Всадники банковского апокалипсиса: какой будет отрасль после окончания кризиса

Фото Andrey Rudakov / Bloomberg via Getty Images
Фото Andrey Rudakov / Bloomberg via Getty Images
Кризис не внесет новых тенденций в банковские технологии, но подтолкнет развитие уже идущих процессов. Через год мы увидим дешевую, высокотехнологичную и огосударствленную платежно-банковскую инфраструктуру. Но не все игроки рынка доживут до этого времени

В наше непростое время пострадало множество компаний — турагентства и авиаперевозчики, ретейл и оптовики, перевозчики, салоны красоты и фитнесы. Все они включены в правительственный список отраслей, пострадавших от кризиса, и стоят в очереди за государственной поддержкой. 

Тем не менее есть одна отрасль, в глазах общественности и регулятора не то что не пострадавшая, а имеющая большой запас прибыльности и прочности. Это банки. 

Ровно в разгар кризиса регулятор запустил три инициативы, резко влияющие на прибыльность и привлекательность соответствующих бизнес-процессов — отмена комиссий за ЖКХ, временное снижение эквайринговых комиссий в онлайн-ретейле и налог на доходы с вкладов, существенно снизивший привлекательность размещения денег в банках для населения. Посыл дается предельно ясный — банки имеют большой запас прочности и могут поделиться с остальными. 

Но так ли это на самом деле? Сейчас мы наблюдаем падение оборотов торговли и услуг и, как следствие, снижение комиссионных доходов с карточных платежей, являющихся существенными как для банков, обслуживающих продавцов (эквайеров), так и для эмитентов карт, получающих основную долю от комиссий. 

Разумеется, падение коснется и банков, и других участников экосистемы, в том числе платежных систем «Мир», Visa, Mastercard. 

Масштабы бедствия пока неясны; глубина падения покупательной способности еще не определилась, а рост цен и онлайн-платежей еще компенсирует наметившееся снижение покупок. Тем не менее через месяц выпадающие доходы от крупных покупок, от остановившихся авиаперелетов или  фитнес-центров неизбежно станут заметны. К этому добавится эффект упомянутого выше снижения комиссий, а также операций с наличными в офлайне — примета любого кризиса. 

Тут игрокам остается только надеяться, что государство не распространит регулирование комиссий на иные отрасли или на более долгий срок. Надеяться на это нужно и населению, ведь недостающие доходы банки будут компенсировать снижением или отменой бонусных программ и кешбэков. 

Вторым банковским сегментом, который затронет кризис, является кредитование. Здесь неудачно складываются и падение числа заемщиков, кредитные каникулы, рост банкротств. Проблемы, к сожалению, ударят и по выдаче, и по погашению. 

Единственной надеждой тут является возможная активная государственная поддержка. На этом фоне мы также увидим отток клиентов из банков в МФО. Это традиционная тенденция для трудных времен. Правда, в ближайшее время население будет активно залезать в кредиты по существующим картам и по картам рассрочки, надеясь, что трудные времена закончатся раньше окончания беспроцентного периода. Но это справедливо для существующих карт. Число новых кредитных карт будет снижаться — из-за ужесточения условий выдачи со стороны банков, осторожности населения и из-за окончания сроков действия старых карт и сложностей с заключением новых договоров. 

Гораздо более сложной для решения отраслевой проблемой является крах рынка денежных переводов. Денежные переводы в страны СНГ были заметным источником дохода как для операторов систем денежных переводов, так и для агентов. Неизбежно этот рынок в ближайшее время пострадает в связи с остановкой некоторых строек и других сегментов, активно использующих труд мигрантов. Уже в марте переводы из России упали на 11% к январю, который сам по себе не является хорошим месяцем для индустрии. 

Разумеется, список проблем далеко не полон. Интересно получить общую оценку ущерба. McKinsey недавно оценил падение доходов мировой платежной индустрии в 8-10% в 2020 году. Эта цифра представляется верной и для России. 

Что мы увидим после выхода из кризиса? 

  • Уход мелких и средних универсальных банков. Этот процесс продолжается уже давно, для многих небольших игроков кризис станет фатальным. Банки с узкими бизнес-моделями могут как выиграть (например, обслуживающие онлайн-эквайринг), так и проиграть (например банки, обслуживающие платежи ЖКХ с учетом падения собираемости и обнуления комиссий). Большие банки, имеющие возможность перекрестного дотирования сегментов, увеличат свою аудиторию и могут захватить новые направления.

  • Еще больше вырастет роль государства. Это и целевая поддержка важных сегментов рынка и отдельных банков, и рост роли государственной платежной инфраструктуры НСПК/Мир/СБП, и регулирование комиссий. Этот процесс был неизбежен и без кризиса, но кризис даст ему мощный толчок.

  • Развитие онлайна и безналичных технологий. Более всего рынок ждет от государства введения онлайн-идентификации. ЦБ уже сделал осторожный шаг в этом направлении, разрешив удаленное открытие счетов в социально значимых целях. Но, сожалению, мы до сих по не имеем работающей системы удаленной идентификации. Из этих же соображений вырастет доля виртуальных карт в смартфонах, оплата по QR-кодам и прочие решения, развивающие бесконтактный доступ к клиенту. 

Кризис не внесет новых тенденций в банкинг, но сильно подстегнет идущие в последние годы процессы. Несомненно, через год мы увидим более бесконтактную, онлайновую, дешевую, высокотехнологичную и огосударствленную платежно-банковскую инфраструктуру. И однозначно понятно, что далеко не всем существующим игрокам найдется в ней место.