Возвращение в Старый Свет: почему инвесторы из Кремниевой долины устремились в Европу

Алекс Конрад Forbes Contributor
Дэнни Раймер Фото David Paul Morris / Bloomberg via Getty Images
Европейские стартапы получают больше средств, чем когда-либо, и все чаще привлекают внимание знаменитых американских фондов. По прогнозам аналитиков, по итогам года американцы поучаствуют в каждом пятом раунде в Европе и инвестируют почти треть от всех собранных средств. Что побуждает именитых венчурных капиталистов из США искать «будущий Google» в Европе, а не в Сан-Франциско?

Партнер Index Ventures Дэнни Раймер провел в Кремниевой долине семь лет с тех пор, как открыл там штаб-квартиру компании и инвестировал в облачный сервис Dropbox, интернет-магазин Etsy и корпоративный мессенджер Slack. Тем не менее Раймер всегда намеревался вернуться в Лондон, где в 2002 году под его руководством была открыта еще одна штаб-квартира Index Ventures. Свой план он осуществил только в прошлом году, причем уже не один: компанию ему составили инвесторы из американских венчурных фондов Benchmark, New Enterprise Associates и Sequoia Capital, также приехавшие в Великобританию. Теперь они заключают сделки в Европе, регулярно встречаются с основателями стартапов и даже рассматривают возможности открытия постоянных представительств.

«Раньше мы всегда удивлялись тому, что наши американские коллеги не обращали внимания на Европу», — рассказывает 49-летний инвестор. Раймер родился в Канаде, но вырос в Швейцарии и начинал свою карьеру в Великобритании. Спустя семь лет работы в США Раймер вернулся в Старый Свет и впервые вошел в рейтинг самых успешных венчурных инвесторов Европы 2019 года. Третье место в европейском «списке Мидаса» ему принесли инвестиции в мессенджер Discord, производителя косметики Glossier, онлайн-магазин одежды Farfetch и платформу для создания веб-сайтов Squarespace.

Список Мидаса: самые успешные венчурные инвесторы Европы

Раймер делится наблюдениями о том, как на его глазах венчурные инвесторы вкладывали деньги не в Европу, а в Индию, Китай и страны Латинской Америки. «Один очень успешный инвестор из Уэльса как-то сказал, что Европа — это своего рода музей. А теперь его компания ищет перспективные стартапы по всему миру», — отмечает Раймер, ссылаясь на миллиардера и партнера Sequoia Capital Майкла Морица, который несколько десятилетий назад переехал из Уэльса в Кремниевую долину и впоследствии стал инвестором Google и Yahoo.

Европейские технологические стартапы сейчас привлекают больше средств, чем когда-либо в истории. Все чаще деньги поступают от элитных американских венчурных фондов. По данным инвестиционной компании Atomico, в этом году европейские стартапы получат рекордные инвестиции в объеме $34,3 млрд. Почти треть этой суммы ($10 млрд) выделят американские инвесторы. В 19% раундов в числе инвесторов можно будет найти какой-нибудь американский фонд (этот показатель был вдвое меньше в 2015 году, когда аналитики Atomico начали составлять эту статистику).

Песни, мода и еда: во что вкладывают самые успешные венчурные инвесторы Европы

Интерес американцев к европейским компаниям уже не новость. Почти 20 лет назад венчурный фонд Accel из калифорнийского Пало-Альто открыл офис в Лондоне. Этому примеру последовали и другие. Однако впоследствии из-за экономического спада многим пришлось уйти из Европы, говорит французский инвестор Филипп Боттери, шестой номер в европейском «списке Мидаса». Боттери начинал свою карьеру в венчурном фонде Bessemer Venture Partners в Сан-Франциско и в 2011 году переехал в Лондон, чтобы работать в Accel.

Возвращению американских инвестиционных компаний в Европу предшествовал глобальный экономический кризис, во время которого многие основатели европейских стартапов перебрались в США ради более свободного доступа к клиентам, разработчикам и бизнес-инкубаторам вроде Y Combinator. Яркий пример — уехавшие из Ирландии братья Коллисон, основатели платежной системы Stripe. Европейский рынок и без того считался раздробленным, поскольку в каждой стране были свои правила и свой язык. В 2016 году, когда жители Великобритании проголосовали за выход из Европейского союза, Европа столкнулась с новым препятствием под названием Brexit, переговоры о котором продолжаются и по сей день. Кроме того, Евросоюз бросил вызов крупным технологическим компаниям, ужесточив правила использования пользовательских данных.

Терминал для Uber: чем сервис Adyen полюбился компаниям-инноваторам

Основательница лондонского венчурного фонда Blossom Capital Офелия Браун вспоминает, как раньше американские инвесторы с недоверием слушали ее, когда она рассказывала о перспективных европейских технологических компаниях. С 2012 по 2016 год она работала в Index Ventures и не раз ездила на деловые встречи с коллегами на Западное побережье США. «Все они шли на попятную. В Европе тогда мало путешествовали, а электронная торговля и индустрия компьютерных игр были не сильно развиты. Они понимали, что тут не было ничего существенного», — рассказывает Браун. В 2017 году, когда она собиралась привлечь первое финансирование для своего фонда Blossom Capital, многие американские инвесторы говорили ей, что у новых компаний гораздо больше возможностей в США и Китае, чем в Европе. По словам Браун, сейчас, всего два года спустя, ее постоянно спрашивают о том, как можно получить побольше информации о европейских стартапах.

Что же изменилось? Крупные европейские компании вроде Adyen и Spotify успешно провели IPO, а условия для развития стартапов значительно улучшились. Все это существенно облегчило привлечение американских венчурных фондов, которые столкнулись с острой конкуренцией на родине и теперь готовы рискнуть миллионами долларов уже в Европе. Шведский cтриминговый сервис Spotify провел прямой листинг в апреле 2018 года, а два месяца спустя на бирже разместилась и нидерландская платежная система Adyen. Совокупная рыночная стоимость этих компаний оценивается в $50 млрд. После IPO рекламного сервиса Criteo в Париже и онлайн-магазина одежды Farfetch в Лондоне многие миллионеры захотели стать бизнес-ангелами небольших европейских технологических стартапов. По данным Atomico, на сегодня в Европе насчитывается 99 «единорогов» — стартапов с оценкой от $1 млрд. В 2015 году их было лишь 22.

«Раньше основной вопрос состоял в том, сможет ли вообще в Европе появиться компания с оценкой в $1 млрд. А затем рынок оценил Spotify и Adyen в десятки миллиардов», — подчеркивает Боттери. Инвестор отмечает, что благоприятные условия для развития стартапов есть в 12 крупных городах Европы — не только в Лондоне и Тель-Авиве (Forbes при составлении европейского «списка Мидаса» также учитывает израильских инвесторов). «Теперь же вопрос состоит в том, сможет ли в Европе появиться компания стоимостью более $100 млрд. Мой ответ прост: давайте подождем еще пару лет», — добавляет венчурный инвестор.

Самые успешные венчурные капиталисты мира — 2019: рейтинг Forbes

Для некоторых стартапов — например, эстонского Pipedrive, который занимается производством программ для управления бизнесом, и румынского разработчика ботов UiPath — приток венчурного капитала из США — это нечто большее, чем просто деньги. Американское финансирование для европейских предпринимателей — это возможность обратиться к потенциальным клиентам из Нью-Йорка, нанять высококвалифицированных специалистов из Сан-Франциско и познакомиться с людьми, которые когда-то помогли масштабировать бизнес таких компаний, как Facebook, Google и Slack. Заручившись одобрением известных инвесторов, можно создать ажиотаж, который обычно приводит к повышению узнаваемости бренда.

Как боты сделали румынского программиста миллиардером

Стоит упомянуть, что американские инвесторы стараются не афишировать то, что активно ищут потенциально прибыльные стартапы в Европе. Исключением стал венчурный фонд Lightspeed Venture Partners, который в октябре публично объявил, что теперь европейскими сделками будет заниматься партнер из Лондона Ритис Виткаускас. Другие же американские инвестиционные компании стремятся не привлекать к себе внимание. Источники, близкие к New Enterprise Associates, сообщили, что ведущие инвесторы этого венчурного фонда, под управлением которых находятся активы на $20 млрд, приезжали в Лондон в последние недели. Это связано с планами New Enterprise Associates увеличить инвестиции в европейские компании. Партнеров Sequoia Capital Мэтта Миллера и Пэта Грейди также видели в Лондоне, когда они проводили собеседования потенциальных сотрудников (до сих пор у Sequoia не было штатных сотрудников в Европе). Представители New Enterprise Associates и Sequoia Capital отказались от комментариев.

Сейчас в Лондон приезжает гораздо больше американских инвесторов, а некоторые задерживаются там на несколько месяцев. «Раньше мне всегда приходилось лететь на Западное побережье США, чтобы увидеть друзей и знакомых. Сейчас в Лондон каждую неделю приезжает от трех до пяти венчурных капиталистов», — рассказывает ведущий подкаста The Twenty Minute VC Гарри Стеббингс, который взял интервью у сотен американских инвесторов.

Исповедь пессимиста из списка Forbes. Почему стартапы уезжают из России

Партнер венчурного фонда Accel из Кремниевой долины Пинг Ли живет со своей семьей в Лондоне уже несколько месяцев. На просьбу подтвердить, действительно ли он переехал в Лондон навсегда, Ли возражает: «Я бы сказал, что провожу довольно много времени в самолетах British Airways». Позднее он настаивает, что все же собирается вернуться в Калифорнию через три–шесть месяцев. «Вряд ли венчурный фонд действительно может называть себя ведущим, если у него нет представительств по всему миру», — считает инвестор.

Венчурные фонды, в планы которых пока что не входит открытие офиса в Лондоне, также вызвали ажиотаж среди местных инвесторов. Они подтвердили слухи о том, что в последнее время в Европе активно работают инвесторы американского фонда Kleiner Perkins Мамун Хамид и Илья Фушман. Венчурный фонд Benchmark, в портфель которого входят Snap и Uber, стал инвестором амстердамского производителя программного обеспечения с открытым исходным кодом Elastic, который провел IPO в 2018 году. Совсем недавно инвестиционный портфель Benchmark также пополнил лондонский стартап Duffel и гаагский разработчик Sketch. «Европа сейчас находится в центре внимания», — подчеркивает партнер Benchmark Четан Путтагунта.

Фирма бытовых услуг. Как российские венчурные инвесторы становятся международными

На фоне предстоящего выхода Великобритании из Евросоюза повышенный интерес к Лондону может вызвать удивление. Тем не менее лондонские инвесторы, похоже, стараются не беспокоиться по этому поводу и надеются на лучшее. «Сам по себе выход из ЕС ничего не значит. Единственный важный вопрос касается специалистов по венчурным инвестициям. Станет ли им сложнее приезжать работать в Лондон? Это покажет только время», — объясняет инвестор из лондонского офиса Index Ventures Мартин Миньо. В этом году обладатель гражданств Франции и Великобритании занял седьмое место в списке самых успешных венчурных инвесторов в Европе. Его коллега Раймер добавляет: «Я семь лет проработал в Америке и не сказал бы, что политический климат в США более благоприятный».

В ноябре Раймер участвовал в конференции для основателей стартапов и инвесторов Slush, собравшей в Хельсинки 25 000 человек. Он пригласил на мероприятие Дилана Филда — гендиректора известного калифорнийского онлайн-сервиса разработки интерфейсов Figma. Если бы Филд был европейцем, партнеры Index Ventures позвали бы его в Кремниевую долину. Но так как 80% пользователей онлайн-сервиса Figma проживает за пределами США, Раймер хотел, чтобы Филд лично познакомился с представителями европейского технологического сообщества. «Это просто отражение современной действительности», – объясняет инвестор.

Перевод Полины Шеноевой

Будущие «единороги»: 25 самых перспективных стартапов по версии Forbes

Новости партнеров