Кто голосует сердцем, а кто кошельком

Россия уже не раз опровергала теорию экономического голосования. Что нас ждет в 2012-м?

Вернемся к разговору о поведении избирателей. Я уже писал о том, что избиратели нуждаются в устройствах, облегчающих выбор при голосовании, то есть позволяющих его сделать на основе минимальной доступной информации. Писал и о том, что в некоторых реальных демократиях таким устройством является «партийная идентификация», устойчивая психологическая близость избирателя к той или иной партии. В новых демократиях роль «партийной идентификации», естественно, скромная. Поэтому нужны альтернативы. Одна из них — это так называемое экономическое голосование, которое еще называют голосованием кошельком.

Смысл «голосования кошельком» очень прост. Даже если избиратель вообще ничего не знает о политике, ему, как правило, известно, кто находится у власти. Конечно, бывает, что среди кандидатов нет тех, кого можно было бы с первого взгляда идентифицировать в качестве носителя власти, — например, если действующий президент не баллотируется на новый срок. В зрелых демократиях это вообще не проблема, потому что преемник баллотируется от той же партии, что и его предшественник. Но и в тех демократиях, где партийные системы еще не сложились, определить преемника бывает не так уж трудно.

Вторая составляющая информации, необходимой для «голосования кошельком» — это представление о том, ухудшилось или улучшилось экономическое положение за то время, когда нынешние правители находились у власти. Дальнейшее элементарно. Если экономическое положение улучшилось, голосуй за правительство. Если оно ухудшилось — за оппозицию. Экономическое голосование отличается от «партийной идентификации» тем, что требует несколько более активного использования интеллектуальных способностей избирателя. Тут выбирают не сердцем, а все-таки умом. Впрочем, тоже не высшая математика. Считать деньги умеют даже неграмотные.

Надо подчеркнуть, что «голосующий кошельком» избиратель обычно не склонен разбираться в том, виновато ли действующее правительство в ухудшении экономической ситуации. Современный мир устроен так, что, с одной стороны, ответить на этот вопрос трудно даже маститому экономисту, а с другой стороны, желающих ответить на него всегда хватает, но ставки так высоки, что эти ответы, как правило, нечестные. Попросту говоря, любое правительство склонно винить в проблемах внешние обстоятельства, а любая оппозиция — само правительство. Здравый смысл подсказывает, что истина обычно лежит где-то посередине. А это значит, что разумная позиция избирателя, руководствующегося экономическими мотивами, состоит все-таки в том, чтобы винить правительство и голосовать против него.

Исследования показали, что в демократических странах состояние экономики сильно влияет на результаты выборов. Оказаться у власти на начальной фазе кризиса — это почти гарантия того, что следующего срока у власти тебе не светит. Стоит ли нынешним российским властям опасаться такого поворота событий? Думаю, нет. Об этом свидетельствует и динамика «рейтингов» первых лиц государства, и результаты региональных выборов последних двух лет. Конечно, оба инструмента отнюдь не надежные, но что-то в общественных настроениях они отражают. Причин две.

Первая из них состоит, попросту говоря, в отсутствии оппозиции. Дело в том, что оппозиция должна не просто фигурировать в избирательном бюллетене, а представлять собой силу, способную, по мнению избирателей, взять на себя правительственную ответственность и пойти альтернативным курсом. Среди официально разрешенных «оппозиционных партий» такого не наблюдается. Это ясно большинству избирателей. Кроме того, вопреки названию «голосование кошельком» — это голосование, которое, как показали исследования, исходит не столько из оценки собственного материального положения избирателя, сколько из его мнения о состоянии экономики в целом. А это мнение формируется с помощью СМИ. И если общедоступные СМИ постоянно вдалбливают избирателю в голову, что все уже устроилось, то он склонен в это поверить, даже если денег в кошельке по-прежнему мало.

Так что, похоже, в 2012 году России предстоит опровергнуть теорию экономического голосования не менее убедительно, чем в 1996-м и 2000-м. Риски минимизированы, и если что-то пойдет не так, то по другим причинам. И это, конечно, очень хорошо для властей. Хорошо ли это для граждан России? Я так не думаю.

Экономическое голосование не требует большого ума, это правда. Но за ним стоит достаточно глубокая философия, которая суммируется простой фразой: власть сопряжена с ответственностью. Привилегии, которые дает власть, велики. Но в условиях демократии за них приходится платить цену: ты оказываешься в ответе за все, что происходит на подведомственной территории. Даже если ты сам своей вины не видишь. Даже если умные люди объясняют, что ее нет. Избиратель разбираться не будет и накажет. И правильно сделает. Потому что избиратель слабее политиков. И если у него есть какое-то средство борьбы, то нужно применять его по полной программе, чтобы впредь неповадно было. Если один раз простить политиков за «глобальный» кризис, то в следующий раз они устроят такой локальный, что мало не покажется.

Новости партнеров