Новые правила для банкротов: как они будут работать и почему не нравятся бизнесу

Фото Cesar Rodriguez / Bloomberg / Getty images
Фото Cesar Rodriguez / Bloomberg / Getty images
Бизнесу вновь переписали закон о банкротстве: разработанные Минэкономразвития новые правила, по замыслу чиновников, должны стать спасением для компаний. Но на деле они не нравятся ни бизнесменам, ни юристам, ни даже некоторым банкам, поскольку могут привести к усилению позиций одного игрока — налоговой службы

Менее 2% предприятий в России после банкротства получают шанс в итоге восстановиться и вернуться на рынок, сетовал в марте 2020 года замминистра экономического развития Илья Торосов. Тогда пандемия коронавируса только развивалась в России. После того как начался локдаун, чиновники ввели мораторий на банкротство по заявлению кредиторов: правительство запретило банкротить стратегические и системообразующие предприятия, компании и индивидуальных предпринимателей из списка наиболее пострадавших отраслей. В октябре кабмин продлил мораторий до 7 января 2021 года, но только для компаний и ИП из пострадавших отраслей.  

В 2020 году количество решений о признании российских компаний банкротами сократилось почти на 20%, до 9931 по сравнению с 12 401 в 2019-м, свидетельствуют данные Федресурса. Но проблема никуда не делась — и в 2021 году возможен рост числа банкротств компаний из-за отложенного эффекта, предсказывали в конце декабря эксперты Центробанка. Все это можно сравнить с тем, что происходило в 2008-2009 годах, предупреждали эксперты регулятора. 

Смерть после моратория: накроет ли Россию в 2021 году волна банкротств

Большая часть компаний в этом году смогут испытать на себе действие новых правил банкротства. Их с марта прошлого года разработал Минэкономразвития. Доработанный вариант законопроекта ведомство внесло в правительство 28 января.

Минэкономразвития называет это «цивилизованным способом спасения бизнеса», но юристы, бизнес и банкиры опасаются, что все может пойти не по плану.  

Что предлагает Минэк

  • ФНС сможет получить преимущественное право на залог банкрота через суд. Это одно из главных нововведений законопроекта, которое распространяется на имущество компаний-банкротов, заложенных другому кредитору, но не банкам. Еще осенью министерство пыталось дать ФНС возможность распоряжаться и им, но после критики со стороны Банка России предложение убрали. 
  • У налоговой службы остается возможность получить право на заложенное в банках имущество банкрота, только если суд примет решение о недобросовестности со стороны банка. Об этом сказал Илья Торосов журналистам в четверг, 28 января. «Например, вы выводите активы и хотите, чтобы они не попали в конкурсную массу или под залог ФНС. Вы закладываете их в банк за один рубль. Или бывали случаи, когда собственники банка — те же люди, что и владельцы компаний-банкротов», — приводил примеры недобросовестности Торосов.  
  • Минэкономразвития предлагает отказаться от наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления. Они лишь затягивают процесс, пояснял Торосов. Вместо этого министерство предлагает ликвидацию бизнеса за год или реструктуризацию долгов компании за четыре года.
  • Принимать участие в разработке плана ликвидации или оздоровления могут как компания, так и ее кредиторы. Но окончательное решение — за собранием кредиторов. «Суд может отклонить возражения банкрота, а кредиторов — нет», — говорит управляющий партнер юридической фирмы «Арбитраж.ру» Даниил Савченко.
  • Третий вариант — продажа предприятия должника целиком. Минэкономразвития предлагает делать это на специальных англо-голландских аукционах  — с торгами как на повышение, так и на понижение цены за одну сессию.  
  • Минэкономразвития предлагает назначать арбитражных управляющих через случайный выбор на основе рейтинга  с помощью специальной компьютерной программы, выбор будет из общего списка управляющих. Это, по мнению министерства, лишит владельцев банкротящихся компаний возможности назначать «своих» управляющих и контролировать процедуру банкротства. 

Семь ошибок собственника погибшей компании: чего никогда не нужно делать

Что вызывает критику

Указанные поправки есть в последней версии законопроекта, с которой ознакомился Forbes. Ее подлинность подтвердили два источника: близкий к Минэкономразвития и к Ассоциации банков России.

Эту версию реформы уже раскритиковали в Российском союзе промышленников и предпринимателей. Президент РСПП Александр Шохин в своем письме Торосову от 28 января (с копией ознакомился Forbes) указывает, что ряд положений законопроекта «нарушают баланс интересов должников и кредиторов». Теперь бенефициары компаний «десять раз подумают», прежде чем намеренно банкротить компанию, имея долги по налогам, но при этом нарушится справедливое распределение конкурсной массы между кредиторами из-за преимущественного залога для налоговой, считает вице-президент РСПП Александр Варварин. 

«Если сегодня налоговая — просто кредитор третьей очереди, то эти нормы наделяют ее приоритетом при банкротстве. Но при этом никакая реальная обеспечительная функция залога не выполняется, ведь сама недоимка никак не привязана к конкретному имуществу, — недоумевает Варварин. — Все это, по сути, обесценивает сам институт залога». 

Налоговая служба уже сейчас имеет право на залог при аресте имущества — за неуплату налогов или при их доначислении. Да и на практике компании в предбанкротном состоянии старались погашать кредиты сначала перед налоговой службой из страха уголовного преследования, говорит партнер юридической фирмы «Кульков, Колотилов и партнеры» Николай Покрышкин. Например, старались распродать активы. Но процесс мог затянуться, и налоговая могла не успеть наложить арест до признания должника банкротом, что отбрасывало ее в третью очередь кредиторов. Теперь же налоговики могут «прийти постфактум», поясняет Покрышкин. То есть «перехватить» залог. 

Неотложная помощь: как власти оградили бизнес от влияния пандемии

Есть и другие опасения — создается прецедент, когда интересы банков впервые могут столкнуться с налоговой службой, а банковский залог может потерять приоритет, если в суде будет доказана недобросовестность банка, рассказывает источник Forbes в одном из пяти крупнейших банков.

«Налоговая может доказать, что у кредитора была возможность узнать о наличии оснований для запрета распоряжения имуществом либо для проведения выездной проверки компании. Но на практике получить такую информацию кредиторам сложно», — говорит Варварин.

По словам источника Forbes в одной из деловых организаций, на совещаниях налоговая служба предлагала создать отдельный ресурс с базой данных о нарушителях для банкиров (в ФНС это не прокомментировали). «Например, что была проведена камеральная проверка компании, но не указывать никаких деталей. А что это тогда дает? Неясны ни обстоятельства, ни на какую сумму долги», — говорит источник в одной из деловых организаций.

Этот вопрос и сам Торосов также называл «сложным и дискутируемым».

Forbes направил запрос в десять крупнейших банков; девять отказались от комментариев, трое объяснили это «чувствительностью» темы. Только Газпромбанк сообщил, что подход, предлагаемый Минэкономразвития, «более сбалансированный» и «способствует сохранению стабильности банковского кредитования».

«Документ еще не согласован с участниками рынка», — сказал Forbes источник в одном из крупнейших банков и подтвердил источник в Ассоциации банков России. 

Центробанк не ответил на запрос Forbes. 

Что отвечает ФНС

Защита добросовестных участников рынка только усилится, говорится в комментарии ФНС для Forbes. 

«Закон содержит общее решение — если был наложен арест на имущество должника, этот арест трансформируется в залог в пользу любого кредитора», — говорится в комментарии. Пресс-служба ФНС называет это «сильнейшим мотивационным решением, которое склонит бенефициаров должника к урегулированию долга, а не к банкротству с попыткой списания долгов и вывода незащищенных активов через непрозрачные схемы».

Право на залог, подчеркивает ФНС, могут потерять только аффилированные должнику лица, которые могут пытаться спрятать от кредиторов часть имущества, которое вошло в конкурсную массу. Российские суды и сейчас не включают их в число кредиторов. Но теперь будет бессмысленно скрывать, что у должника есть долги по налогам, которые появились задолго до того, как аффилированные к должнику лица попытались претендовать на имущество, утверждает ФНС. «Таким образом, скрывать свои обязательства, выводить активы, оставлять прибыль в офшорах, завышать расходы через фиктивные операции будет невыгодно. А это лучшая превентивная мера к ведению честного бизнеса», — говорится в комментарии.

«Известные доводы критиков этого решения и всего проекта, по сути, сводятся к несоответствующим действительности интерпретациям несуществующих текстов проекта. Основная цель здесь, видимо, сохранить существующие ниши для злоупотреблений», — говорится в комментарии пресс-службы ФНС.

10 самых обедневших за год российских миллиардеров потеряли почти $18 млрд