NFT-токены: очередной хайп или будущее рынка интеллектуальной собственности?

Инвестирование в цифровое искусство — один из горячих и обсуждаемых трендов в сфере интеллектуальной собственности. Зарабатывать в виртуальном мире стали не только маститые художники или популярные певцы, но и те, кто вчера совсем не был известен. Успешно продаются и ставят ценовые рекорды как картины, так и фото, коллажи, gif-анимации, музыка. Не в последнюю очередь благодаря активному использованию NFT-токенов — цифровых сертификатов, подтверждающих право на владение активом. Это стало одной из тем форума IPQuorum-2021: Tech for Content.

В чем заключаются причины, каковы преимущества, риски и перспективы «токенизации» современного искусства? Эти вопросы обсуждались на IPQuorum-2021: Tech for Content*, прошедшем в Технопарке Инновационного центра «Сколково» в конце апреля. Представляем три точки зрения на тренд — от специалиста по технологии блокчейн, криптоэнтузиаста и художника, создающего цифровые объекты.

«Ситуацию можно сравнить с айсбергом, большая часть которого скрыта под водой»

NFT* на данный момент — чистый хайп (резкая популярность — прим. ред.). Впрочем, все новое начинается с хайпа, и требуется время, чтобы «пена» улеглась, а хайп перешел бы в здоровое русло. Чем больше людей выйдут на этот рынок, совершат ошибки, быстрее научатся и станут осторожнее в сделках, тем лучше. Ну а высокий уровень нынешнего хайпа в этой сфере во многом объясняется тем, что владельцы криптовалют пожелали инвестировать сюда миллионы, появившиеся резко и ниоткуда. Их можно понять: офлайн-приобретения сопряжены с рисками и большими затратами. Иное дело покупка цифрового актива: одно нажатие кнопки на смартфоне — и ты счастливый обладатель виртуального объекта искусства. Раскруткой NFT-продаж также занимаются коллекционеры, владельцы аукционных домов и художники. Такие профи работают на то, чтобы стоимость цифровых активов год от года росла. Иначе какой прок от инвестиций?

Понятно, что для коллекционеров и вчера, и сегодня важен сам факт владения предметом искусства, и в этом смысле цифровой актив лучше офлайнового: не требуется поддерживать специальные климатические условия, платить охране, проводить реставрации и т. д. Онлайн-коллекционирование — это владение в самой что ни на есть чистой форме. Но сейчас ситуацию можно сравнить с айсбергом, большая часть которого скрыта под водой. Пока получается, что владелец цифрового шедевра имеет ссылку на объект, хранящий где-то в сети, но теоретически его собственность можно скачать и опубликовать — NFT ведь находятся в открытом доступе.

Прежде с проблемой удостоверения подлинности и принадлежности произведений неплохо справлялись сертификаты с цифровыми подписями. И даже мысли ни у кого не возникало, что можно было бы продать какую-то веб-страницу за десятки миллионов долларов. Все изменили легкие большие криптоденьги, с одной стороны, и развитие децентрализованных платформ, с другой. Онлайн-система сертификации базируется на группе централизованных удостоверяющих площадок. Теперь же появилась возможность сделать процесс децентрализованным. Неудивительно, что процесс развития децентрализованных платформ начали с денег. При этом я хотел бы разграничить понятия «децентрализация» и «криптовалюта», «блокчейн». Последние два несут на себе негатив спекулятивных ожиданий последних лет. Технологическая ценность большинства существующих на сегодняшний день криптовалют — ноль, так как все они — клоны друг друга. На горизонте нескольких лет часть из этих проектов потеряет свою ценность. Но децентрализация — это составляющая нового технологического уклада, в который человечество пока не вступило, но уже на пороге. В финансовой сфере люди от приверженности к одной валюте перейдут на множественность ценностей. Думаю, это породит большие проблемы для регуляторов всего мира. Что ж, не в первый раз человечество сталкивается с технологиями, с которыми не знает, что делать.

«В финансовой сфере люди от приверженности к одной валюте перейдут на множественность ценностей».

Сейчас главная проблема развития рынка цифрового искусства заключается в отсутствии юридической базы. Нет даже намека на то, что кто-то из игроков на этом рынке предпринял попытку провести юридически корректную сделку по NFT. В какой юрисдикции действует договор продажи цифрового актива, какой арбитраж к нему применим? Масса вопросов, способных свести с ума не одну юридическую фирму. Пока получается, что покупатель переводит свою криптовалюту непонятно за что и без каких-либо гарантий. Возникают многочисленные «а что, если» — например, если автор поменяет один пиксель и продаст результат как новое произведение?

Со временем цифровое коллекционирование обрастет нужной правовой базой, появятся площадки, где будут предлагаться договоры, «зашитые» в блокчейн. Любая цифровизация может упростить процессы доказательства принадлежности интеллектуальной собственности. Но новые цифровые инструменты пока не меняют основ системы, в которой задействованы. Ведь NFT не нужны, чтобы доказать авторство или принадлежность того или иного цифрового актива: любое действие в сети можно идентифицировать уже давно. Как поменяется право собственности на рисунок, если кто-то «навесит» на его скан цифровую подпись? Ответ: никак. И система не изменится до тех пор, пока децентрализованные платформы не заработают в полную силу.

На рынке NFT лично я жду одного события, которое считаю крайне важным в деле слияния двух миров — онлайн и ончейн. Это появление игровых NFT. Есть очевидный запрос рынка на создание игр, куда можно прийти со своими персонажами, оружием и т. д. Пока разработчики держат паузу, число геймеров, имеющих на руках прокачанные артефакты, растет год от года. И им все больше хочется опробовать свой арсенал на новой площадке, применить в состязании с другим геймером и его артефактами. Я уверен, что будущее NFT — за играми, принимающими токенизированные артефакты. Это станет одним из наиболее грамотных примеров использования децентрализованной технологии: игровой артефакт в этом случае перестанет быть привязан к одной игре и станет неповторимым. Одновременно возникнет целый рынок по обмену и прокачке подобных NFT-артефактов, персонажей, оружия и т. д. Сегодня мы лишь в начале процесса, рассчитанного на десятилетия вперед.

«Главное — продумать, в какой проект вложиться»

Когда я рассказываю людям, далеким от этой темы, суть NFT и инвестиций в них, то беседа обычно заканчивается вопросом: «Получается, мы покупаем ничто?» В каком-то смысле они правы. Сегодня ценность многих NFT-активов выглядит неоднозначно. Но вспомните, что еще 10 лет назад и биткоин в глазах широкой общественности выглядел так же. И в 2009 году за 5050 биткоинов было заплачено всего $5 (около 160 руб.), а сегодня за один биткоин дают $55 000, или 4,19 млн рублей.

Как появляются NFT? Здесь нет никаких чудес. Допустим, вы создали некий цифровой арт-объект — картину, трек, фото и т. д. Дальше нужно зарегистрироваться на специальном маркетплейсе, закачать туда этот объект, дать описание и указать цену. Как только вы нажимаете кнопку «создать», исполняется программный код, и у объекта появляется уникальный адрес в блокчейне. Вот и вся магия.

«Для оценки проекта важно проанализировать биографии разработчиков, партнеров и работающие решения, где использована данная технология».

В целом маркетплейсы стараются верифицировать пользователей, сопоставляя их профиль на площадке с аккаунтами в социальных сетях, — это позволяет бороться с подделками. По крайней мере до какой-то степени. Если говорить о произведениях цифрового искусства, то более-менее полную гарантию подлинности может дать, вероятно, только солидный аукционный дом. В любом случае инвестиции в NFT сродни игре на бирже и предполагают изрядную долю веры, как и в случае с криптовалютами.

Стать инвестором в цифровое искусство сравнительно несложно. Например, зарегистрировавшись на Binance, где можно с помощью рублевой кредитки купить токены. Главное — продумать, в какой проект вложиться. Для оценки проекта важно проанализировать биографии разработчиков, партнеров и работающие решения, где использована данная технология. Если речь о маркетплейсе, то нужно посмотреть, каких художников и знаменитостей они планируют привлекать. Такого рода проекты, с солидными и известными участниками, как правило, хорошо растут сразу после старта. Подчеркну, что все это не инвестиционные советы, как принято добавлять после подробного рода заявлений.

«Это большая лотерея, шансы выиграть в которой не так уж и малы»

Цифровыми произведениями сегодня уже никого не удивить, но это не означает, что таким арт-объектам грош цена. Когда-то парижская публика возмущалась полотнами, выставленными в 1874 году в бывшей мастерской фотографа Надара на бульваре Капуцинов, а журналист Луи Леруа даже обозвал новое течение в живописи «импрессионизмом», то есть «впечатлизмом». Все они ошиблись, посчитав эксперимент неудачным, — потомки оценили работы импрессионистов в миллионы.

Да, рынок цифрового искусства в настоящий момент еще весьма и весьма дикий. Хотя NFT удостоверяет право собственности, и вся сеть видит, кто продавал и кто покупал, ничто не мешает любому пользователю скопировать понравившееся ему онлайн-произведение. Или самому художнику создать копии уже проданного уникального произведения и выставить его еще раз. Сделать это проще простого — достаточно зарегистрироваться на другой площадке и загрузить туда свою работу. Готово! Конечно, это рано или поздно может стать известно, но максимум, что грозит продавцу в таком случае, — понижение его реноме, равно как и доверия, а стало быть, падение цены его работ. Впрочем, это уже немало.

Считается, что NFT — это диджитал-искусство, то есть для его создания требуется цифровой инструмент. Вроде как к тому обязывает электронная среда. Но, на мой взгляд, объектом диджитал-искусства может стать и оцифрованное офлайн-произведение. Например, картина известного художника, находящаяся в некоем хранилище, получает цифровой сертификат в виде NFT, который и участвует в процессе купли-продажи, тогда как само полотно не трогается с места. Зато благодаря NFT о сделке знают все, и новый владелец картины также будет известен.

«Вероятность заработать на современном искусстве выше, чем на классическом».

Привлекательность NFT-активов сводится к легкости совершения сделки (можно приобрести цифровое произведение искусства, не выходя из дома) и колебанию цен. Это большая лотерея, шансы выиграть в которой не так уж и малы. Если покупать не бездумно, а потратить время на анализ рынка, почитать об авторе, посмотреть число его подписчиков, предыдущие работы и цены на них, то можно самостоятельно понять: есть шансы у произведения вырасти в цене со временем или нет. Вероятность заработать на современном искусстве выше, чем на классическом. Ценность классики неоспорима, но она изначально высока и не растет столь же быстрыми темпами, как стоимость еще вчера малоизвестного художника. К тому же традиционные полотна надо хранить при определенных условиях, и стоит это недешево. Классика хороша для сохранения капиталов, новое искусство — для их создания. Конечно, для последнего требуются усилия.

Для художников NFT — это расширение аудитории и одновременно способ монетизации своих умений. В цифре продать легче, чем в офлайн-мире, как минимум из-за отсутствия сложностей с логистикой. Самые популярные маркетплейсы работают на сети Ethereum, потому за создание своих NFT понадобится заплатить комиссию в эквиваленте $100 (около 7400 руб.) и больше. Тем и интересны новые сети, например Free TON, где стоимость аналогичных действий составляет всего несколько центов. Зарегистрировавшись на площадке, оплатив комиссию за развертывание смарт-контракта, можно смело выставлять работу, назначать ей желаемую цену. Последняя ограничена исключительно фантазией автора. Но гарантий того, что у вас по такой цене найдется покупатель, никто не даст. Все зависит от социального капитала продающего: Бэнкси может ставить миллионный ценник, а начинающий художник должен быть скромнее. Цена, кстати, выставляется в токене той сети, на технологиях которой работает данный маркетплейс.

С другой стороны, легкость NFT-пути приводит к тому, что на рынке оказывается слишком много малоизвестных и не всегда талантливых авторов. В целом это нестрашно — настоящие таланты все равно пробьются, а вот покупателям придется стать внимательнее и активнее, чтобы не упустить талант в самом начале его карьеры. Чуть зазевался — и стоимость NFT-актива резко возросла, поезд ушел. Кто бы мог подумать еще пять лет назад, что работа Beeple будет оценена на Christie's (аукционный дом — прим. ред.) в десятки миллионов долларов? Лотерея цифрового мира максимально соответствует тому, что большинство из нас подразумевает под понятиями «удача» и «счастливый случай». Но надо помнить, что шанс не дается дважды, и нужно торопиться.

Разумеется, за $5 (около 370 руб.) оцифрованного Ван Гога или Бэнкси не купить, но можно приобрести, например, какую-то картину, выпущенную тиражом в 100 экземпляров. Или малоизвестное произведение малоизвестного автора. Кто знает, может, завтра он станет популярен? Или какой-нибудь мем — их сейчас немало продается. Но надо быть реалистом: нигде — ни в офлайне, ни в онлайне — за совсем малые деньги гарантированно приобрести что-либо стоящее не получится. Только если очень повезет.


* NFT (Non Fungible Token) — невзаимозаменяемый токен
* Возрастное ограничение 16+