ВТБ. Помогаем делом

Опередили Европу: зачем ВТБ более строгая оценка рисков

ВТБ первым из российских банков перешел на новый подход к расчету операционного риска, который станет обязательным для универсальных банков с 2023 года. Насколько это снизило нагрузку на капитал и что еще изменится в банке после перехода?

На фоне снижения маржинальности бизнеса и роста конкуренции за клиентов с финтех-компаниями банки во всем мире более пристальное внимание уделяют работе с операционными рисками. Прежде всего это риски убытка в результате внешних событий, неправильных или ошибочных внутренних процессов, действий сотрудников.

Стимулируют повышать планку в работе с рисками и регуляторы. В финансовом секторе регулирование одно из самых строгих. С 1 октября 2020 года в силу вступило Положение Банка России «О требованиях к системе управления операционным риском в кредитной организации и банковской группе», обязывающее банки выстроить полноценную систему управления операционным риском. А с 1 января 2023 года банки с универсальной лицензией обязаны будут рассчитывать операционные риски по новому подходу SMA (Standardized Measurement Approach) по расчету капитала под операционный риск в соответствии с рекомендациями Базеля 3,5.

Банк России после консультаций с экспертным сообществом разрешил банкам, которые давно и успешно развивают систему управления операционным риском, а также могут продемонстрировать ее соответствие базельским требованиям, сделать это досрочно, в 2021 году. «Это очень продуктивный подход со стороны регулятора, позволяющий получить дополнительный капитал для укрепления капитальной базы банков, финансирования экономики страны и практически стимулирующий развитие лучших практик управления рисками», — отмечает Вадим Кулик, заместитель президента — председателя правления ВТБ.

ВТБ стал первым банком, которому Банк России разрешил перейти на новый подход досрочно. С 1 апреля банк уже рассчитывает риски по новому методу. На примере кейса ВТБ разберем подробнее, что нужно для перехода и какие изменения в бизнес-процессах происходят после него.

В чем разница

Разница между двумя подходами к оценке операционных рисков достаточно существенная. Прежний, «упрощенный», был основан только на показателях валовых доходов банка и не учитывал качество системы управления рисками. Если потери от операционного риска снижались, это не приводило к снижению требований к капиталу напрямую.

Новый подход позволяет рассчитывать величину капитала, необходимого для покрытия операционного риска, на основе статистики внутренних потерь. То есть снизить нагрузку на капитал, если у банка выстроены эффективные процессы управления риском.

«Расчет SMA дает банку ряд преимуществ. С одной стороны, позволяет снизить нагрузку на требования к регуляторному капиталу и, соответственно, дает дополнительные возможности для развития бизнеса, что особенно важно в текущих экономических условиях. С другой стороны, новый подход мотивирует банк эффективнее управлять операционным риском», — объясняет Вадим Кулик.

Подготовительная работа

Переход к использованию нового подхода возможен лишь в случае, если в банке отстроена эффективная система управления рисками. Она должна соответствовать определенным требованиям. В частности, наблюдательные и исполнительные органы банка должны участвовать в контроле политики управления операционным риском. Кроме того, банк должен располагать достаточными ресурсами и технологическими возможностями для применения выбранной методики.

ВТБ начал подготовительные мероприятия задолго до выхода нового регулирования. «В целом нам потребовалось около года проектной работы для внедрения новых подходов в объеме, достаточном для прохождения проверки регулятором и получения соответствующего одобрения», — рассказывает член правления ВТБ Максим Кондратенко.

На протяжении последних лет банк активно внедрял практики управления операционным риском, в том числе в рамках рекомендаций Базельского комитета. По словам Максима Кондратенко, к моменту выхода нового регулирования основные процессы управления операционным риском уже были выстроены, но потребовали корректировок с учетом особенностей нового регулирования. «Благодаря тому, что Банк России обсуждал проекты документов с банковским сообществом, кредитные организации получили возможность одновременно с регулятором вести работу по приведению системы управления операционным риском в соответствие. Из практических мероприятий можно выделить следующие: внедрение новой версии автоматизированной системы сбора данных, внедрение процессов по управлению отдельными видами риска, актуализация методологии, формирование исторической базы потерь, внедрение дополнительных инструментов контроля уровня операционного риска и качества данных», — отмечает член правления ВТБ.

К моменту выхода новых требований Банка России к процедурам управления операционным риском в кредитных организациях в ВТБ уже был выстроен процесс сбора данных о потерях, регулярно проводилась самооценка подверженности операционному риску, а также были внедрены инструменты сценарного анализа и ключевые индикаторы риска (КИР).

Эффекты перехода

Одним из важнейших пунктов для перехода стал запуск автоматизированной платформы управления операционными рисками. Основная функция платформы — сбор данных о событиях операционного риска. Проект по внедрению новой версии системы был запущен в 2019 году. А в конце 2020 года в банке был успешно внедрен основной модуль. По словам члена правления ВТБ Максима Кондратенко, теперь все без исключения подразделения банка могут регистрировать события операционного риска. Это регламентировано внутренними нормативными документами, положениями о подразделениях и должностными инструкциями.

Уже сейчас порядка 35% событий регистрируется централизованно точками компетенций, что позволяет снизить трудозатраты и повысить качество данных.

«Система масштабируется в банковскую группу и позволяет в режиме онлайн собирать необходимые данные и формировать отчетность», — отмечает Максим Кондратенко. В ближайших планах — интеграция автоматизированной системы по сбору данных с учетными и аналитическими системами банка.

Часто операционные риски связаны с человеческим фактором. И здесь тоже произошли изменения. С 2016 года в банке работает комитет по управлению операционными и регуляторными (комплаенс) рисками. Это постоянно действующий рабочий коллегиальный орган. Комитет рассматривает вопросы идентификации, оценки, мониторинга и принятия решений, связанных с реализацией операционных рисков.

Одним из инструментов оценки операционного риска является самооценка, в которой участвуют все подразделения банка. По ее результатам актуализируется карта операционных рисков, оценивается контрольный контур, разрабатываются меры минимизации или иные меры реагирования.

Что дает контроль рисков

Новые регуляторные требования к системе управления операционным риском позволили российским банкам получить экономический эффект от работы по данному направлению. Например, нагрузка на требования к регуляторному капиталу ВТБ с 1 апреля снизилась более чем на 35 млрд рублей. «Снижая потери от операционного риска, мы напрямую влияем на размер требований к капиталу», — говорит Максим Кондратенко.

В целом применение нового подхода даст прибавку к нормативу достаточности капитала группы Н20 не менее 10 базисных пунктов. Кроме того, новый подход мотивирует банк эффективнее управлять операционным риском. По словам Кондратенко, оценив эффект от перехода на SMA, бизнес-подразделения банка осознали важность и экономическую целесообразность в управлении операционным риском.

В переходе на новый подход к оценке рисков российские банки даже опередили европейских коллег.

«В России внедрение норм Базеля 3,5 в отношении операционного риска идет быстрее, чем в Европе», — констатирует Вадим Кулик.