Осторожно, вузы закрываются

Игорь Федюкин Forbes Contributor
В России начинается небывалый эксперимент в области высшего образования

В российском высшем образовании грядут грандиозные перемены. Планы принудительных слияний и поглощений университетов, о которых СМИ заговорили на прошлой неделе, — это не газетная утка. Представители Министерства образования и науки подтвердили, что сообщения эти основаны на хотя и предварительных, но вполне реальных документах. Министр Андрей Фурсенко не раз публично предупреждал о том, что демографический «провал» приведет к резкому сокращению численности абитуриентов, за которым должны будут последовать организационные меры. Так что удивляться не стоит — граждан предупреждали.

Многие детали не вполне ясны, в том числе, видимо, и самому министерству. Непонятно, как именно будут проходить слияния и будут ли они сопровождаться уменьшением плана по приему студентов: если нет, если 1+1 = 2, то вся операция выглядит не очень осмысленной. Можно сомневаться в оправданности слияний вообще: примеры Сибирского и Южного федеральных университетов показали, как сложно они проходят в наших (да и любых других) условиях. Неясно, зачем присоединять к посредственному вузу вуз откровенно слабый и почему качество университета, получившегося в результате такого слияния, будет выше, чем у его составных частей. Наконец, сама стратегическая линия на создание федеральных университетов и региональных центров педагогического образования означает появление мегавузов с десятками тысяч студентов и тысячами преподавателей. Модернизировать таких монстров, да и просто управлять ими, будет гораздо сложнее: возможно, более оправданным был бы курс на формирование компактных центров качества.

Но самое интересное в этом эпизоде вот что: масштабное сокращение числа вузов — уникальное событие в новейшей истории. На протяжении как минимум двух последних столетий системы образования только расширялись. История высшего образования — это история последовательных волн открытия «новых университетов», политехов, преобразования политехов в университеты и т. д. Строительство новых организаций, зданий, сетей, открытие новых программ и факультетов «зашито» в институциональную культуру вузов.

Прогресс мыслился как создание новых школ и вузов. В той или иной местности или отрасли есть проблемы? Создайте новое учебное заведение! Порядочные и прогрессивные люди выступают за открытие новых университетов, консервативные держиморды — против.

В принципе, развитые страны Запада сталкиваются с теми же демографическими проблемами, что и Россия. Однако, в отличие от России, спуск в демографическую яму там более пологий. Кроме того, ситуацию в России усугубила неконтролируемая экспансия высшего образования в 1990-2000-х, когда численность студентов на 1000 жителей выросла в два раза. Соответственно, необходимость сворачивания вузов не стоит в Европе пока так остро, как в России. Наконец, отчасти проблему избыточных университетских мощностей в Западной Европе будут решать за счет экспорта образовательных услуг.

Это не означает, что планируемое сокращение вузов неоправданно. Демография — упрямая вещь. Просто механизмы такого организованного отступления в высшем образовании в мировой практике как следует не отработаны. Если не подходить к делу сугубо формально, механически, то процесс этот потребует полной перестройки мышления в российском университетском сообществе. Достаточно почитать программы развития недавно отобранных национально-исследовательских и федеральных университетов. Подавляющее большинство их авторов просто не представляют себе других форм развития вуза, повышения качества высшего образования, кроме открытия новых специальностей, направлений, программ.

Автор директор по прикладным исследованиям Российской экономической школы

Новости партнеров