К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Наш канал в Telegram
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях
Подписаться

Новости

Взятие под стражу: или всех, или никого

Взятие под стражу: или всех, или никого
Президентскую поправку в УК в принципе невозможно применить, считают бывшие юристы ЮКОСа Светлана Бахмина и Дмитрий Гололобов

После принятия так называемых президентских поправок в УПК все сидят и смотрят на свежеизмененную статью 108 («Заключение под стражу») и ждут, когда же она начнет действовать. Ан нет, не действует! А почему? Все бросаются к статье 2 ГК и взахлеб ее читают: «Предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг». И говорят: «Ну вот, все же написано, должно действовать!» Давайте на минуту спустимся с политических эмпиреев и обратимся к эмпирической юриспруденции. Самой что ни на есть примитивной. Уровня народного районного судьи и ненародного следователя РОВД. И посмотрим, как должны применяться поправки.

Итак, совершенно очевидно, что вообще в сферу предпринимательской деятельности могут быть так или иначе вовлечены три группы лиц: собственники, менеджеры (сиречь управленцы) и сотрудники. Если буквально понимать 108-ю статью в ее новом варианте, ни к кому из них не может быть применено заключение под стражу в качестве меры пресечения.

Осмотрим собственников. В реальности они или акционеры, или участники ООО. Сразу возникает вопрос: всех ли акционеров «Газпрома» и «Лукойла» считать предпринимателями? Нет? А владельцев какого пакета? Блокирующего или контрольного? А почему? Хорошо, остановимся на контрольном. Но кто у нас «держит» акции самостоятельно? Как правило, они на структуре Х. Считаем всех акционеров структуры Х. за предпринимателей? Или опять ее контрольного акционера, который в «первой» компании уже вроде как и не контрольный? Вассал моего вассала... ну и так далее. А если все это принадлежит офшорам? Заставим районный суд на цепочки владения и трастовые договора смотреть? Даже не смешно. Тупик. Или пусть ФАС справки дает, кто же все-таки собственник, сиречь предприниматель, достойный свободы. Совсем смешно и страшно, хотя у ФАС глаза, наверное, уже загорелись.

 

С менеджерами еще смешнее. Давайте отпустим одного руководителя. Мало? Давайте еще главного бухгалтера отпустим. Слышу крики: «А как же члены правления?» Вы представляете, какого размера достигнут правления во всех структурах, если по признаку членства в них из СИЗО отпускать будут? А тут и члены советов директоров заплакали. Хотя если и их отпускать.... А как же быть с теми, кто фактические решения принимает... с бизнес-лидерами (ау, олигархи) и «теневыми директорами»? Районный суд закрылся навсегда... после попытки установить, кто же фактически руководит, например, нефтяной компанией XYZ-BP, которая имеет 20 человек в совете директоров (имеющем 5 комитетов, включая исполнительный), из которых несколько входят в правление из 12 человек, да у компании еще имеется контролирующий акционер, который ею владеет через холдинг на BVI. Ну и кто тут в итоге предприниматель? Хотя, наверное, будет общее мнение, что сажать надо главу материнской компании сразу за все. Короче, апофигей, часть 2.

С работниками совсем смешно. Их можно освобождать от СИЗО по «президентской» поправке — но только или всех, или никого. Разделить их разумно на «предпринимательские» и «непредпринимательские» категории невозможно, поскольку формальное название должности, как правило, ни о чем не свидетельствует, а если суд начнет выяснять фактическое содержание обязанностей сотрудника, то он там и погибнет, как швед под Полтавой. Интересно, относится ли руководитель управления безопасности, которому поручено наезжать на конкурентов, к предпринимателям?

 

Многие спросят: и что? Оставить все по-прежнему — всех «не совсем предпринимателей» за решеткой? Ответ прост: российская правоохранительная система не реагирует на оценочные понятия. Она просто не умеет с ними работать на безвозмездной основе — когда понятие не оценивается в наличной валюте. Закон либо должен содержать четкий перечень статей, которые не подпадают под заключение под стражу, либо (что гораздо хуже) сопровождаться детальным разъяснением Верховного суда: что, куда и к чему относится. И никак иначе. А то предпринимателями окажутся только индивидуалы. А мы так и будем продолжать заниматься дефинициями.

В следующем посте мы попытаемся еще раз посмотреть на эту тему и предложить более профессиональные решения.

Мы в соцсетях:

Мобильное приложение Forbes Russia на Android

На сайте работает синтез речи

иконка маруси

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06

На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети «Интернет», находящихся на территории Российской Федерации)

Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media Asia Pte. Limited. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2024
16+