С надеждой на лучшее. Что ожидает российский фондовый рынок в 2018 году

Фото Артема Геодакяна / ТАСС
Фото Артема Геодакяна / ТАСС
В 2017 году некоторые российские публичные компании прошли через негативные истории. Однако это не оставляет надежду на то, что в новом году показатели фондового рынка в целом будут лучше, чем в уходящем

Новогоднего ралли на российском фондовом рынке в этом году не случилось — индексы топчутся на месте третий месяц подряд. В результате индекс РТС показал практически нулевой, если не отрицательный рост, а отток средств из фондов, ориентированных на Россию, составил $0,9 млрд. И все это на фоне роста вложений нерезидентов в ОФЗ, которые за 10 месяцев этого года увеличились на $12,5 млрд, и впечатляющего восстановления развивающихся рынков  — индекс MSCI EM прибавил порядка 30%, а приток средств в фонды акций превысил $60 млрд. 

Котировки российских акций традиционно сильно коррелируют с ценой на нефть. Это неудивительно, учитывая значительный вес нефтегазовых компаний и в экономике, и в корзинах основных индексов. В 2017 году нефть Brent подорожала на 20%, однако укрепление рубля не позволило экспортерам показать сопоставимый рост прибыли. Одновременно с этим рост цен на нефть не транслировался в позитивную динамику располагаемых доходов населения, что было негативно для компаний, ориентированных на внутренний рынок.

Черные пятна 

В отдельных акциях были свои негативные истории, связанные, прежде всего, с реализацией долей крупных акционеров. Сергей Галицкий продал 7,5% акций «Магнита», основные акционеры «ФосАгро» — 4,5% от капитала компании, Telia — 25,2% акций «Мегафона», Михаил Прохоров и Виктор Вексельберг снижали доли в компании «Русал», «Металлоинвест» вышел из капитала «Норильского никеля».

Практически все перечисленные сделки прошли с дисконтом и тем самым дали негативный сигнал рынку — как правило, основные владельцы продают акции на максимумах. В этом контексте инвесторы не оценили по достоинству усилия Алексея Мордашова и Владимира Рашникова, направленные на повышение ликвидности акций «Северстали» и ММК — предприниматели также реализовали на открытом рынке небольшие пакеты акций.

Для телекоммуникационных компаний, и без того находящихся под давлением из-за ожидаемого роста капитальных вложений по «закону Яровой», дополнительным негативным фактором стало возобновление ценовой войны. С одной стороны, снижение тарифов является логичным ответом на первое за 12 лет сокращение числа новых подключений, с другой — лишает инвесторов последних надежд на уверенный рост денежного потока.

Произошли в уходящем году и совершенно неожиданные события вроде аварии на руднике комапнии «Алроса». Есть основания полагать, что описанное выше сочетание макро- и микроэкономических факторов является в некотором смысле уникальным и, скорее всего, не повторится в 2018 году.

Позитивный вектор 

В декабре произошло несколько событий, задающих позитивный вектор на будущее. Во-первых, АФК «Система» заключила мировое соглашение с НК «Роснефть». Во-вторых, стокгольмский арбитраж вынес сбалансированное решение по спору между «Газпромом» и «Нафтогазом» вокруг контракта о поставках газа на Украину. Инвесторы, как правило, позитивно оценивают любое прояснение неопределенности в сложных ситуациях.

Также в пользу роста котировок российских компаний играют такие факторы, как высокая дивидендная доходность (5,3% по индексу РТС) и переход многих эмитентов на ежеквартальное распределение прибыли в целях снижения волатильности. К этому стоит добавить по-прежнему низкие мультипликаторы — коэффициент цена/прибыль сейчас вдвое-втрое уступает показателям Бразилии, Китая и Индии при ожидаемом росте дохода на акцию в ближайший год не менее в 10%. Есть надежда и на то, что сокращение вложений в ОФЗ, как в связи с возможными санкциями, так и с исчерпанием потенциала carry trade, даст нерезидентам повод присмотреться к акциям.

К числу серьезных рисков для российского рынка можно отнести включение в индексы MSCI дополнительных китайских акций класса A. Принципиальное решение было принято в текущем году, и оно уже привело к увеличению веса Китая в расчетной базе MSCI EM. В середине 2018 года состоятся еще два заседания индексного комитета по этому вопросу. Несмотря на то что включение новых китайских компаний, вероятно, будет постепенным (у Южной Кореи этот процесс занял 7 лет, у Тайваня — 4 года), при прочих равных условиях иностранные фонды продолжат последовательно увеличивать вложения в китайские акции в ущерб другим рынкам, в частности российскому.

Китайский фактор в совокупности с продолжением умеренного экономического роста, незначительным обесценением рубля и относительно «крепкой» нефтью не позволяет рассчитывать на существенный рост российских акций. Тем не менее есть все основания рассчитывать на то, что 2018 год на нашем фондовом рынке будет лучше нынешнего.