Учитесь плавать среди фондовых акул

Игорь Киссель Forbes Contributor
То, что мы наблюдаем в последние дни на рынках, очень похоже на ситуацию «вблизи дна»

Прежде чем начинать рассуждение, хочу обратиться к двум фрагментам моей предыдущей записи. В первом я хвалил за наблюдательность и расторопность некоего аналитика, который в прошедшую пятницу, 21 мая, опубликовал ценное и своевременное наблюдение: «Индекс РТС входит в зону медвежьего рынка». Во втором упоминалась традиционная модель поведения фондовых акул: аккумулировать денежные средства во время падения цен, дождаться массовой распродажи на пике страха, после чего купить много и дешево. Это правило работает не всегда, свидетельством чему катастрофы крупнейших инвестбанков, но почти всегда.

Мы оттолкнемся от первого тезиса, чтобы затем, сделав плавный круг, переместиться ко второму.

Новая рабочая неделя для меня начинается с чтения рабочей почты, основную массу которой составляют аналитические материалы «больших и малых академических» банков. Самым популярным словом в тех обзорах, которые я читал утром в понедельник, было downgrade — почти в каждом обзоре встречались сообщения о понижении целевых уровней цен акций или биржевых товаров. Напомню, что индексы и товарные фьючерсы к тому моменту уже теряли 15–25% от своих максимальных годовых значений. Во вторник количество обзоров с понижениями рекомендаций и целевых цен начало зашкаливать. Основные рынки терпели жестокие потери: волна распродаж началась на Дальнем Востоке и, подобно волне от Тунгусского метеорита, прокатилась по России, Европе, несколько успокоившись лишь в Америке. Потеря капитализации за день в мировом масштабе превысила 3%, а российские компании потеряли в среднем 5% стоимости. Основной причиной, согласно комментариям, стало нарастание напряженности в отношениях между двумя Кореями: вооруженные силы КНДР приведены в состояние полной боевой готовности.

Сделаем небольшую паузу. Надо разобраться. Итак: рост напряженности, спровоцированный руководством живущей в Зазеркалье страны и пока непонятный по своему масштабу и степени достоверности, вызывает в мировой экономике необыкновенную потерю стоимости. Если предположить, что Азазелло одним махом стер бы со своего глобуса обе Кореи, процентные потери мирового ВВП едва ли оказались бы больше. Разве обычная реакция на возможные вооруженные конфликты такова? Значит, главная причина происходящего сейчас на рынках не в самом содержании новостей, а в том, как они преподносятся и воспринимаются? Посмотрим на информационную картину несколько шире: снова вернемся к аналитическим обзорам, которые теперь, после падения цен на четверть, уже не советуют покупать, как это было месяц назад, обратим внимание на пристальный интерес к каждому движению ФАС, занимающейся самой обычной своей работой, почитаем заголовки газет. «Навстречу кризису. Паника инвесторов…» — начинает сегодняшний выпуск авторитетнейшая из них. Давление на простого инвестора становится невыносимым: еще немного, и он поверит в близость Апокалипсиса, а затем в лучшем случае закроет длинные позиции, в худшем же — «перевернется», открыв короткие позиции в надежде возместить свои потери по мере прогрессирующего, как он его теперь видит, падения рынков.

Не делая никаких поспешных выводов, могу лишь по опыту своему утверждать, что ситуация «вблизи дна» выглядит почти всегда весьма похожей на то, что мы наблюдаем сегодня. Любые реально или мнимо негативные обстоятельства рассматриваются через увеличительные стекла, любые позитивные явления не просто не замечаются — тотально игнорируются. Их как бы не существует! Ровно так же игнорируются плохие новости в моменты ралли, близкие к пику.

Вот мы и вернулись ко второму тезису. Прежде чем продавать все, что есть в портфеле, и даже больше, не задать ли себе простой вопрос: «А не окажусь ли я тем самым альтернативно талантливым инвестором, который будет кормить акул?» Вероятность положительного ответа исключительно велика. Атака хищников может оказаться очень мощной: акулы проголодались.