Мировое равенство: что обещает инициатива Джанет Йеллен о минимальном налоге на прибыль

Фото Mark Wilson / Getty Images
Фото Mark Wilson / Getty Images
Установление минимальной ставки налога на прибыль стало бы логичным первым шагом к синхронизации налоговой политики в крупнейших экономиках мира. Россия пока останется в стороне от этого процесса, считает директор Финансового центра Сколково-РЭШ Олег Шибанов

Министр финансов США Джанет Йеллен предложила установить во всем мире единую минимальную ставку корпоративного налога (налога на прибыль). Ее коллеги из некоторых стран G20 уже  выразили поддержку этому предложению — а учитывая то, что «двадцатка» представляет 80% мирового ВВП и 60% населения, такой консенсус может оказаться достаточным для воплощения идеи в жизнь. В то же время обсуждение инициативы только начинается, и возражений может быть высказано немало — слишком много заинтересованных сторон.

«Маленькая женщина с большим IQ»: как Джанет Йеллен разрушает стереотипы

Неочевидное решение

данным

Международная налоговая конкуренция может быть выгодной, особенно для небольших стран вроде Ирландии, привлекающих бизнес низкими ставками. С другой стороны, многие правительства могут поддержать идею общего минимального налога на прибыль, так как она гарантирует определенный уровень бюджетных доходов и возможности воспроизводства «социальных благ» со стороны государства. Пищу для размышлений тут добавляет опыт реформы Трампа, который показал, что снижение налогов не обязательно приводит к положительным последствиям.

Судя по данным некоторых исследований, реформа не привела к увеличению инвестиций компаний, зато позволила повысить выплаты дивидендов, которые акционеры частично направили на выкуп акций своих компаний (buybacks), а также нарастила бюджетный дефицит. Исторически в США (и не только) наблюдалась довольно неожиданная положительная корреляция налоговой нагрузки и экономического роста. Государства не всегда тратят зря собранные с налогоплательщиков деньги: они предоставляют социальную помощь, финансируют образование и здравоохранение. Но надо учесть, что в прошлом налоговая конкуренция стран была ниже, а ставки — сильно выше. Поэтому планы Байдена по увеличению налогов и инвестиций в инфраструктуру могут как помочь экономическому росту, так и вызвать временный перегрев экономики. 

Байден запланировал самое значительное повышение налогов в США за 28 лет

Опыт для России 

Российский Минфин пока не отреагировал на предложение из Вашингтона. Как известно, в России ставка налога на прибыль фирм составляет 20%. Повышение до среднемирового уровня в 23-25% может увеличить поступления в бюджет, но мы помним, например, как повышение НДС в 2019 году с 18% до 20% привело к замедлению деловой активности. Одностороннее изменение налога в России пока не планируется — с большей вероятностью можно ожидать новых шагов к прогрессивному налогообложению доходов и депозитов граждан.

А вот когда G20 согласует подходы к минимальным ставкам, реагировать, скорее всего, придется. Определенная свобода маневра, позволяющая компенсировать бизнесу возможное повышение налоговой нагрузки, у правительства есть. Налог на прибыль в России не составляет значительной части бюджета, его сборы в 2020 году составили около 1,1 трлн рублей на фоне общих бюджетных доходов в 18,7 трлн рублей. Схожая ситуация и в других странах: для США это менее 1% от ВВП в 2019 году (при общих налоговых доходах примерно на уровне 25% ВВП), для стран ОЭСР — около 3,1% из 34% ВВП общих налоговых сборов. 

В целом инициатива Йеллен выглядит как первый шаг к большей синхронизации налоговой политики в крупнейших экономиках мира. И налог на прибыль — логичный выбор, так как он обычно не составляет значительную часть налоговых сборов. Кроме того, равные или хотя бы сопоставимые условия налогообложения прибыли хорошо вписываются в общую политику развитых стран по борьбе с «тихими» налоговыми гаванями.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

Дополнительные материалы

10 самых странных налогов в мире