К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Новый «черный лебедь»: что случилось с ценами на газ и чем это грозит

Фото: Getty Images
Еще 6 октября цены фьючерсов на газ подбирались к $2000, сегодня они упали ниже $1000. Ситуация впечатляет, на рынке энергоносителей аналогов ей в современной истории нет. Можно ли говорить о том, что пузырь лопнул, и что будет дальше?

С утра 6 октября ближайший фьючерс на индекс Dutch TTF торговался по €162,125 за МВт/ч, или $1950 за тысячу кубометров — в 11 раз выше, чем в ноябре прошлого года.  Исходные причины понятны, но этого понимания недостаточно для того, чтобы объяснить вертикальный взлет цены в последние недели и стремительное падение за несколько часов 7 октября, а также ответить на самый главный вопрос: что дальше.

Как все развивалось 

В теории появление «ценового пузыря» происходит так: росту цен способствуют объективные фундаментальные причины, далее вмешивается спекулятивный фактор, и пузырь начинает формироваться именно на этом этапе. Инвесторы, как крупные, так и мелкие, видя стремительный рост цен, начинают еще больше разгонять рынок, открывая длинные позиции (лонги). Это называется попыткой запрыгнуть в последний вагон. 

Но таких инвесторов много — каждый день появляются новые желающие. Поэтому пузырь растет. Спекулятивный фактор начинает усугубляться тем, что на рынке появляются те, кто думает, что цена слишком высокая. Они начинают играть на понижение, то есть формировать короткие позиции (шорты). Однако цена актива продолжает расти. Тогда брокер вынужден закрывать короткие позиции. Разворот происходит, когда ситуация достигает апогея. Триггером может быть все что угодно. Например, выход негативных новостей. Или когда объем шортов настолько превышает объем лонгов, что рынку некуда деваться, возможности для роста исчерпаны. В этот момент пузырь лопается. Наступает время маржин-колов, то есть принудительного закрытия брокерами уже длинных позиций. После этого цена лавинообразно стремится уже вниз. 

Реклама на Forbes

Применительно к ситуации с газовым кризисом это выглядит так. Газа в европейских хранилищах меньше обычного по нескольким причинам — холодная зима прошлого года, недостаточно ветра в Северном море в этом году. В результате выросло потребление газа для отопления и электрогенерации. Восполнение же запасов в летний период шло медленнее, чем следовало. В условиях нехватки газа в хранилищах вернулся высокий спрос на угольную генерацию, и электростанции, работающие на угле, задымили опять. В итоге цены на энергетический уголь также начали стремительно расти и находятся на исторических максимумах. Несмотря на зеленую повестку, мерзнуть зимой никто не хочет. Экология экологией, а табачок…

До конца августа рост цен на газ шел в общем тренде роста цен на энергоносители по мере восстановления мировой экономики после пандемии. Но тут в США случился ураган Ида, и добыча нефти в Мексиканском заливе сильно упала. Экспорт сжиженного природного газа (СПГ) также приостановился.

Параллельно в Китае разразился собственный энергетический кризис. Сокращение инвестиций в уголь и ужесточение регулирования в отрасли привели к тому, что быстро нарастить его добычу до нужного объема невозможно. Импортировать в достаточном количестве тоже неоткуда, да и дорого из-за рекордных ставок на фрахт балкеров (специализированное судно для перевозки грузов насыпью, таких как зерно, уголь, руда, цемент и др. — Forbes).

В результате конкуренция за упавшие поставки газа обострилась до предела. Китайское руководство потребовало обеспечить запасы топлива для электростанций в зимний период любой ценой. Партия не намерена терпеть новые блэкауты. Это значит, что о восполнении запасов в европейских хранилищах до нужного объема можно забыть.

Страх и жадность во фьючерсах

И на этой стадии в игру вступили обычные рыночные эмоции — страх и жадность. Страх того, что зима может быть холодной и не хватит топлива для обогрева домов, есть и у обычных людей, и у политиков. Это своеобразный аналог «эффекта гречки», хорошо нам знакомый по старым и не очень старым временам. 

Дальше накладываются технические эффекты, такие как, например, шорт-сквиз. На этой неделе Reuters сообщил, что ряд сырьевых трейдеров, в том числе Glencore, Gunvor, Trafigura and Vitol, могли получить шорт-сквиз по своим фьючерсным позициям на европейском рынке, после чего брокеры и биржи потребовали от них дополнительного гарантийного обеспечения по коротким контрактам из-за роста фьючерсных цен на газ. 

Известно, что многие играли на спреде в цене между ценой газа в США и Европе. Когда он расходится сильнее обычного, хочется заработать на его возврате к норме, продав фьючерс на более дорогой европейский газ и купив соответствующий объем в США.

Это жадность и опасная игра. Много крови было пролито на аналогичных ставках на спред Brent-WTI в 2010 году. Судя по внутридневной динамике 6 октября — со взлетом на 40% с последующим уходом в минус почти на 10%, имели место принудительные закрытия позиций трейдеров. 

Если это так, то в ближайшие дни можно ожидать снижения ажиотажа. Но полностью проблема, конечно, до весны не исчезнет.

Кто виноват и что делать

Ну и, конечно, все ищут виновных. Европейцам назначить самих себя виноватыми? Это из области фантастики. Что остается? Правильно, Китай и «Газпром». Китай далеко, и он никому ничего не должен. Можно, конечно, наказать КНР высокими тарифами и пошлинами. Но это вызовет дополнительное инфляционное давление. И кто у нас остался? Стоит ли обвинять «Газпром» в случившемся? Компания поставляет газ в Европу по долгосрочным контрактам и не обязана поставлять газ на биржу.

Что делать? Играть на фьючерсах становится очень опасно — в любой момент на смену шорт-сквизам придут маржин-колы по длинным позициям. Рынок очень разогрет, а волатильность зашкаливает. Возможно, есть смысл перекладываться из газа в угольные компании, поскольку этот сектор немного спокойнее, да и фундаментально выглядит даже интереснее в среднесрочной перспективе. Правда, публичных компаний в данной отрасли немного. Из них выделим, к примеру, американскую Peabody Energy и российский «Мечел».

Безусловно, аналогичные истории будут возникать в различных сегментах глобального рынка commodities еще не раз. Какие именно товары будут в главных ролях? Кто знает.

С — стабильность

На любом энергетическом рынке самое главное — cтабильность. Но энергетический кризис может стать серьезным триггером для большого кризиса. Даже «черного лебедя», если хотите. 

Главы многих ведущих мировых ЦБ не закладывали энергетический кризис в свои экономические модели. Это может заставить их весьма быстро изменить существующую картину мира. То есть начать быстрее, чем ожидается, сворачивать программы количественного смягчения и повышать ставки. Ведь стремительно растущие цены на энергоносители — это идеальные условия для формирования гиперинфляции.

На стыке этих двух факторов (кто виноват и что будет с денежно-кредитной политикой регуляторов), очевидно, и будет формироваться повестка ближайших недель.

Реклама на Forbes

При участии аналитика компании «Московские партнеры» Александра Ковалева

Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021