«Операторы АЭС принимали решения с большим опозданием»

Юлия Смирнова Forbes Contributor
Бывший замминистра атомной энергетики и член комиссии по анализу чернобыльской аварии — о ситуации на «Фукусиме-1»

Булат Нигматулин, бывший замминистра атомной энергетики, член комиссии при Генеральной прокуратуре СССР, анализировавшей причины аварии на Чернобыльской АЭС, рассказал Forbes, что он думает об аварии на «Фукусиме-1» и возможных вариантах развития событий.

Масштабы аварии на «Фукусима-1» несравнимы с чернобыльскими. Чтобы Фукусима стала вторым Чернобылем, взрыв должен был бы произойти на работающем реакторе. Однако японские атомные станции были автоматически остановлены после землетрясения. Это означает, что тепловыделение в реакторе упало в 200 раз по сравнению с работающим состоянием. Оно продолжает падать, и, думаю, ситуация должна нормализоваться в сроки от нескольких дней до двух недель.

Может произойти еще несколько взрывов водорода, однако большой опасности повышения уровня радиации не существует. Возможно кратковременное повышение радиационного фона на станции, вызванное контролируемым выпуском пара. Такое уже происходило, и через какое-то время уровень радиации снова падал. Это говорит о том, что в воздух попадали короткоживущие продукты распада. Срок их жизни исчисляется минутами, максимум часами и днями.

Скорее всего, первый и третий реакторы АЭС восстановлению уже не подлежат. Там началось плавление топливных стержней. В наихудшем случае расплавленная масса топлива, «кориум», может проплавить корпус реактора и попадет в герметичный контейнмент, вероятность расплавления которого невысока. Горячая масса растечется по контейнменту и затвердеет. Однако даже такой вариант развития событий в Японии крайне маловероятен.

Но даже если представить себе этот наихудший сценарий, катастрофа не достигла бы уровня Чернобыля по следующим причинам. Во-первых, в Чернобыле взорвался работающий реактор, который за короткое время разогнался уровня 2-3 номинальной мощности. Во-вторых, после взрыва в Чернобыле загорелся графит, который горел неделю, и этот столб дыма поднимал радиоактивные частицы на высоту 10 километров, откуда ветер доносил его до Северной Европы. В реакторах «Фукусима-1» графита нет, реакторы не взорвались, уровень тепловыделения в 1000 раз меньше номинала и снижается с каждым днем.

Сразу после взрыва было заметно, что операторы АЭС принимали решения с большим запозданием. Например, надо было раньше сбрасывать давление в реакторах, нельзя было доводить до повышения концентрации водорода до критического уровня, что привело к ряду взрывов. Сейчас ситуация в целом находится под контролем. Реакторы некоторое время охлаждаются морской водой — это хуже, чем охлаждение пресной, так как морская вода повреждает оболочки топливных стержней, однако другого выхода нет. Японские власти приняли правильное решение об эвакуации населения из районов, прилегающих к АЭС.

Сегодня Китай принял решение о пересмотре стандартов безопасности и проверке атомных станций. Для Китая это актуальная проблема. Многие станции строятся там на побережье для удешевления строительства. Кроме этого, в Китае много сейсмоопасных регионов, мы все помним разрушительное прошлогоднее землетрясение силой до 8 баллов. В России уровень безопасности атомных станций соответствует норме, сильные землетрясения у нас не происходят, защищать станции от цунами тоже не нужно. Наше цунами — это неконтролируемый рост цен на электроэнергию, в которые входит высокая стоимость строительства АЭС. Проекты строительства слишком дорогостоящи, к этому добавляются коррупционные интересы. Наши станции неконкурентоспособны, и это разрушительно для экономики. Сейчас нам нужно не наращивать новые мощности производства, а позаботиться о старых.

Новости партнеров