Подмена или инструмент: искусственный интеллект в креативных индустриях

Какие права и ответственность возникают в сфере интеллектуальной собственности, когда в создании творческого продукта поучаствовал искусственный интеллект? Ответы на этот вопрос искали эксперты на форуме IPQuorum-2021: Tech for Content, состоявшемся в конце апреля в Технопарке Инновационного центра «Сколково».

Высокие технологии из вспомогательной функции превратились в драйвер развития творческой деятельности — от научной и инженерной до художественной. Взаимопроникновение цифровых технологий и креативных индустрий стало ключевым лейтмотивом IPQuorum-2021.

Так, на сессии «Art-Chain», организованной Ассоциацией IPChain, можно было встретить одновременно представителей сырьевых индустрий и столичных ресторанов, режиссеров и TikTok-продюсеров, модных художников-графиков и юристов. Ничего удивительного: речь шла о правах на интеллектуальную собственность. В цифровом пространстве рождается не только новое искусство (объем рынка которого за 2020 год вырос в 10 раз), но и образовательный и обучающий контент — нематериальные активы подобного рода создаются игроками самых разных рынков. Тема авторских прав на подобные произведения объединила на форуме представителей столь далеких, казалось бы, друг от друга отраслей.

С запуском новой площадки — лаборатории IPChain Lab в «Сколково» — развитие креативных индустрий получит новый импульс, ожидают эксперты. Подписание соглашения о сотрудничестве между IPChain Lab и «Сколково» стало одним из главных новостных событий форума. «На новой лабораторной площадке будут сосредоточены передовые технологии для развития креативных индустрий», — пояснил Андрей Кричевский, президент Ассоциации IPChain (организатор IPQuorum).

«Инструментарий IPChain Lab включает искусственный интеллект, машинное обучение, Big Data, сенсорику, системы распределенного реестра, нейротехнологии».

Динамичное развитие креативных отраслей порождает иную реальность, новые проблемы и задачи. Например, статус искусственного интеллекта. ИИ уже задействован в мониторинге аудиовизуального контента, позволяющего повышать эффективность планирования и оценки рекламных кампаний, в анализе музыкальных произведений по критериям эмоционального воздействия, в других направлениях творческих индустрий. Какие права и ответственность возникают в сфере интеллектуальной собственности и нужно ли это регулировать? На эти вопросы ответили представители разных сфер.

«Что это было — нарушение или вдохновение?»

У нас есть все, что нужно, чтобы защитить свое авторское право — начиная от торговой марки и заканчивая договорами передачи лицензии со всеми зафиксированными суммами. Однако с нарушением авторских прав мы сталкиваемся регулярно. Поскольку свой медийный образ я формирую не через скандалы, большинство подобных инцидентов мы закрываем через внутренние обращения. При этом мне важно понимать мотивы случившегося. Что это было — нарушение или, может быть, вдохновение? Одно дело, если наши права нарушает крупная компания. И совсем другое, когда имеешь дело с начинающим художником, неопытным в юридических вопросах. В таких случаях мы не давим бумагами, а убеждаем в том, что начинать творческий путь таким образом как минимум нелогично.

На самом деле, четкой грани в вопросах нарушения авторских прав нет. Зачастую все определяется тем, как художник формирует свой визуальный язык. Например, традиционная каллиграфия — это консервативная среда. Современная же каллиграфия трактуется очень широко: это и абстрактный вид искусства, и разновидность несуществующего письма со своими правилами. Словом, пространство для бесконечной реализации. На бумаге ли, в виртуальной реальности, рукой робота или гигантской шваброй на крыше — способы выражения у каждого свои. Поэтому и разговор на тему авторских прав будет еще долгим.

«Регулирование не помешает — но только с точки зрения юридических взаимоотношений между субъектами права»

Любой продукт, основанный на идее или творческом решении, имеет в основе интеллектуальное право. Индустрия рождается там, где есть бизнес, есть спрос и потребление, профессиональные стандарты. И в этом смысле креативная индустрия ровно такая же, как любая другая. Регулирование ей совсем не помешает — но только с точки зрения юридических взаимоотношений между субъектами права. Должны быть законопроекты, защищающие авторские права, регулирующие отношения между авторами и потребителями, но не сам ход творческого процесса. Это довольно непростой процесс — на стыке кросс-индустриального взаимодействия рождаются сложные медиапродукты, которые могут затрагивать сразу несколько отраслей. Но это необходимо сделать, поскольку за конгломератами, масштабными экосистемами — будущее.

«Не надо принимать законы о креативных индустриях или их регулировать»

У нас есть доступные инструменты монетизации интеллектуальных прав, и они в целом работают. Другой вопрос, что в момент входа на рынок сервисов для работы с интеллектуальными правами нужно сработать так, чтобы были довольны все стороны. Сейчас в России — «рынок авторов». Да, пока существует проблема пиратства. Но она легко решаема. Основная витрина для нелегального контента — поисковики, поэтому их нужно научить работать только с легальным контентом. Но и сами правообладатели должны уйти от теневых схем и зарегистрировать свои договоры в реестре. Дальше останется соединить его с поисковой выдачей: сопоставляя название контента и площадки, формировать выдачу лишь на основе списка лицензированных правообладателей.

Сегодня креативные индустрии сформировались в серьезный сектор экономики, и к нему стали внимательно присматриваться. Однако не надо принимать законы о креативных индустриях или их регулировать. Нужно создавать инфраструктуру для того, чтобы этот вид бизнеса функционировал. Тогда он начнет процветать и приносить вклад в ВВП.

«Если государство сможет придумать, как именно ему и защищать, и помогать развивать креативность, — это прекрасно»

Я начинал писать рекламу в начале 2000-х годов, и некоторые мои ролики до сих пор крутятся на федеральных каналах и вполне могли бы приносить своим создателям деньги. Сегодня время людей, которые все время что-то придумывают и должны получать за это законное вознаграждение. Кто-то делает театр в компьютерной игре Minecraft, а кто-то может придумать одну супергениальную идею и всю жизнь получать за нее отчисления. Как ни удивительно, но лично я не сталкивался с нарушением авторского права. Случалось, что мои идеи были использованы в роликах, снятых по моим лекалам. Но к таким ситуациям я отношусь нормально — значит, идея зашла, люди могут сделать лучше, что плохого? Все мы чем-то вдохновляемся и пытаемся найти новую форму для своего высказывания. Если вдруг получится так, что государство сможет придумать, как именно ему и защищать, и помогать развивать креативность, — это прекрасно.

«Кросс-индустриальное взаимодействие имеет гигантское значение, ничто не развивается отдельно — ни музыка, ни театр»

В России сферы, которые мы сегодня причисляем к креативным индустриям, исторически развивались отдельно, и до сих пор они — под ведомством разных Министерств: архитектура — в Минстрое, кино и анимация — в Минкульте, мода — в Минпроме и т. д. Думаю, технически это разделение останется. Но сформирована необходимость в межведомственных структурах, которые отладят кросс-индустриальное взаимодействие, сбалансируют меры поддержки и условия развития. По сути, в 2020 году общественно-государственный диалог на эту тему и начался. В частности, из этого действия возникла Федерация креативных индустрий. Все видят, что ничто не развивается уже отдельно друг от друга: IT глубоко проникло и в музыку, и в архитектуру, и в театр; компьютерные движки — в кино; народные промыслы получают новую жизнь через проекты типа Zventa Sventana или Ornamika. Термины креативных индустрий плотно вошли в жизнь и используются в различных сочетаниях: креативность, дизайн пространства/опыта/жизни, архитектура дня/ивента/отношений. Кросс-индустриальность — логика современного образа мысли. На глазах создаются новые общественные и экономические правила. Нужно соответствовать времени.

«Когда возникнут экономические интересы — тогда и появится необходимость регулировать»

Законы об интеллектуальной собственности охраняют результат деятельности конкретного человека. Техника, в том числе ИИ, помогает человеку, но творчеством она не занимается, а если творческого вклада нет, то нет и охраны. Но далее начинается спор: а насколько внес вклад человек, где начинается творчество?

Если раньше результат творческого процесса зависел от того, что у автора в голове и как он умеет претворить задуманное в жизнь, то теперь это часто вопрос того, какого уровня техника в его распоряжении. Современная фотокамера или смартфон позволят сделать удачный снимок совершенно случайно. Должен ли тогда результат охраняться? Нужно ли давать какие-то права разработчику нейросети на то, что будет создаваться этой нейросетью? Отличается ли это чем-то от того, когда продукт создается при помощи станка, за который вы заплатили, и производитель уже не при чем? Вопросов больше, чем ответов.

На данный момент искусственный интеллект в креативных индустриях не достиг такого уровня, когда он заменяет человека. А те объекты интеллектуальной собственности, которые создаются ИИ, пока не стали значимой ценностью для экономического оборота.

Появление новых технологий само по себе не стимулирует менять законодательство (кроме тех случаев, когда речь идет о безопасности). До тех пор, пока не появляются сильные игроки, которые видят, что здесь нащупывается какой-то рынок. Мне кажется, это нормально: технологии нужно развиться, чтобы сложились экономические отношения, а потом уже их регулировать. Иначе можно напортачить и помешать развитию технологий. Когда возникнут экономические интересы, крупные рынки — тогда и появится необходимость все урегулировать.

«Искусственный интеллект — это инструментарий»

Споры, сомнения и опасения относительно искусственного интеллекта возникают потому, что на эту тему смотрят слишком широко и воспринимают абстрактно. Искусственный интеллект — это не некая самостоятельная и непредсказуемая сущность, это инструментарий в руках человека. Он помогает экономить время, силы, ресурсы и достигать желаемого. Отпадает необходимость в дорогих посредниках — первичных редакторах, консультантах и так далее.

К примеру, технология для создания научного текста на основе Deep Learning и разработки с ней связанные, например Writefull, помогают исследователю создать научный текст. Есть десятки миллионов опубликованных статей во всех областях знаний — высококачественных, хорошо написанных. Существуют миллионы оборотов академического языка. Алгоритм искусственного интеллекта смотрит на то, что вы пишете, сравнивает с этим гигантским массивом (находит контекст, предметную область, схожие тексты) и выдает рекомендации, как можно улучшить ваш текст, полностью оставляя за автором его мысли и нарратив. Таким образом, человек полностью остается создателем и владельцем контента. И одновременно развивается как автор, поскольку вникает в то, как писать тексты лучше. При этом и сам алгоритм постоянно обучается на суперогромном массиве образцовых текстов. В других творческих областях, где можно задействовать ИИ, происходит то же самое — он не подменяет автора, а лишь дает необходимые подсказки.

Однако с искусственным интеллектом надо быть аккуратным. Должна быть определенная красная черта: по одну сторону — создание и продвижение конкретным человеком каких-то объектов творчества с помощью ИИ, а по другую — ситуации подмены или использования ИИ для манипулирования контентом или попытки управлять человеком — такие вещи неприемлемы. За этим обязательно нужно следить всем: и журналистам, и ученым, и политикам.


* Возрастное ограничение 16+