«Совкомфлот» это по сути анти-Tesla»: почему акции госкомпании упали более чем на 12% в первый день IPO

Фото Александра Рюмина / ТАСС
Фото Александра Рюмина / ТАСС
В первый день торгов после IPO за неполные два часа акции «Совкомфлота» упали более чем на 12%. Участники рынка связывают это с большим участием спекулянтов в сделке, которые разочаровавшись, решили продать акции, либо с крупными заявками инвесторов на пакеты акций в ходе размещения в расчете на переподписку, которой не произошло

Что случилось. Стоимость акций «Совкомфлота» в первый день торгов после IPO упала больше чем на 12% с 105 рублей до 92 рублей за первые неполные два часа с открытия биржи. На 15:10 по МСК бумага торговалась по цене 100,1 рублей. Такие уровни падения в первый день IPO случаются достаточно редко, говорит управляющий директор «Ренессанс капитала» Максим Орловский. Это размещение отчасти напоминает «народное» IPO ВТБ, когда акции продавались по 13,6 копеек, а потом упали до 2 копеек, и банку пришлось выкупить часть акций у инвесторов по цене размещения для сглаживания негатива, проводит аналогию Орловский.

Почему это важно. В последние годы ЦБ и Московская биржа проделали большую работу по привлечению частных инвесторов на фондовый рынок: количество физических лиц, имеющих брокерские счета, по итогам августа 2020 года достигло 6,2 млн человек. Организатор сделки «Совкомфлота» «ВТБ Капитал» отдельно отметил в своем релизе, что около 40 000 клиентов поучаствовали в IPO через мобильное приложение «ВТБ Мои инвестиции». «Видеть падение на 13% для розничных инвесторов — это ужас», — говорит Орловский.

О чем это говорит. Есть несколько версий, почему так могло произойти. Управляющий директор по инвестициям «ТКБ Инвестмент Партнерс» Владимир Цупров полагает, что многие инвесторы поставили слишком большую заявку на участие в IPO, ожидая переподписку. Это делается, чтобы не получить меньше бумаг, чем хотелось бы. Но когда выяснилось, что переподписки не было, инвесторы начали продавать лишние бумаги. Вторая версия — участие спекулянтов, которые надеялись на рост бумаг, типичный в первый день IPO. Но увидев, что размещение прошло по нижней границе и цена пошла вниз, они начали активно продавать акции. 

С версией про спекулянтов соглашается Орловский. Он отметил, что за половину дня 7 октября оборот по торгам «Совкомфлота» составил более 4% от всех выпущенных компанией бумаг (82 млн против 1,967 млрд акций). «Увидев картину утром, 7 октября, инвесторы, судя по всему, сильно разочаровались», — говорит Орловский. Вряд ли акции продавали розничные инвесторы — они обычно реализуют долгосрочную стратегию, полагает начальник управления информационно-аналитического контента «БКС Мир инвестиций» Василий  Карпунин. «В биржевом стакане мы видели достаточно большие объемы на продажу, что указывает на желание крупного участника выйти», — считает он. 

В опубликованном в телеграм-канале «СберИнвестиции» посте динамика торгов в первые часы связывается с техническими факторами — бумага была недоступна для сделок в торговых системах у некоторых крупных брокеров. «Говорить о технической недоступности ценных бумаг, на мой взгляд, некорректно, поскольку отсутствие бумаг привело бы к обратному эффекту — некому было бы продавать», —  говорит портфельный управляющий крупной УК. «Это полная чушь — это пишут те, кто пытается оправдать неудачное размещение», — добавляет второй собеседник Forbes с фондового рынка. 

«Мне сразу эта сделка показалась странной, по аналогии с известным SPO «Газпром», когда пакет в $5,3 млрд ушел в УК «Газпромбанк — Управление активами«», —  говорит инвестиционный менеджер «Открытие брокер» Тимур Нигматуллин. Forbes писал об этой сделке. У «Совкомфлота» было объективно слабое роуд-шоу, были проблемы со своевременным поступлением информации о размещении потенциальным инвесторам, к примеру — об объеме эмиссии новых акций, жалуется Нигматуллин. Многим клиентам брокерские компании предлагали заявки по верхней границе размещения — по 117 рублей, опасаясь низкой аллокации, и эти опасения, в целом, подтвердились. 

Покупателем акций «Газпрома» на $5 млрд оказалась структура Газпромбанка

Детали. Приватизация «Совкомфлота» готовилась годами. Это было первое IPO российской компании с госучастием с 2013 года, когда разместилась «АЛРОСА» и первое IPO на Московской бирже с 2017 года, когда свои акции предложил инвесторам «Детский мир». Сбор заявок был завершен вечером 6 октября. В ходе IPO на Московской бирже компания была оценена в $3,18 млрд или в 105 рублей за акцию — по нижней границе ценового диапазона. Компания привлекла 42,9 млрд рублей. Деньги планируется направить на инвестиции в новые проекты и уменьшение долговой нагрузки. 

Спрос на акции «Совкомфлота» распределился поровну между российскими и зарубежными инвесторами, на розничных инвесторов пришлось около 15% заявок, согласно данным «ВТБ Капитал». В итоге розничные инвесторы приобрели акций компании примерно на 6 млрд рублей, говорил глава набсовета «Московской биржи» Олег Вьюгин на церемонии начала торгов. Совместными глобальными координаторами и букраннерами предложения выступают «ВТБ Капитал», Citigroup Global Markets, Sberbank CIB, J.P.Morgan и BofA Securities, со-менеджером является ING.

«Совкомфлот» на 100% принадлежал Росимуществу, после IPO доля государства снизилась до 82,8%. Входит в пятерку крупнейших танкерных компаний в мире. Собственный и зафрахтованный флот составляет 146 судов на 12,6 млн тонн. 

Контекст.  Многие инвесторы относились к размещению «Совкомфлота» со скепсисом, говорит Орловский. Компания размещалась на хорошей отчетности 2019 года и первого полугодия 2020-го, когда она заработала $225 млн (для сравнения - $222 млн за весь 2019 год). Росту дохода поспособствовала значительная разница между спотовыми и форвардными ценами на нефть, и танкеры использовались зачастую как временные хранилища, говорит Орловский. 

Но в 2018-м и в 2017 году «Совкомфлот» нес убытки —  -$42 млн и -$110 млн соответственно - и его перспективы с точки зрения прибыльности вызывают вопросы, продолжает Орловский. По его словам, рынок успокоился, ажиотажный спрос на танкеры закончился и на передний план вышли другие вопросы — текущий избыток мощностей из-за падения спроса на фоне пандемии и отсутствие перспектив роста. «Инвесторам же нравится все то, что растет. Все прогнозы рынка говорят, что пик потребления пройден — «Совкомфлот» это по сути анти-Tesla», — резюмирует Орловский. 

Что теперь. Когда цена акций на размещении сильно падает, обычно включается механизм по стабилизации капитализации со стороны компании, говорит Орловский.  Компания, на деньги, полученные от IPO выкупает акции, чтобы сбалансировать стоимость бумаг. Нигматуллин из «Открытие брокер«  после снижения котировок по завершению IPO начал покупать акции на открытом рынке для клиентов, так как ценовые уровни, по его мнению, можно считать разумными. «Но это будет прививкой для новых инвесторов на рынке, которая заставит быть их менее доверчивыми и больше думать», — говорит он. 

В следующий раз, когда будут размещаться государственные хорошие компании, инвесторы будут требовать все больший и больший дисконт, считает президент компании «Московские партнеры», профессор ВШЭ Евгений Коган. «Другой риск в том, что книга заявок будет формироваться очень и очень плохо. Ведь у инвесторов справедливо возникает вопрос: зачем? После истории с «Совкомфлотом» частные инвесторы, к сожалению, не будут заинтересованы в таком IPO», — заключил Коган. 

Новая приватизация: как IPO «Совкомфлота» повлияет на решение других российских компаний о размещении

«Совкомфлот», «ВТБ Капитал», Citigroup Global Markets, Sberbank CIB, J.P.Morgan и BofA Securities и ING не ответили на запрос Forbes.