Забытое слово «секвестр»: на что не хватило денег правительству

Фото Ильи Щербакова / ТАСС
Фото Ильи Щербакова / ТАСС
Проект закона о федеральном бюджете на 2021 год предполагает «оптимизацию» расходов, по сути сводящуюся к секвестру. Однако тревожат не сами сокращения, а то, что произойдет, когда сокращать будет уже нечего, считает директор Института стратегического анализа ФБК Grant Thornton Игорь Николаев

Проект закона о федеральном бюджете на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов вновь заставляет вспомнить некогда популярное слово «секвестр». Само это слово, разумеется, нигде в документах проекта бюджета и официальных комментариях не встречается. Но секвестр, то есть урезание расходов, есть. Как и следовало ожидать, названо это более политкорректно — «оптимизацией». Однако «оптимизация» на языке правительственных финансистов давно означает только одно — урезание расходов. Так что речь идет именно об уменьшении ранее запланированных бюджетных трат.

Почему встал вопрос об уменьшении расходов — очевидно. Денег не хватает. Экономика переживает серьезный кризис. Мировые цены на нефть далеки от уровней, на которых они были в начале года. Понятно, что в обозримой перспективе до прежних уровней они не восстановятся. Мало того, еще и объем сырьевого экспорта в натуральном выражении резко упал. В результате в стоимостном выражении Россия потеряла уже очень много экспортных доходов и будет терять дальше.

Так, в первом полугодии 2020 года экспорт нефти упал на 34,8% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года, а экспорт газа и вовсе обвалился на 51,2%. Это колоссальный провал, который еще не закончился, а потому бюджет на 2021 год и последующие годы должен учитывать эту реальность. В результате суммарно бюджетные расходы должны быть сокращены в 2021 году на 927 млрд рублей, в 2022 году на 970 млрд рублей, в 2023 году на 900 млрд рублей. Но бюджет все равно останется дефицитным. Дефицит, конечно, будет не таким, как в 2020 году (ожидается 4,4% от ВВП), но все равно значительный: в 2021 году — 2,4% ВВП, в 2022 и в 2023 годах — около 1% ВВП.

Чтобы сбалансировать и без того дефицитный бюджет, правительство предлагает, во-первых, снизить на 10% финансирование так называемых незащищенных статей бюджета и, во-вторых, сократить на 5% финансирование госпрограммы вооружений в 2021-2023 годах. В результате расходы на национальную оборону снизятся до 2,7% ВВП в 2021 году (2020 году они должны составить 2,9% ВВП). Продолжится снижение расходов на оборону и в 2022 году — до 2,6% ВВП, в 2023 году — 2,5% ВВП.

Сокращение оборонных расходов является знаковым в нынешней ситуации. Конечно, будут говорить о том, что программа перевооружения российской армии завершена, а потому все идет по плану. Но я бы сказал по-другому. Планировали, что оборонные расходы должны начать потихоньку снижаться, и понятно почему: они и так много лет устойчиво росли, в какой-то момент должна была случиться коррекция. Но вряд ли предполагалось это снижение ускорять. Так что реальность такова, что объявленного 5%-го сокращения госпрограммы вооружения в 2021-2023 годах все-таки ранее не планировали.

Сокращение оборонных расходов — это всегда болезненно. Страна уже переживала в 90-е годы прошлого века сокращение оборонки. То, что еще недавно казалось незыблемым приоритетом, тоже оказалось подвержено пресловутой оптимизации. И это в условиях, когда геополитическая обстановка ухудшается. Безусловно, пока ситуация в экономике и в государственных финансах намного лучше, чем было почти три десятилетия назад, но все равно это сокращение будет чувствительным: от подобных вещей просто банально отвыкли. 

Отвыкли и от 10%-го секвестра по «незащищенным» статьям. Оно означает, что должно быть сокращено все, за исключением так называемых защищенных статей, то есть урезание не коснется судебной системы, дотаций региональным бюджетам, расходов на исполнение публичных нормативных обязательств (пенсии военнослужащим, социальные пособия, стипендии и т. д.), трансфертов внебюджетным фондам (трансферт Пенсионному фонду России, к примеру, должен составить в 2021 году 3,5 трлн рублей), расходов на обслуживание госдолга.

Неприятная новость есть и для госчиновников: в 2021 году индексации их зарплат не предусмотрено. В целом за счет переноса реформы денежного содержания федеральных чиновников хотят сэкономить 118,5 млрд рублей. Неудивительно, что с учетом этого Минфин России предложил и снизить расходы на обеспечение деятельности органов управления внебюджетных фондов.

О чем это говорит? О том, что дела в государственных финансах идут неважно. Успокоимся пока тем, что мы еще только в начале этого ухудшения. Очень может быть, что будет хуже, но потом. Последствия коронавирусного кризиса, падение цен и спроса на углеводороды, рост вероятности новых антироссийских санкций явно недооцениваются. Так что 5-10%-е сокращение — это немного.

Тревожат не эти сокращения, — беспокоит то, что будет дальше, когда уже сокращать станет особо нечего. Примерно такая ситуация и была в России в 90-х годах прошлого века. Сегодня до этого пока далеко, ситуация другая — это очевидно. Но вот поди ж ты, слово «секвестр» вспомнить пришлось.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции