Немец — двигатель прогресса

Игорь Федюкин Forbes Contributor
Откуда берутся чистые институты в коррумпированной среде

Представление о России XVIII века как о насквозь коррумпированной стране не соответствует действительности. Таковы совсем предварительные и абсолютно сырые результаты одного неопубликованного исследования. На фоне всего того, что мы знаем о России той эпохи — эпохи Меншикова и Бирона, казненного за воровство сибирского губернатора князя Гагарина и мелких чиновников, которым официально предписывалось «кормиться от дел», — обнаружение института, чистого от мздоимства, тянет на маленькую сенсацию.

Суть сюжета такова: по ходу изучения Сухопутного шляхетного кадетского корпуса за период с момента его основания в 1731 году до воцарения Екатерины II в 1761-м я накопил базу данных по выпускникам этой самой элитной школы своего времени — всего порядка 2500 человек. Данные, конечно, очень неполны, но примерно по 800 молодых дворян мы знаем уровень благосостояния родителей (измеренный числом «душ мужского пола»), чин отца — и чин, с которым был выпущен из корпуса сын. Теоретически чин этот присваивался выпускникам исходя из их академических успехов, оцениваемых в ходе специальных экзаменов и аттестации, проводимой учителями. Насколько важно было в то время для молодого дворянина получить более высокий чин, говорить не стоит — об этом достаточно написано в классической литературе. Заметим также, что в начале XVIII столетия армия была относительно небольшой по стандартам более позднего времени, большинство дворян служили рядовыми, и чин поручика (на который мог рассчитывать успешный выпускник Корпуса) имел гораздо больший вес, чем сто лет спустя. Вопрос в том, насколько богатство и высокое служебное положение отца повышало шансы сына на получение более высокого чина.

Мой коллега из РЭШ Салават Габдрахманов любезно согласился провести необходимые вычисления — и результат, как ни удивительно, состоит в том, что чин, получаемый молодым дворянином при выпуске из самого элитного учебного заведения послепетровской России, вообще никак не зависел ни от богатства его отца, ни от его положения на служебной лестнице. Говоря иначе, если родители и пользовались коррупцией или административным весом, чтобы обеспечить сыну более выгодные стартовые позиции на службе, систематического характера это явление не имело.

Объяснения тут возможны разные. Можно предположить, что более значимыми в тот период были не богатство или чин, а связи (хотя что это за связи, если они никак не корреллируют с богатством или положением на служебной лестнице?) Возможно также, что наши данные недостаточно полны. Кроме того, работа с данными продолжается — мы отработали пока далеко не все варианты их препарирования, и наши выводы могут быть в итоге пересмотрены. Наконец, чтобы мы тут ни насчитали, очевидно, что массовая коррупция в XVIII веке в России имела место — слишком много ее эпизодов зафиксировано в официальных документах той эпохи.

Возможно, однако, вот еще какое объяснение: основателем кадетского Корпуса был немец, фельдмаршал фон Миних. Немцами были и большинство офицеров и преподавателей. Быть может хотя бы немцам, хотя бы в рамках одного отдельно взятого учебного заведения удалось создать меритократическую систему, неподвластную влиянию коррупции? Если так, то окажется, что коррупция в России не неизбежна — надо просто-напросто подбирать честных людей, хотя бы даже и немцев. Очень соблазнительная версия.

Автор — директор по прикладным исследованиям РЭШ

Новости партнеров