К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

ЕС готовит защиту потребителей от цен на российский газ: сработает ли она

Фото MARTIN DIVISEK / EPA / ТАСС
Фото MARTIN DIVISEK / EPA / ТАСС
Европейский союз разрабатывает экстренные меры для сдерживания роста цен на электроэнергию, вызванного рекордными ценами на газ из-за сокращения поставок из России. Хотя детали плана пока неизвестны, его идея заключается в «отвязывании» цены электричества от цены газа. Насколько реален такой план, разбирался Forbes

Европейская комиссия работает над программой «чрезвычайной интервенции» и структурных реформ на энергетическом рынке ЕС, которые помогут снизить цену возобновляемых источников энергии и стабилизируют цену на электричество, заявила президент Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен. «Нам нужно будет в ближайшие дни и недели разработать инструмент, который гарантирует, что цена на газ больше не будет доминировать в ценообразовании на электроэнергию, — сказала она. — Нам нужна новая модель рынка электроэнергии, которая действительно работает и возвращает нас к равновесию».

«Беспрецедентный скачок цен на электроэнергию, которые за последний год выросли почти в 10 раз, вызвал инфляцию и резко увеличил экономическую нагрузку на предприятия и домохозяйства, восстанавливающиеся после пандемии», — пишет Bloomberg. При этом потребление газа в ЕС за первое полугодие 2022-го снизилось на 19,8% (г/г), или на 45 млрд кубометров. 

По предложению председательствующей сейчас в Совете Европы Чехии министры энергетики союза обсудят этот вопрос на внеочередной встрече в Праге 9 сентября.

 

Как формируется цена на электричество в ЕС

Оптовый рынок электроэнергии ЕС — система, основанная на принципе маржинального ценообразования. Покупатель энергии в первую очередь обращается с предложениями к производителям с самыми низкими предельными (маржинальными) затратами. Предельные затраты — это, упрощенно, затраты на каждую новую единицу продукции. У таких производителей электроэнергии, как ветряки, солнечные батареи и гидроэлектростанции, предельные затраты равны нулю, потому что солнце, ветер и вода бесплатны. Угольные и газовые электростанции должны платить за топливо, чтобы произвести каждую дополнительную единицу энергии, поэтому их предельные затраты выше. 

Торги идут от самого дешевого к самому дорогому источнику энергии. Как только весь спрос оказывается удовлетворен, то все производители получают ту цену, по которой энергию реализовал последний из них. Поскольку основным производителем электричества во многих странах ЕС являются электростанции, работающие на газе, то окончательная цена на электроэнергию для потребителей часто определяется ценой на газ. Сейчас газ резко подорожал, и счета за электричество растут, даже несмотря на значительную долю чистых и теперь значительно более дешевых источников в общем энергоснабжении.

«В этом и соль. Пусть ветряные и солнечные станции предлагают энергию за копейку, гидростанции — за две, а газовые станции — за 100 рублей. Энергия для потребителя стоит 100 рублей, даже если ветер и солнце обеспечивают 90% потребности. Последний киловатт все решает, а он приходит от газа», — объясняет Forbes независимый аналитик Елена Ананькина. 

На оптовом рынке в странах ЕС для определения цены на рынке электроэнергии обычно используют маржинальный принцип ценообразования, подтвердил Forbes заместитель руководителя Экономического департамента Института экономики и финансов (ИЭС) Сергей Кондратьев. «Потребители подают заявки с объемами ожидаемого спроса и ценой, по которой они готовы купить электроэнергию (в некоторых случаях — без указания цены, когда потребитель согласен на покупку электроэнергии по сложившейся на рынке цене), производители — предложения с указанием планового объема выработки электроэнергии и ее цены в привязке к себестоимости, — поясняет эксперт. — Итоговая цена на оптовом рынке определяется по «замыкающему поставщику», то есть по электростанции, выработка которой необходима для удовлетворения текущего спроса».

Значительная часть возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в ЕС работает в рамках схемы так называемого feed-in tariff (специальный повышенный тариф) с гарантией покупки вырабатываемой электроэнергии по ценам, которые гарантируют возмещение инвестиций. Долгое время эти тарифы были выше рыночных цен, но сейчас ситуация перевернулась. Из-за высоких цен на природный газ и уголь «замыкающими поставщиками» стали газовые, а иногда и угольные ТЭС, говорит Кондратьев.

 

Газ стал слишком дорог

Цена газа в Европе из-за сокращения поставок из России поднялась с $249 за 1000 кубометров в начале сентября прошлого года до примерно $3600 26 августа 2022 года. С тех пор она снижалась, даже несмотря на трехдневную остановку газопровода «Северный поток», в связи с успешным заполнением газом подземных хранилищ в Европе. 31 августа они были заполнены более чем на 80%, причем во Франции заполнение составило 92%, а в Польше — почти 100%. Исторический пик цены на газ был зафиксирован в марте, когда она превысила $3800 за 1000 кубометров.

«Закрывая угольные станции, Европа незаметно для себя увеличила зависимость от газа. И дело не в доле газовой генерации, а в ее роли маржинального поставщика и балансировщика рынка», — говорит Ананькина. 

Кроме того, добавляет она, возобновляемая энергетика часто работает по feed-in tariff, а также использует Power Purchase Agreements (PPA — долгосрочные контракты на электричество). В соответствии с ними эти тарифы фиксируются на 15-20 лет, а на оптовый рынок выходит только оставшийся объем. Такая схема была придумана для стимулирования инвестиций в зеленую генерацию, но по мере роста доли ВИЭ в общем производстве электроэнергии непостоянство их выработки становится все более ощутимой проблемой: ни батарей, ни водорода и близко не хватает для покрытия колеблющегося спроса на электроэнергию.

Газ — страховой полис энергосистемы. Но европейцы не хотят заключать с Россией новые долгосрочные контракты, как Германия с Катаром, поэтому вынуждены сильно переплачивать за спотовые поставки. «В условиях недопоставок сравнительно дешевого российского газа Европа заполнила свои газохранилища уже на 80%, перекупая спотовый газ по всему миру по любой цене, — говорит Ананькина. — Это дорогое удовольствие, и ряд энергокомпаний уже обратились к правительствам за финансовой помощью». Например, крупнейший покупатель российского газа Uniper недавно получил кредитную линию на €9 млрд от германского государственного банка Kreditanstalt für Wiederaufbau (KfW) и обратился за дополнительным кредитом еще на €4 млрд. Материнская компания Uniper финская Fortum ведет переговоры о помощи с финским правительством. 

Что может сделать ЕС

Опрошенные Forbes аналитики полагают, что ЕС может предложить несколько путей решения проблемы дороговизны электричества. У каждого из них есть свои недостатки.

 

Отвязка цен электричества от газа по-другому называется государственным регулированием, говорит Ананькина. «В какой форме это будет происходить, ЕС и отдельные государства собираются скоро решить, — отмечает она. — Это может быть и ограничение цен на электричество, и налоги на сверхприбыль энергетических компаний, и ограничение подачи электричества отдельным категориям потребителей».  

Все эти варианты имеют слабые места. «Ограничение уровня цен на электричество снижает стимулы его экономить, а если компаниям придется покупать дорогой газ и продавать электричество по так или иначе регулируемой цене, кто-то должен эти огромные убытки покрывать, — рассуждает Ананькина. — Насколько я понимаю, заполнение газохранилищ в значительной мере уже финансировалось государствами и кредитами госбанков, а многие компании уже получили господдержку. Получится ли у Европы ограничить цену закупаемого газа — большой вопрос, так как Европа конкурирует за спотовый газ с покупателями всего мира».

Хотя детали плана Еврокомиссии неизвестны, но вариантов отвязать спотовый рынок электроэнергии от цен на топливо мало, полагает партнер VYGON Consulting Алексей Жихарев. «Принципиально существуют две модели, — объяснил он Forbes. — При одной все, что связано с оплатой электрической энергии, компенсируется потребителем, и это самая распространенная модель. При другом подходе часть цены компенсируется из бюджета. Но такое встречается не часто».

В случае с Европой, по мнению эксперта, речь может идти о разделении предложения по видам генерации: один ценовой сегмент для ВИЭ, другой — для топливной генерации. В условиях текущих цен на газ электроэнергия, полученная с помощью ВИЭ-генерации, должна продаваться по более низким ценам, полученная в результате газовой генерации — по более высоким. «Если это сделать, то одни потребители будут получать электроэнергию с привязкой по газу, другие — без такой привязки», — объясняет Жихарев. По оценке эксперта, таким образом, более 20% совокупного электропотребления можно отвязать от цен на газ. Жихарев не уточнил, какой из регуляторов ЕС может решать, кто из потребителей какой вид энергии сможет закупать.  

Еще один вариант — временный переход на тарифное регулирование, при котором некий регулятор будет устанавливать тарифы на электроэнергию для каждого конкретного генератора с соответствующей компенсацией выпадающих доходов генерирующих компаний за счет бюджета в периоды резкого роста цен на топливо. «Это будет означать полный отход от рыночных принципов», — констатирует Жихарев.

 

Отказ от маржинального ценообразования и введение разных цен для разных поставщиков в зависимости от их издержек может привести к снижению цен, считает Кондратьев из ИЭС. «Но в этом случае в проигрыше окажутся ГЭС, АЭС и часть ВИЭ, а также эффективная (с низкими топливными затратами) тепловая генерация», — добавляет эксперт.

По мнению Кондратьева, Еврокомиссия может рассматривать и другие схемы. Например, введение налога на сверхприбыль для энергетических компаний. Это, считает аналитик, позволит найти деньги на субсидии для особо уязвимых категорий потребителей (население, малый бизнес), но проблему высоких цен, конечно, не решит.

Еще одной мерой могло бы стать сокращение или обнуление НДС. Отдельные страны, например Великобритания, уже идут по такому пути, снижая налоги на энергоносители, в том числе на электроэнергию. 

Кондратьев признает, что может быть введен «потолок» цен на природный газ. Но в этом случае, говорит эксперт, у «Газпрома» будет еще меньше стимулов для работы с европейскими потребителями. Другие поставщики — Норвегия, Алжир —  тоже не хотят ограничения цен и могут сократить поставки, если к ним будет применено такое регулирование, а это приведет просто к физическому дефициту природного газа и никак не решит проблему высоких цен.

Что действительно может снизить цены, так это снижение платы за выбросы, считает Кондратьев. «Это, конечно, может стать еще одним ударом по европейской зеленой стратегии, но обнуление этой платы, которая сейчас составляет €80 за тонну углекислого газа, позволит действительно снизить цены на оптовом рынке как минимум на €100 за мегаватт-час», — говорит Кондратьев. 

 

Эксперт Финансового университета и Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович полагает, что ЕС может прибегнуть к субсидированию производителей электроэнергии, которые генерируют ее с использованием ископаемого топлива.  

Европейская комиссия одобрила в июне выделение €8,4 млрд Испании и Португалии на снижение оптовых цен на электроэнергию до 31 мая 2023 года. Поддержка будет осуществляться в форме платежа, который действует как прямая субсидия производителям электроэнергии, направленная на финансирование части стоимости топлива.

«Это фактически нагрузка на налогоплательщиков, которые не будут покупать более дорогую энергию, но будут платить больше налогов, — говорит Митрахович. — Испанский опыт — временная мера. Если все европейские страны решат перейти на субсидии, то это приведет либо к росту налогов, либо к печатанию денег, что подорвет и так уже пошатнувшееся доверие к евро».

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+