Российскому инвестору в криптовалюту Павла Дурова предложили вернуть только 21% вложений

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Год назад инвестиционная компания «Атон» создала фонд для вложений в блокчейн-проект Павла Дурова TON. Аналитики компании писали, что цена одной монеты Gram к 2028 году может достигнуть $15-30. После того, как Павел Дуров закрыл проект и вернул инвесторам 72% вложенных денег, «Атон», как рассказал Forbes один из клиентов, предложил вернуть только 21% от вложений.

Летом 2019 года инвестиционная компания «Атон» предложила клиентам инвестировать в блокчейн-платформу Telegram Open Network (TON) через свой хедж-фонд New Technology Fund. Инвесторы получили предложение инвестировать в фонд исходя из цены $1,33 за токен Gram, которую планировалось выпустить на основе TON. По такой же оценке Павел Дуров и команда Telegram привлекали инвестиции в TON в ходе второго закрытого раунда первичного предложения токенов (ICO). 

Telegram привлекал средства инвесторов в двух раундах. В феврале 2018 года токены продавались по $0,38 за штуку, в марте того же года — по $1,33. Всего проект смог собрать с инвесторов $1,7 млрд. 

В отчете для инвесторов «Атон» писал летом 2019 года, что, исходя из количественной теории денег, токен стоит $2,1-8,0, а средняя цена диапазона, соответственно, составляет $5,1. К 2028 году стоимость одного Gram может достигнуть $15-30 за монету, прогнозировали аналитики «Атона».

Всего компания собрала в свой фонд, зарегистрированный на Британских Виргинских островах, $22 млн. Инвесторы покупали не сами токены, а акции фонда — по $1000 за штуку. Минимальная сумма инвестиций составляла $100 000. Все шло хорошо до тех пор, пока Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) через суд не добилась запрета на выпуск криптовалюты Gram — американский регулятор счел ее ценной бумагой. В мае 2020 года Павел Дуров объявил о закрытии TON, предложив инвесторам в проект выбор — забрать 110% от вложенных средств к 30 апреля 2021 года или 72% сразу.

На те же условия рассчитывал и Игорь Диденко, один из инвесторов, решивших вложиться в TON через хедж-фонд «Атона». Однако «Атон», как утверждает Диденко, неожиданно предложил вернуть ему 21% от вложений — или $0,28 за каждый Gram. Это ровно 72% от стоимости токенов, проданных в первом раунде ICO. 

«Когда проект TON столкнулся со сложностями, стало понятно, что прибыли не будет. В итоге, как известно, Павел Дуров предложил вернуть 72% инвестиций. И после этого «Атон» уведомил своих клиентов, в частности меня, что тем, кто инвестировал в TON через «Атон», обратно будет возвращено не 72%, а только 21%», — рассказал Диденко Forbes. Он указывает, что менеджер «Атона» сам позвонил ему, чтобы сообщить об этом.  «Внятного объяснения от менеджера я не получил: предложили либо сейчас 21%, либо через год чуть больше 30% от суммы. Переговорный процесс результатов пока не дал, устраивающего меня объяснения я тоже не получил», — сказал он. 

«Атон», несмотря на настойчивые просьбы Forbes, не пояснил, каким образом получилась цифра 21% от сделанных инвестиций. В официальном комментарии он сообщил, что сравнивать прямых инвесторов в TON с инвесторами фонда некорректно. «Они инвестировали в разные инструменты. В данном случае речь идет не о покупке Gram, а о ценной бумаге (паи фонда) с ISIN VGG6514G1524, который обращается в Euroclear. При покупке данной бумаги клиенты принимают на себя рыночный риск в виде изменения стоимости ценной бумаги. Риски, связанные с инвестированием в данный фонд, описаны в меморандуме. Котировки ценных бумаг могут существенно отличаться от цены покупки. Но судить о финансовом результате стоит по итогам погашения фонда во 2-м квартале 2021 года», — говорится в комментарии пресс-службы. В комментарии также указано, что New Technology Fund не производит погашения паев в настоящее время. «Если клиент выражает желание купить или продать пай, то при получении поручения компания ищет на рынке встречное предложение, в том числе среди других клиентов. При этом цены конкретных сделок могут существенно отличаться от номинальной стоимости пая», — отметила пресс-служба «Атона». 

«Мы всегда стараемся предлагать клиентам наиболее актуальные и востребованные продукты. Некоторые из этих продуктов связаны с повышенными рисками. Наше неуклонное правило — продавать такие продукты только квалифицированным клиентам и всегда предупреждать их о рисках. Инвестиции в фонд имеют высокий уровень риска (вплоть до потери 100 процентов от инвестируемых средств), о чем прямо сказано в меморандуме фонда», — говорится в комментарии.

Действительно, в меморандуме фонда (есть у Forbes) указано, что инвесторы в этот фонд не могут продавать свои акции в течение двух лет, а могут предъявить их к погашению в течение трех месяцев по окончании этого периода. Как указано в меморандуме фонда, стоимость чистых активов оценивается ежегодно. Последний раз управляющая компания оценивала активы на 31 декабря 2019 года, следует из данных Bloomberg. Стоимость акции тогда составила $996,2. После 31 декабря 2019 года Bloomberg котировок акций фонда не показывает.

Инвесторы, покупавшие Gram через другие компании, уже начали получать свои средства обратно. Один из инвесторов сказал Forbes, что получил 72% вложенных средств в мае этого года. «У всех были одинаковые права. И среди всех, кого я знаю [инвесторов в TON], никто не столкнулся с какой-либо проблемой при возврате 72% от вложенных инвестиций», — сказал собеседник Forbes. 

Другой инвестор, вложившийся в TON через фонд Da Vinci Capital, также не сталкивался с ситуацией, которую описал Диденко. По его словам, Da Vinci Capital предложил вернуть сразу около 70% средств, либо оставить 3% от суммы на оплату юристов, которые могли бы в будущем вернуть 120% от изначальных инвестиций. 

Де-юре Диденко инвестировал не в криптовалюту Дурова, а в инвестиционный фонд, правила инвестирования в который явно подчинены иностранному праву, а тот уже инвестировал в TON, рассуждает партнер фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин. То есть инвестором, которому должны быть возвращены средства, является фонд, отмечает он. «Если договор инвестирования предусматривает некие ограничения, в том числе на возврат на определенный период времени, обойти эти условия вряд ли будет возможно», — сказал Клеточкин.

Инвестиции в любой актив через фонды всегда связаны с более высоким уровнем риска, чем инвестиции непосредственно в конечный актив, так как между инвестором и активом находится управляющий фондом. И права вкладчика фонда на получение дохода и возврат тела инвестиций зависят от фонда, который, как правило, наделяет управляющего фондом правом на усмотрение при решении многих вопросов, в том числе и ключевых, таких как распределение дохода и возврата тела инвестиции, сказал Forbes партнер юридической фирмы «Алимирзоев и Трофимов» Илья Алещев. «Нельзя исключать ситуации, когда управляющий фонда наделен правом в сложившейся ситуации не возвращать инвесторам вложенные ими средства, а, например, реинвестировать их в иные подобные активы», — считает он.

Дополнительные материалы

10 лучших банков для российских миллионеров — 2019