Созданный помощником Путина аналитический центр назвал металлургов «потерянными» для экономики

Фото Марины Лысцева / ТАСС
Основанный в начале нулевых Андреем Белоусовым (сейчас занимает пост помощника президента) аналитический центр ЦМАКП посчитал, что у металлургов в 2018 году было больше доходов и меньше инвестиций, чем в других отраслях. Металлургические компании эксперты назвали «потерянными»

Наибольший разрыв между собственными средствами компаний и их инвестициями в 2018 году демонстрировали предприятия металлургического сектора, пришел к выводу Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). Данные сравнивались со средним значением инвестиций в 2010-2018 годах (подсчеты есть в распоряжении Forbes).

ЦМАКП был основан Белоусовым в 2000 году, до 2006 года он руководил работой центра. Именно Белоусов летом 2018 года предложил Владимиру Путину изъять сверхдоходы у металлургических компаний. Сейчас заместителем гендиректора центра работает брат помощника президента Дмитрий Белоусов. Материалы ЦМАКП направляются в том числе в аппарат правительства, в администрацию президента, Минэкономразвития, Минпромторг и т. д., следует из информации на сайте центра.

Эксперты ЦМАКП разделили в зависимости от объема доходов и инвестиций компании из разных секторов на «потерянные» — денег много, а инвестиций мало (к таким относятся металлурги), «горемычные» — мало денег и мало инвестиций, «самоотверженные» — мало денег и много инвестиций и «порядочные», у которых оба показателя на высоком уровне.

При составлении графика (см. ниже) рассчитывалось соотношение объемов собственных средств (сумма прибыли до налогообложения и амортизации) и инвестиций компаний в основной капитал, поясняет заместитель гендиректора ЦМАКП Владимир Сальников.

Наиболее мощной инвестиционная активность у металлургов была в нулевых, когда сформировались крупные группы компаний, и они начали модернизацию наследия, которое им досталось с советских времен, вспоминает Сальников. Однако инвестиции в России шли преимущественно в добычу и первичную переработку сырья. Более высокий передел если и возникал, то чаще через покупку зарубежных активов, рассказывает он.

«Последние годы весь процесс добычи и переработки у компаний был отлажен, возможностей увеличивать производство из-за ограниченности рынков сбыта не было, цены же на металл были относительно высокими (хотя и не на все металлы), поэтому высокая прибыль не трансформировалась в инвестиции», — говорит Сальников.

Нужно ли делиться?

В августе 2018 года началась бурная дискуссия вокруг инициативы об изъятии сверхдоходов суммарным объемом 500 млрд рублей у металлургических компаний. В СМИ попали сканы письма помощника президента Андрея Белоусова Владимиру Путину, в котором Белоусов предлагает рассмотреть сверхприбыль металлургов из-за ослабления рубля и благоприятной конъюнктуры как дополнительный источник для пополнения бюджета.

Помощник президента отмечал, что металлурги благодаря конъюнктуре заработали более 1,5 трлн рублей прибыли до вычета процентов, налогов и амортизации. Ставка же налога у компаний составляет всего 7% от выручки, в то время как у нефтяников этот показатель 28%. Белоусов привел в пример мировую практику, в которой сверхдоходы изымаются не только у газодобывающих и нефтяных компаний. К письму прилагался список из 14 компаний — НЛМК, «Норильский никель», Evraz, ММК, «Металлоинвест» и другие. Позже Белоусов уточнил, что речь о «топорном» изъятии средств не шла. Предложение Белоусова вызвало недовольство бизнеса — основной владелец НЛМК, в частности, отмечал, что методика расчета дополнительных изъятий на основе рентабельности по EBITDA, по сути, поощряет неэффективность. Акции металлургических компаний на новость об инициативе Белоусова отреагировали обвалом — за сутки они потеряли в капитализации порядка 400 млрд рублей.

Позже бизнес предложил активизировать свои инвестиции в общественно значимые проекты — экологию, транспорт, цифровизацию — при поддержке правительства. В свою очередь, правительство пообещало два закона — о специнвестконтрактах (СПИК 2.0) и о защите и поощрении капиталовложений. Эти два законопроекта в совокупности должны гарантировать неизменность условий ведения бизнеса (в частности, налогового режима), фиксировать порядок возмещения НДС, а также предоставлять поддержку в виде налогового возврата. Пока текстов законопроектов в Госдуме нет, хотя Владимир Путин на съезде РССП в середине марта поручил ускориться с их принятием.

«Действительно, такие компании, как «Северсталь», металлургия в целом, химические предприятия, предприятия по производству минеральных удобрений показывают хорошую доходность в последние пару лет, — говорил в интервью Forbes владелец «Северстали» Алексей Мордашов. — Но мы видели и другие периоды, конъюнктура на рынках чрезвычайно волатильна, ситуация в мировой экономике весьма нестабильна и непредсказуема. Высокие доходы прошлого года могут смениться низкими доходами в этом». По его словам, сейчас главное — чтобы диалог об инвестициях не перерос в указание, кому и куда инвестировать. «Мы видели, как подобный подход опасен, на примере централизованно управляемых экономик, в том числе Советского Союза», — подчеркнул Мордашов.

Металлургическая отрасль никогда не работает линейно, и этот бизнес из-за зависимости от спроса и внешней конъюнктуры не так далек от зарабатывания денег до банкротства, соглашается руководитель аналитического отдела Альфа-банка Борис Красноженов. Поэтому компаниям приходится учитывать цикличность. Но говорить, что металлурги зарабатывают огромное количество денег и сидят на этом мешке, тоже неверно, — предыдущие кризисы их научили тому, что во время тучных лет стоит направлять прибыль на погашение своего долга, считает Красноженов.

Сейчас у многих металлургов долги находятся на минимальных уровнях, в то время как в других секторах, которые менее подвержены цикличности, например в розничном бизнесе, долговая нагрузка заметная, говорит Красноженов. Металлургические компании в последнее время представляют инвесторам стратегии развития с амбициозными планами по новой продукции, разработке новых месторождений и улучшению технологий добычи и переработки, добавляет он.

Программа капитальных вложений металлургов до недавнего времени была на достаточно низком уровне, так как масштабные инвестпрограммы по модернизации мощностей были завершены еще в 2011-2012 годах, вспоминает вице-президент Райффайзенбанка Ирина Ализаровская. Однако в последнее время многие металлурги заявили о наращивании инвестиций, например, в экологию, инфраструктурные проекты и повышение эффективности, говорит она. Все эти факторы, а главное — цикличность отрасли — делают дискуссию об изъятии сверхдоходов компаний достаточно спорной, не говоря уже о том, что эти споры не добавляют привлекательности инвестклимату России, заключила Ализаровская.

Новости партнеров