Нефть по $25 и годы на восстановление: ЦБ рассказал о сценариях и рисках для российской экономики

Фото Гавриила Григорова / ТАСС
Фото Гавриила Григорова / ТАСС
Банк России заложил в свой рисковый сценарий нефть Urals по $25 за баррель и восстановление экономики только после 2023 года. При этом основными факторами, влияющими на прогнозы ЦБ стали предпосылки темпов роста ВВП и геополитика

Банк России представил четыре сценария развития российской экономики в 2021-2023 годах: базовый и три альтернативных, отражающих возможные риски. Сценарии содержатся в проекте Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2021 год и период 2022 и 2023 годов.

При построении сценариев ЦБ не руководствовался ценой на нефть как основным фактором, как это было раньше. В поле зрения регулятора попали другие факторы, в частности, влияние распространения коронавируса на экономику. Из-за пандемии COVID-19 российская экономика столкнулась «с беспрецедентной комбинацией внешних и внутренних шоков, влияние которых в настоящее время сложно оценить в полной мере», указывает регулятор. По мнению ЦБ, распространение вируса все еще остается непредсказуемым, а макроэкономические прогнозы в большей мере зависят от различных предпосылок относительно масштабов и сроков ее окончания, а также соответствующих мер контроля и профилактики.

«Если в предыдущие годы ключевой предпосылкой была цена на нефть, то сейчас ситуация поменялась», — сказал на пресс-конференции зампред ЦБ Алексей Заботкин.

В проекте регулятор указывает, что «ключевой развилкой» в сценариях ЦБ являются теперь предпосылки относительно темпов роста фактического и потенциального ВВП в российской и мировой экономике на прогнозном горизонте. «В рисковом сценарии, который входит в состав альтернативных сценариев, также предполагается значимое влияние на параметры прогноза геополитических факторов» — отмечается в документе.

Базовый сценарий предполагает, что в 2021-2022 годах будет происходить восстановительный рост потребительского и инвестиционного спроса вследствие мягкой денежно-кредитной политики и правительственных мер поддержки населения и бизнеса. Регулятор ожидает рост спроса на кредит — на уровне 7-11%, причем население будет кредитоваться активнее, чем компании. Уровень бюджетной поддержки будет постепенно сокращаться — с 2022 года уровень расходов будет соответствовать параметрам бюджетного правила. Ограничения в связи с эпидемиологической обстановкой будут сохраняться «в некотором объеме» до конца 2020 года с дальнейшей поэтапной отменой. Средняя цена за баррель нефти российской экспортной марки Urals, по прогнозам ЦБ, составит в 2020 году $38, цены вернутся к $50 за баррель только к концу 2022 года — восстановление цен будет медленным в связи с постепенным ослаблением ограничений в рамках соглашения ОПЕК+ и увеличением добычи за его пределами. По итогам 2020 года ВВП сократится на 4,5-5,5%, в 2021 году восстановительный рост составит 3,5-4,5%, в 2022-м — 2,5-3,5%. На докризисный уровень первого квартала 2020 года экономика должна выйти в середине 2022 года. Инфляция по итогам 2020 года ожидается на уровне 3,7-4,2%, в 2021-м —3,5-4%.  

Проинфляционный сценарий предусматривает медленное сокращение бюджетных расходов с возвращением к параметрам бюджетного правила только к 2023 году. Потребительская и инвестиционная активность будет сдерживаться «умеренным ужесточением денежно-кредитной политики». Инфляция достигнет 4,5-5 % в 2021 году, и снизится до 4% в 2022 году. Рост ВВП в 2021 году составит 3–4%, в 2022-м темпы роста снизятся до 1,5–2,5%. Влияние пандемии на мировую торговлю будет более существенным, чем в базовом прогнозе — оно приведет к более глубокому падению потенциального уровня выпуска мировой экономики. В связи с этим средняя цена на нефть марки Urals может снизиться с $38 за баррель в 2020 году до $35 в 2021-м.

Дезинфляционный сценарий может реализоваться, если разрабатываемые вакцины от COVID-19 не смогут остановить распространение вируса в мире. В этом случае нефтяные цены снизятся до $35 в 2021 году и достигнут $50 за баррель уже за пределами прогнозного горизонта, даже несмотря на продление соглашения ОПЕК+. Восстановительный рост ВВП при таком сценарии в 2021-м будет слабым — 1,5-2,5% с ускорением до 2-3%  в 2022 году. На докризисный уровень экономика выйдет только в первом квартале 2023 года.

Потребительская активность населения вернуться на докризисные уровни не сможет — из-за того, что население за время пандемии изменило предпочтения, а также из-за «повышенной склонности к сбережению». Люди будут бояться остаться без средств в случае введения новых ограничительных мер, объясняет ЦБ. Сохранение неопределенности будет сдерживать и инвестиционные планы компаний. Замедлится кредитование как организаций, так и населения. При таком сценарии власти вернутся к соблюдению параметров бюджетного правила уже в 2022 году. Инфляция в 2022 году уйдет значительно ниже 4-процентного таргета — на уровень 2-3%&

Рисковый сценарий ЦБ - самый негативный из четырех. Он предусматривает, что затяжной характер эпидемии будет сопровождаться усилением торговых противоречий и геополитической напряженности. Средняя цена за баррель Urals в этом случае упадет до $25 в 2021 году и в 2023 году будет все еще ниже, чем в 2020-м — $35. Рост ВВП в 2021 году будет околонулевым — 0-1%, слабой будет динамика и в следующие два года - 1-2% в 2022 году и 1,5-2,5% в 2023-м. Таким образом, российская экономика не сможет выйти на докризисный уровень первого квартала 2020 года до конца 2023 года. Устойчивому восстановлению экономики будут препятствовать подавленные потребительские настроения и слабая потребительская активность домохозяйств. Инфляция резко вырастет до 5,5-6,5% в 2021 году, а в 2022 году составит 2—3%. 

В этом году масштаб шока, связанного с ненефтяными факторами, оказался гораздо более существенным, чем нефтяной шок, объясняет главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова отказ ЦБ от цен на нефть как от главного ориентира в формировании сценариев. «К тому же, когда мы перешли на плавающий валютный курс, ЦБ объяснял этот переход тем, что теперь мы можем меньше беспокоиться о внешнем факторе торгового баланса, в частности, о цене на нефть. В этом смысле действия регулятора сочетаются» — добавляет она. 

Главный экономист ВТБ Капитал по России и СНГ Александр Исаков считает, что ВВП, скорее всего, будет восстанавливаться продолжительное время. Это связано с тем, что рецессия оставляет заметные следы на балансах компаний и банков, снижает их способность привлекать средства, повышает кредитные премии, которые могут снижаться лишь постепенно. «Что касается рискового и иных сценариев, то, по нашим оценкам, российская экономика будет чувствовать себя уже в 2020 году лучше, чем в любом из них: сокращение ВВП вряд ли превысит -4% с учетом последних данных. Такое более умеренное сокращение в 2020 году будет означать меньший эффект базы для 2021 года, однако здесь наши оценки близки к базовому сценарию Банка России с ростом в 3-4% за год», — сказал Исаков.