«Доктрина Сечина»

Игоря Сечина называют суперэффективным менеджером. Но что-то не так с этой эффективностью

Это довольно странно и даже не совсем укладывается в голове, но великому и ужасному Игорю Сечину 7 сентября исполняется всего 50 лет. То есть, с точки зрения персонажа «Семнадцати мгновений весны» шефа гестапо Мюллера, он еще и близко не подошел к идеальному для политика возрасту — 60. Перспективы тем временем юбиляру открываются просто головокружительные: в аппарате правительства даже не шепотом говорят, что, как бы ни звали следующего премьера, им фактически будет именно Сечин.

За десять лет на Олимпе Сечин уже сделал столько, что хватит на пару, а то и на тройку остросюжетных политических биографий. Интересно вспомнить героя на заре его карьеры в Кремле — клетчатый пиджак, модный в те времена среди чиновников, сдвинутые брови, неприметная внешность. Ему не было и сорока, когда Путин в интервью авторам книжки «От первого лица» назвал его в числе своих ближайших сподвижников. Правда, сформулировал это довольно для него унизительно: Сечин попросил взять его в Москву, а я не отказал.

Прошли годы, и былые аппаратные соперники и даже враги Сечина сегодня раскиданы по обочинам или ушли в тень. Бывший глава администрации президента Волошин — общественник от бизнеса, бывший коллега по работе в администрации Сурков — все там же, но при президенте Медведеве в каком-то другом, немного пониженном политическом весе. Ходорковский — зэк. Непреклонный и некогда крутой Дерипаска — постоянный гость в приемной.

На посту Кудрин, который, как утверждают старожилы Дома правительства, лет восемь назад частенько говорил, что работа Сечина — носить портфель за президентом, а не лезть в дела. Но и с Кудриным теперь все решается вполне мирно: говорят, что накануне отпуска, в который Сечин отбыл 3 сентября, ему удалось в очередной раз то ли снизить, то ли вообще обнулить пошлины на ванкорскую нефть. Такой враг, как Кудрин, овеянный похожим мифическим ореолом, в данном случае не проблема, а скорее верное подтверждение собственной крутости.

В промежуточных итогах биографии Сечина одни успехи: 10 лет вместе с Путиным, стабильный карьерный рост, открытый мандат на принятие собственных решений. При этом и друзья, и враги хором говорят: Сечин — суперэффективный менеджер. Что у чиновников означает: всегда доводит порученное до конца. Они же говорят, что Сечин — жесткий, потому что даже своим не дает поблажек.

Выходит так, что торная дорога к премьерству уже почти проложена и, вернись Путин в Кремль в 2012-м, лучшей кандидатуры просто не найти. Но что-то не так с этой эффективностью. Причем настолько не так, что во время разговоров о премьерских перспективах Сечина многие люди начинают нервничать, переспрашивая: это же шутка, да? Так ведь не будет?

Дело здесь не только в том, что Сечин давно стал пугалом для либералов. И даже не только в ЮКОСе, архитектором национализации которого был Сечин. Дело в чем-то другом. Достаточно вспомнить интервью Шварцмана: розыгрыш это был или провокация, неизвестно, но если бы Сечин был каким-то другим человеком, такого эффекта от этого интервью не могло бы быть.

Сформулированная Шварцманом идеология силовиков-технократов, по исторической иронии или в силу того, что Шварцман действительно общался с кем-то, кто общался с Сечиным или его окружением, оказалась пророческой. Укрупнение компаний в нефтегазовом секторе, промышленности и энергетике. Создание «национальных чемпионов» с госконтролем. Интеграция сопутствующих большому делу бизнесов в холдинги без особой причины, на всякий случай.

Все случилось по слову его, и даже объявленная борьба с госкорпорациями тут не особо помогает. Ну, куда денутся «Ростехнологии», если у них на балансе акции половины российской оборонки и АвтоВАЗ в придачу? Как это будет называться — не особенно важно, важен принцип: крупный бизнес, не контролируемый государством или не решающий государственные задачи как приоритетные, в стране существовать не может.

Собственно, последнее утверждение, видимо, и есть эссенция того, что условно можно назвать «доктрина Сечина». Страна — завод, крупные производственные комплексы и регионы — цеха. Зарабатывать в такой системе можно, но только тогда, когда заработок не противоречит государственному интересу. Малый бизнес и все такое — прекрасно, но только как самозанятость, чтобы членам семей работников большого и государственного было чем себя занять. Продукты в сетях — с ними проще договориться, чем с мелким частником. Бензин — у «Роснефти». Машины — у ВАЗа.

Идеальный, в общем, мир. Россия, в едином порыве устремленная в запланированное светлое будущее. Тем более идеальный, если это движение возглавляет опытный, молодой и, главное, эффективный чиновник. Проблемы тех, кому не нравится такая перспектива, — их личное дело.

Не верите в такой сценарий? Боитесь? Может, и пронесет. Я не то чтобы боюсь, но уже на полном серьезе опасаюсь. Глядя на то, как регионы, компании и ведомства падают к ногам Сечина, начинает казаться, что он и вправду только в начале своих славных дел.

Новости партнеров