санкции обошли стороной, перевел свой пакет акций (80%) с кипрской компании на российское юрлицо. Абрамович, которого настигли-таки санкции Великобритании, выставил на продажу «Челси» и британскую недвижимость.

Владелец федерального девелопера надеется, что до экспроприации не дойдет. Но признается, что на всякий случай переписал свой небольшой ресторанный бизнес в Англии на местных жителей. Частной собственности ничего не грозит, считает владелец нефтесервисной компании. Зато западные банки вполне могут отказать в обслуживании, отмечает собеседник Forbes. После событий «крымской весны» ему уже приходилось выводить средства из нью-йоркского JP Morgan, причем банк потребовал уложиться в месяц: «Помню, бегал в конце 2014 года и открывал счета в занюханном кипрском банке». Миллиардер из банковской сферы философски относится к происходящему: «Жду каждый день, что что-нибудь примут и заблокируют. Ну и ладно. Заблокированные деньги лучше сохраняются. У меня портфели долгосрочные».

Состояние бизнес-среды собеседники Forbes, как правило, характеризуют нецензурными выражениями. «Все тревожно. Готовимся к худшему», — признается золотопромышленник. «Активности на минимуме. Время выживать, поддерживать текущую деятельность и ждать», — говорит миллиардер из строительной отрасли. «Сейчас надо осколки сметать веником в совочек», — иронизирует владелец транспортного холдинга. «Хуже всех, конечно, авиаперевозчикам», — отмечает инвестбанкир. Из-за закрытия неба со стороны ЕС и других стран зарубежные полеты стали для российских авиакомпаний нерентабельными, лизингодатели охотятся за их самолетами, которые вдобавок лишили запчастей. Для частного бизнеса это фатальная комбинация, считает один из игроков отрасли. Впрочем, какое-то время можно будет «каннибализировать» имеющийся флот и частично закупать детали у «нелегалов» в Китае.

Именно Китай окажется главным бенефициаром экономической блокады России, уверены почти все собеседники Forbes. Впрочем, активное сотрудничество с Россией может грозить вторичными санкциями, поэтому восточный сосед вряд ли будет спешить, отмечает миллиардер, сколотивший состояние в финансах: «Да и зачем ему? Чем хуже нам, тем лучше Китаю — легче будет в будущем с нами договариваться». Россию ждут тяжелые испытания, предрекал Олег Дерипаска: «Можете умножить кризис 1998 года на три, чтобы понять масштабы». Ситуация в экономике действительно будет сопоставима с коллапсом 1998-го, считают в JPMorgan и прогнозируют сокращение ВВП на 7%. Такую же оценку дают и в Goldman Sachs. Если санкции затронут энергетический сектор, то экономика может сократиться на 14%, следует из расчетов Bloomberg Economics. Оценки миллиардера из банковской отрасли еще более мрачные — падение до 20%: «В зависимости от того, как [власти] будут заливать [экономику] деньгами».

Другой крупный бизнесмен не видит смысла в прогнозах: «Мы находимся в моменте, когда рушатся небеса». Предугадать дальнейшие события невозможно, считает собеседник: «От того, что мы вернемся в 2014-й, до того, что все закроют и мы превратимся в большую Кубу. С Китаем, который будет сосать все соки». Рассуждать на тему будущего он категорически отказывается: «Пушки утихнут — начнет волновать [экономика]. Когда человек умирает от тяжелой болезни, цвет его шнурков неважен». Все опрошенные Forbes предприниматели остро переживают конфликт на Украине. «Некоторые коллеги, выпив, начинают такое нести! — делится один из собеседников, — Я говорю: ребят, эмоции — не лучший помощник. Сейчас нужен холодный трезвый ум и план действий». Многие поддерживают контакты с украинскими коллегами, но тему военных действий стараются не затрагивать. Разговорами ничего не изменить, вздыхает один из собеседников: «Главный вопрос — жив?»

 

Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 53 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+