К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

 

Забытая экология: как события на Украине отразятся на энергопереходе и климате

Мариуполь. Дым над заводом «Азовсталь». 22 апреля 2022 года (Фото Петра Ковалева / ТАСС)
На фоне «спецоперации» на Украине темы экологии и климатических изменений, которые так остро стояли перед человечеством совсем недавно, кажется, отошли на второй план. Однако те процессы, которые заставляли политиков собираться на климатические саммиты и договариваться о переходе на экологичные виды топлива и сокращении выбросов, не только не прекратились, а наоборот ускорились из-за происходящего. Рассказываем, какие последствия ждут окружающую среду и насколько они долгосрочны

Вооруженные конфликты всегда наносят ущерб экологии — флора и фауна страдают от пожаров, загрязнений вод и опасных газов. С 1950-го по 2000 год более 80% крупных вооруженных конфликтов в мире происходили в самых уязвимых ареалах биоразнообразия — в биологически богатых регионах, которым в наибольшей степени угрожает опасность.

Крупномасштабных исследований на эту тему не так много, но в работе 2018 года ученые обнаружили, что вооруженные конфликты коррелируют с сокращением численности диких животных в охраняемых районах Африки. Исследователи доказали, что популяции зверей, как правило, были стабильными в мирное время и сокращались во время войны, и чем чаще происходили конфликты, тем сильнее было сокращение.

В ходе военных действий солдаты роют траншеи, бомбы уничтожают ландшафт, а взрывы приводит к пожарам. Оружие выбрасывает в воздух токсичные газы и твердые частицы, а тяжелые металлы выделяются в почву и воду. Все это наносит ущерб экологии в целом и приводит к сокращению биоразнообразия. «Окружающая среда — молчаливая жертва конфликтов», — сказал в комментарии для The New York Times Дуг Вейр, директор по исследованиям и политике некоммерческой организации Conflict and Environment Observatory.

 

В конце февраля вышла третья часть доклада межправительственной группы экспертов по изменениям климата (МГЭИК), в котором ученые предрекают проблемы из-за глобального потепления уже в ближайшие 20–30 лет (в том числе в России), климатическую миграцию, таяние вечной мерзлоты, вымирание видов животных и голод. Если предыдущая часть этого же доклада в августе прошлого года наделала много шума, то в этот раз он остался почти незамеченным. Экологическую повестку оттеснила тема «спецоперации»* России на Украине.

Вредные выбросы

Территория Украины изобилует химическими заводами и хранилищами, нефтебазами, угольными шахтами, газопроводами и другими промышленными объектами, которые могут выбрасывать огромное количество загрязняющих веществ в случае повреждения. Некоторые из них, такие как металлургический комбинат «Азовсталь», Авдеевский коксохимический завод, Кременчугский нефтеперерабатывающий завод «Укртатнафта» и другие предприятия уже выбросили в воздух тысячи кубометров газа и других опасных веществ, пишет New York Times со ссылкой на украинского биолога и  соучредителя Украинской группы охраны природы Алексея Василюка. 

Замминистра охраны окружающей среды и природных ресурсов Украины Александр Краснолуцкий предостерегает, военные действия вблизи АЭС могут привести к масштабному радиоактивному заражению. На территории Украины находится 15 ядерных реакторов на четырех электростанциях. Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) сразу после начала «спецоперации» предупреждало, что боевые действия представляют опасность для работы ядерных реакторов на территории Украины. Когда в начале марта на Запорожской атомной электростанции возник пожар, тревогу начали бить не только представители МАГАТЭ — президент США Джо Байден позвонил Владимиру Зеленскому и провел срочные консультации с экспертами по ядерной безопасности. 

Кроме того, существуют риски, связанные с находящимися на территории Украины 465 хвостохранилищами (объектами для хранения радиоактивных и токсичных отходов), пишет VoxЕurop. В случае внешнего воздействия или неправильного содержания (вероятность и того, и другого, увеличивается в период боевых действий) там могут происходить утечки, которые приведут к загрязнению рек Днепр и Днестр. 

Wall Street Journal пишет, что на очистку атмосферы, почвы и рек Украины и близких к ней стран от загрязняющих веществ могут уйти годы. При этом вредные выбросы увеличивают для жителей регионов риск развития рака и респираторных заболеваний, а также задержки развития у детей. Исследования 2011 года выявили, что уровни содержания свинца и меди в почве в некоторых районах вокруг бельгийского города Ипра, являвшегося крупным полем битвы во время Первой мировой войны, по-прежнему были повышены. Сколько же времени займет очистка территории Украины и ближайших стран? 

Долгосрочный эффект 

Исследователи считают, что основная угроза ждет нас впереди и растянется на многие годы. Так, Кейтлин Гейнор и ее коллеги из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре выяснили, что еще больше вреда экологии, чем непосредственные боевые действия, приносят косвенно связанные с ними последствия в долгосрочной перспективе. Речь идет о том, что милитаризация общества, сопровождающая конфликты, приводит к изменениям в государственном управлении, экономике и коллапсу общественных институтов. Все это, по данным ученых, приводит к длительным негативным последствиям для окружающей среды.  

Ольга Коновалова, заместитель руководителя управления научных исследований и разработок Центра морских исследований МГУ имени М.В. Ломоносова, говорит: «Экологические катастрофы в местах боевых действий — явление не новое. Танки, прошедшие по лесному болоту, оставляют свой след на пять-семь лет, воронки от снарядов и окопы остаются на сотню лет, разрушенные заводы и токсичные свалки могут давать непредсказуемо чудовищные последствия». 

Военные действия также сопряжены с альтернативными издержками, поскольку средства и приоритеты смещаются с сохранения природы на выживание человечества. «Мы склонны сосредотачиваться на непосредственных вещах — больших пожарах и столбах дыма, поврежденной нефтяной инфраструктуре», — сказал Дуг Вейр The New York Times. 

Ольга Коновалова отмечает, что от таких долгосрочных последствий будет страдать и Россия: «Внедрение инноваций, проведение защитных мероприятий и технологий, исследования в целях защиты окружающей среды и многое другое — это дотационные области, средства на которые будут принесены в жертву более приоритетным целям. Если ориентироваться на пример 2014 года, это продлится около пяти лет, но скорее всего, еще дольше». 

 «Грязная» энергетика

Одно из негативных последствий сложившейся ситуации — это возвращение к угольной энергетике, полный отказ от которой был запланирован на 2040-е годы. Дэвид Уоллес-Уэллс, эколог и журналист, считает, что сейчас уже практически невозможно добиться результатов, заявленных парижским соглашением по климату, в срок: «Любая отсрочка делает цель удержать глобальное потепление на уровне 1,5°C недосягаемой. А отсрочки будут». Он считает, что европейские страны заменят российский газ с помощью других источников энергии, но в краткосрочной перспективе они вполне могут обратиться к еще более грязным источникам, чтобы преодолеть текущий разрыв. 

О проблеме угольной энергетики говорит и Евгений Кузнецов, футуролог, инвестор и бывший генеральный директор фонда РВК: «Эмбарго и ограничения на поставки ископаемого топлива вынуждают европейцев расконсервировать угольные электростанции. Этот тренд может усилить тренд 2020 года, когда в период постковидного восстановления дефицит газа привел к росту сжигания угля. Это усилит выбросы СО2, поскольку уголь является наиболее «грязным» топливом». 

Однако, нынешний кризис, вероятно, подтолкнет Европу и другие страны к ускорению реализации своих климатических планов, отказу от ископаемого топлива и увеличению инвестиций в технологии возобновляемых источников энергии. Исследователи считают, что, хотя следующие несколько лет могут быть трудными, долгосрочное влияние «спецоперации» на энергетическую политику и выбросы парниковых газов в Европе может быть благотворным. Выбросы углекислого газа в странах ЕС ограничены на законодательном уровне. По этой причине временное увеличение угольной энергетики должно привести к росту цен на углеродные кредиты и принудительному сокращению выбросов в других  сферах.

В более долгосрочной перспективе, говорят авторы доклада, подготовленного национальной академией наук Германии в начале марта, правительство Германии предлагает увеличить долю возобновляемых источников энергии в энергетическом секторе примерно с 40% до 100% к 2035 году — на пять лет раньше, чем планировалось. «Это довольно амбициозная цель, — говорит один из авторов доклада профессор Вероника Гримм. — Но мы просто ускорим те процессы, над которыми мы и так должны были работать». 

Такого же мнения придерживается и Кузнецов, который считает, что планы ЕС по энергопереходу сейчас только ускорятся: ранее европейским политикам приходилось призывать избирателей к снижению потребления энергии из-за климатических угроз, а сейчас те же призывы (привыкнуть к более низкой температуре обогрева квартир, сократить количество поездок и перелетов) звучат по иным причинам и, вероятно, находят больше отклика. «Инвестиции в возобновляемые источники энергии, накопители, электротранспорт и другие инструменты энергоперехода резко увеличиваются. В 2021-м эти расходы выросли до $754 млрд против около $500 млрд в 2020-м. В этом году, полагаю, затраты на энергопереход могут превысить по миру $1 трлн в год», —говорит эксперт.

София Егорова, руководитель направления по работе с премиальными клиентами компании «Вектор Икс», считает, что эффективность отрасли возобновляемых источников энергии пока уступает традиционным, таким как уголь, газ и нефть, потому на коротком отрезке происходит общее снижение этого рынка. Однако она уточняет, что некоторые компании все же демонстрируют рост, хотя им еще предстоит решить ряд задач по модернизации, замене комплектующих, а также повышению эффективности производства.

 

С другой стороны, общая ситуация в сфере глобальной энергетики может замедлить переход к экологически чистой энергии и увеличить выбросы парниковых газов в других частях мира, говорит старший научный сотрудник программы по энергетической безопасности и изменению климата Центра стратегических и международных исследований Никос Цафос. В частности, считает он, Юго-Восточная Азия может вернуться к использованию угля, если Европа перейдет на сжиженный природный газ. А Россия, на долю которой в 2020 году пришлось почти 5% мировых выбросов, по его мнению, навряд ли в текущих условиях будет уделять внимание декарбонизации.  

«Больше всего страдает правда»

Восстановление территорий Украины после окончания конфликта может нанести дополнительный ущерб экологии. Комплексное строительство напрямую связано с интенсивным использованием природных ресурсов: камня, песка, деревесины. 

Уже сейчас украинская Рада упростила экологические законы для дальнейшего восстановления страны. Теперь военные администрации имеют полномочия разрешать использовать недра (кроме нефти и газа) без проведения оценки воздействия на окружающую среду. 

Однако, постконфликтный период может принести и новые возможности для усиления охраны окружающей среды. Например, в национальном парке Горонгоса в Мозамбике, где в 1992 году закончилась война за независимость, длившаяся почти 20 лет, с 2000-х годов ведется интенсивный проект восстановления, который включает усиленное патрулирование по борьбе с браконьерством, развитие индустрии туризма в дикой природе и усилия по улучшению экономической и продовольственной безопасности в местных сообществах. Это может быть актуально и для заповедников Украины. 

Ольга Коновалова считает, что восстановить территории Украины будет все же возможно, но точных прогнозов давать не может: «Выжженная земля восстановится в течение нескольких лет, но техногенные объекты будут разрушаться и загрязнять окружающую среду еще десятилетиями. Безусловно, очень важно, насколько затянется «спецоперация», что именно будет разрушено и каким образом. Вероятно, при активном восстановлении территорий ущерб, нанесенный окружающей среде, можно будет свести к минимуму, и вернуть к исходному состоянию в течение нескольких лет». 

 

Как отмечает VoxЕurop, «по мере развития конфликта больше всего страдает правда», имея в виду, что из-за невозможности нормального мониторинга и прямой дезинформации, которая часть поступает из района боевых действий, общество теряет возможность полностью оценить степень ущерба для окружающей среды. 

На данный момент, в условиях недостатка достоверной информации и данных, сложно сделать какие-либо прогнозы о том, как быстро оправится экология Украины и ближайших к ней стран. Эколог и научный сотрудник Института водных проблем РАН Артем Акшинцев говорит, что пока продолжаются бои, ни о какой адекватной оценке последствий и сроков восстановления говорить, к сожалению, не приходится. Однако, эксперт уточняет, что уже сейчас можно предпринять шаги к восстановлению территорий: «Единственное, что сейчас можно сделать — оборудовать пункты мониторинга состояния окружающей среды, включая сеть полевых лабораторий экомониторинга, вдоль границ боевых действий». 

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением», либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 57 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

Рассылка:

  • Свежий номер
Оформить подписку

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+