Кремниевая школа: как управлять бизнесом на мировом уровне?

В новом выпуске Forbes Agenda разговор пойдёт про бизнес-образование. Несмотря на то, что первые бизнес-школы появились в мире еще в начале XX века, для России это явление относительно молодое. Поэтому многие российские предприниматели и топ-менеджеры хотели бы получить именно зарубежное бизнес-образование, но, зачастую, так и не реша-ются на это — не многие готовы оставить надолго семью, работу и дом. О том, можно ли учиться в лучших университетах мира, не покидая родного города, мы поговорим сегодня с нашими гостями.

Дмитрий Озман: Сегодня я хочу поговорить про бизнес-образование. Скажи, зачем предпринимателю вообще чему-то учиться?

Замир Шухов, генеральный директор и партнер Global Venture Alliance: Предпринимательство – это такая сфера, где постоянно что-то меняется. Особенно, если человек занимается каким-то инновационным предпринимательством, создает новую технологию, мир вокруг него изменяется, и если он чему-то новому не учится, то он либо будет отставать, либо будет проигрывать своим конкурентам. Есть такая фраза, что если обстоятельства вокруг вашей компании или ситуация вокруг вашей компании изменяется быстрее, чем что-то меняется внутри, то конец уже близко. Поэтому мы в наших акселерационных программах всегда рекомендуем стартаперам, предпринимателям учиться чему-то новому, смотреть за передовыми трендами и всегда держать руку на пульсе.

Дмитрий Озман: Как ты считаешь, можно ли научиться предпринимательству на лекциях?

Замир Шухов: Ну, на самом деле, предпринимательство – это такой навык, который очень практичный. Конечно, на лекциях можно выучить какую-то базовую теорию о том, как строить графики, как делать финансовое моделирование, как, проектировать или управлять какими-то проектами. Но когда мы работаем со стартапами, опыт, который передается начинающим предпринимателям, всегда должен идти от зрелых и опытных, которые на себе и на своих примерах могут показать, как делать не надо, куда стоит двигаться и как, в принципе, мотивировать команду вокруг себя.

Дмитрий Озман: Почему топ-менеджеры и крупные предприниматели, предприниматели с большим бизнесом, достаточно серьезным, выбирают именно зарубежные программы? Неужели в России нечему учиться?

Замир Шухов: Нет, в России, конечно, научиться можно много чему, но исторически у нас в стране очень хорошо учили математике, хорошо учили программированию, у нас замечательные инженеры. Но с точки зрения бизнеса, российская экономика стала рыночной буквально 25-30 лет назад и поэтому накопленного опыта не так много, как в других странах, например, в таких, как США. В том числе и образование у нас никогда не было заточено на то, чтобы создавать предпринимателей, оно создавало профессионалов разных областей, каких-то профессий: бухгалтеров, юристов, экономистов. Так как бизнес – это такая, очень живая среда, она всегда зависит от рынка, который находится вокруг, в нашем образовании пока еще не хватает вот этой связки реальных кейсов из рынка с тем, чему учат у нас в ВУЗах. С другой стороны, в зарубежных университетах, которые могут фокусироваться на предпринимательстве, например, такие, как Стэнфорд, очень много практико-ориентированных занятий. И все обучение, весь этот процесс, окружен именно применением знаний сразу на практике. И люди, выходящие из этого ВУЗа, или даже во время обучения, уже могут сразу применять полученные знания или какие-то инструменты в своих собственных стартапах.

Дмитрий Озман: Я хочу поговорить про саму программу. Что она из себя представляет? Сколько времени занимает? Какие курсы ты проходишь? Чему обучаешься?

Замир Шухов: Да, программа, которую мы выбрали – это одна из самых сильных и лучших программ по предпринимательству из Стэнфорда, она там называется «Ideatomarket». И она основывается на том, что человек может прийти со своей идеей, инновационной идеей, и за период трех месяцев он ее полностью упаковывает по всем необходимым канонам с использованием лучших инструментов. Первые, конечно, модули связаны с тем, что вы учитесь оценивать бизнес-идеи. То есть, у вас может быть их несколько, и вы должны понять, как же мне лучше, какую идею лучше выбрать, из чего может реально вырасти значимый бизнес, может быть даже «единорог». И дальше человек начинает все это упаковывать. Он смотрит на то, кто его целевая аудитория, потом смотрит на рынок, который существует или не существует, или может быть создан при помощи такого нового бизнеса. Как донести свою ценность до этой целевой аудитории, через какие инструменты маркетинга и пиара, да. После этого, конечно, мы смотрим на то, как мы создаем этот продукт, при помощи каких методологий, инструментов. Это у нас должен быть IT-продукт, это гаджет, это какой-то сервис, это интернет-сайт, это магазин.

Дмитрий Озман: То есть не принципиально, из какой сферы твой бизнес?

Замир Шухов: Абсолютно. Те методологии, которые преподаются в данной программе, можно применить к любому бизнесу и даже не бизнесу. То есть, если у вас, например, социально-предпринимательский проект или некоммерческий проект, эти же самые инструменты применимы и сюда. Они просто о том, как взять и донести ценность, которую вы хотите до конечного пользователя, при этом построив очень правильную бизнес-модель, которая может не только сама себя содержать, но в принципе приносить прибыль.

Дмитрий Озман: Я хочу для наших зрителей немного прояснить ситуацию с образованием в нашей стране. У нас есть классическое школьное образование., у нас есть высшее образование, есть MBAи сейчас появляются всевозможные курсы повышения квалификации. Вот место твоей программы, оно где? Оно между классическим высшим образованием и MBA? Или как?

Замир Шухов: Это называется дополнительное профессиональное образование. И даже центр Стэнфордский, являющийся партнером этой программы, так и называется «Стэнфордский центр дополнительного профессионального образования». То есть, это для взрослых людей, у которых уже есть хотя бы одно высшее образование, которые уже имеют какой-то практический опыт работы либо в корпорации, либо своего собственного бизнеса, но у них не хватает куска навыков или знаний, инструментария, современных методологий по запуску стартапов. То есть это программа примерно вот такого типа. Она не является высшим образованием, потому что всего длится 3 месяца. Человек по итогу этой программы получает Стэнфордский сертификат о том, что он завершил этот курс. Такие курсы, в принципе, есть в каждом ВУЗе, но здесь мы дополнили Стэнфордский контент очень значимыми частями с российской стороны. Потому что мы прекрасно понимаем, что программа, созданная для студентов в Кремниевой долине, она может отличаться тем, что на том рынке другая экономическая модель, в принципе другая покупательная способность клиентов. Здесь мы дополнили ее значимым количеством российских экспертов, предпринимателей, инвесторов или представителей корпораций. И еще команды будут сопровождать профессиональные коучи-трекеры, которые будут помогать внедрять знания, полученные в рамках лекций и воркшопов непосредственно в проект.

Дмитрий Озман: Часто говорят, что в большинстве программ преподают теоретики, и что количество практиков не настолько высокое. Вот какая ситуация в вашей программе?

Замир Шухов: 5 лет назад, когда мы начинали наш текущий бизнес, мы дали себе такое обещание, что все люди, преподающие в наших акселерационных программах, это будут люди, которые имеют практический опыт. И мы это обещание сдержали. Все теоретики, уважаемые нами, были отпущены, и мы оставили только тех, кто практикует, является сам серийным предпринимателем, инвестирует в стартапы, ну либо имел очень значимый опыт в прошлой жизни и сейчас занимается менторством или коучингом. В данной программе мы это подтверждаем. То, что преподается от коллег из Стэнфорда – это очень много практических кейсов, то есть там почти 25 человек из разных компаний, корпораций, рассказывающих о том, как они запускали продукты в Нетфликсе, как они делали Тесла, как они делали какие-то вещи в Майкрософте. То есть очень-очень практические вещи. Плюс, именно стартаперы, которые запускали свои компании с нуля. И здесь, на российской части, мы тоже пригласили несколько топ-менеджеров интересных корпораций, таких очень передовых, которые запускают продукты. И ряд российских таких уникальных стартапов, которые в принципе добились успеха, в том числе на рынкеEdTech.

Дмитрий Озман: Замир, а что нужно для того, чтобы поступить, вообще, как процедура вступительных экзаменов: есть они или нет, надо готовиться или не надо? Какие книги стоит прочитать перед тем, как поступить на…

Замир Шухов: Мы сделали процесс попадания в эту программу максимально простым. Нужно будет подать заявку на нашем сайте, наши менеджеры посмотрят на то, что человек о себе написал. Мы обязательно свяжемся, проведем такое небольшое интервью, чтобы лучше понимать, чем занимается потенциальный абитуриент этой программы. Вот, он имеет текущий бизнес или он хочет запустить стартап.

Дмитрий Озман: Вы даете какие-то советы практические, когда знакомитесь с потенциальным абитуриентом?

Замир Шухов: На самом деле, мы говорим о том, что прийти в эту программу может почти каждый. Понятно, что у вас должна быть такая амбиция запустить какой-то стартап или иметь свой бизнес в будущем, но это не обязательно. У вас может быть просто идея. И даже если у вас этой идеи нет, вы можете присоединиться к какой-то команде в рамках программы, потому что вся программа разбита на такие командные упражнения. То есть, вы можете работать с кем-то, получаете практические навыки и после заполнения заявки мы общаемся с потенциальным кандидатом, мы понимаем, что программа ему интересна, он готов, и дальше все просто. Вам даже не нужно знать английский язык, потому что все материалы мы специально переводим, понимая, что достаточно высокий уровень английского языка требуется для свободного общения с американскими коллегами. Мы этот барьер тоже упростили, добавляя синхронный перевод и переводя все текстовые материалы на русский язык.

Дмитрий Озман: Ты говорил о том, что эти работы будут показывать преподавателям Стэнфордского университета. Они дают какие-то рекомендации или ты сдаешь какие-то экзамены?

Замир Шухов: Да, есть, конечно аттестационная процедура по итогу этой программы. Есть несколько таких milestone-мероприятий, то есть, когда команда презентует промежуточные результаты своей работы. На этих мероприятиях присутствуют коллеги из Стэнфорда. Они по удаленной видеосвязи смотрят и дают обратную связь и комментарии.

Дмитрий Озман: Мы, кстати, чуть позже с ними пообщаемся. Тоже зададим интересующие вопросы.

Замир Шухов: Обязательно. И в самом конце то, из чего складывается ваша аттестационная оценка: 75% вашей оценки – это защита финального проекта. То есть то, как вы его вместе со своей командой защитите. Порядка 10% оценки – это посещение всех лекций, всех мероприятий программы и выполнение домашних заданий. Ну, остальное – это оценка вашего коуча, который будет вас сопровождать о том, как усердно вы работали в рамках этих трех месяцев.

Дмитрий Озман: Зачем российскому топ-менеджменту, российским предпринимателям получать зарубежное образование?

Замир Шухов: Ну, смотрите, если мы говорим про инновационные стартапы и компании, в целом российский рынок достаточно скромный в этих мерках – всего 140 миллионов человек. Поэтому, когда мы работаем здесь, мы сразу говорим: «Ребята, стройте глобальный бизнес». Но и надо признаться, что в отношении построения глобальных, мировых компаний с большим объемом пользователей, да, и большой капитализацией, конечно, Кремниевая долина здесь лидер. Есть, конечно, и китайский опыт других компаний, но там особенности своей экономики. И в этом плане те методологии, инструменты, тот опыт, который есть в Стэнфорде и в Кремниевой долине, он самый передовой в отношении запуска именно такого рода бизнесов. И мы фокусируем программу на инновации, поэтому здесь мы взяли лучшие кейсы, лучшие примеры, адаптируем этот контент при помощи наших спикеров здесь. То есть, они, обсуждая, например, модель выведения продукта на рынок, они дают свои примеры, именно как они делали это в России. Но опять же, задача, создавая бизнес здесь, в России, масштабировать его на весь мир. Это если мы говорим про венчурные проекты, ну, основа которых лежит именно в этой программе.

Дмитрий Озман: Замир, когда начинается программа?

Замир Шухов: Сейчас у всех пора отпусков, поэтому мы планируем запустить программу во второй половине сентября, после того, как все отправят детей в школу и в университеты, взрослые могут прийти к нам.

Дмитрий Озман: То есть, дети пошли поучились и родители их тоже.

Замир Шухов: Именно так.

Дмитрий Озман: Замир, спасибо за интересный, содержательный разговор. Увидимся с твоими коллегами из Стэнфорда в нашей студии.

Стэнфорд – один из ведущих исследовательских университетов мира, известен своим предпринимательским характером. Исследование, проведенное в 2012 году, показало, что доход компаний, созданных предпринимателями из Стэнфорда, составляет более $2,5 трлн. Начиная с 1930-х годов выпускники и преподаватели университета создали 39900 компаний.Все члены Стэнфордского университета занимаются исследованиями и созданием новых знаний, от студентов до нобелевских лауреатов. В свое время в Стэнфорде учились актрисы Риз Визерспун и Сигурни Уивер, основатель AppleСтив Джобс, один из основателей поисковой системы GoogleСергей Брин, тридцать первый президент США Герберт Гувер и Джон Кеннеди.

Дмитрий Озман: Как сегодня развивается бизнес-образование в современном мире?

Майкл Лепик, старший научный сотрудник института окружающей среды Вудса при Стэнфордском университете: Традиционное обучение основывалось на лекциях и определенных кейсах. И таким образом всегда университеты подходили к обучению. Но сейчас людям хочется получить результат как можно быстрее, им хочется быстрее испачкать руки и разобраться в том, как это все работает. В Стэнфорде мы постоянно видим таких студентов: они не хотят учиться, чтобы узнать, насколько применимы их знания, они хотят здесь и сейчас выйти на рынок и применять абсолютно все, что мы учим, все, чему мы учим их. Разумеется, мы учим фундаментальным вещам, потому что заменить фундаментальные знания невозможно. Но люди сразу начинают практиковать их, они не боятся неудач, и они фактически готовы сразу броситься в омут с головой. Мы, в свою очередь, стараемся не мешать им, чтобы они действительно это делали, мы предоставляем правильные инструменты, помогаем развить навыки для того, чтобы в этом омуте проплыть. Ну и, конечно же, мы наблюдаем со стороны и даем совет, если вдруг что-то идет не так. Соответственно, мы фактически идем вместе с вами. И в данном случае мы таким подходом заменили стандартные лекции. В данном случае мы говорим не о теориях, мы говорим о постоянных проектах и постоянном новом опыте для того, чтобы ваши навыки сразу можно было применять на реальном деле.

Дмитрий Озман: Спасибо. Камран, добавите?

Камран Элахиан, предприниматель, основатель и руководитель GlobalInnovationCatalyst: Да, честно говоря, нет. Мне как правило есть, что сказать, но в конечном итоге практически все, что говорил Майк вполне достаточно. И вот, честно говоря, я просто думаю, вот если бы когда я только начинал заниматься предпринимательством, у меня был доступ к таким методам. Но, к сожалению, мне пришлось научиться всему самому, у меня не было наставников, у меня было очень мало поддержки со стороны экспертов. И было действительно тяжело. Фактически, везде и всюду ты искал хоть кого-то, кто понимает проблему, кто столкнулся с такой же ситуацией, а это типичная ситуация в стартапах. И когда я слушаю Майка, я думаю: «Боже мой, почему, когда я был молодым, у меня не было доступа к таким новым методам обучения».

Замир Шухов: Я хочу дополнить то, что сказали коллеги тем, что мир технологический, он не стоит на месте. И в том числе технологии сильно влияют на образование. Мы заметили, что во время пандемии, когда всем нам приходилось самоизолироваться и находиться долгое время в закрытых помещениях, многие начали задумываться о том, как бы повысить свою квалификацию и выучить что-то новое, чтобы не терять время зря. Мы увидели значительный рост в обучении онлайн различных курсов и показателей даже российских образовательных платформ. И модели гибридного образования, которые сейчас становится уже нормой, они будут менять то, что называется бизнес-образованием. И мы видим, что человек хочет получать новые знания не только находясь в каком-то конкретном здании, которое называется «университет» или «школа». Он хочет иметь возможность получать образование на ходу, в своем мобильном телефоне, в удобное для него время, чтобы это было какими-то короткими, итеративными форматами, где можно было быстро послушать, посмотреть и тут же начать применять в своем бизнесе.

Дмитрий Озман: Мой вопрос к Майку. Майк, почему стоит выбирать именно Стэнфордское образование?

Майкл Лепик: Я думаю, что когда мы говорим об образовании и об образовательном опыте, нужно задумываться над тремя вещами. Во-первых, нужно смотреть, насколько применим ваш опыт и насколько инструменты, которые вам дают, действительно можно применить в работе. Конечно же, затем необходимо работать над расширением своей профессиональной сети контактов. Соответственно, это люди, которые учатся вместе с вами и это люди, которые горят так же, как вы. Ну и конечно же вы должны понимать, кто вас окружает. Соответственно, все должно быть применимо, необходимо расширять сеть контактов и нужно анализировать, что вокруг вас. В Кремниевой долине мы разрабатывали такие инструменты на протяжении десятилетий, это самая успешная экосистема для предпринимателей в мире. И, соответственно, когда мы говорим о применимых инструментах, только здесь вы получите лучшие из них. Когда мы говорим о профессиональной сети, опять же, зачем искать какие-то другие места, потому что здесь есть точно такие же люди, которые с точно такими же целями приходят в эти программы. Ну и с точки зрения Стэнфорда, у нас есть опыт, которого нет ни у кого на планете. Когда мы говорим о предпринимательстве, мы находимся в центре экосистемы предпринимательства — очень важно находиться среди людей, которые все это понимают. Мы предоставляем программы, и мы соответствуем этим словам.

Камран Элахиан: Вполне очевидно, в мире множество хороших университетов. Если мы смотрим на количество патентов, посмотрим на MIT, у них патентов бог знает сколько. Точно так же Оксфорд, Гарвард, многие университеты, Кембридж и так далее, защищают множество патентов. Но это было полезно для экономики знаний. Но в начале двадцать первого века началась экономика инноваций. И здесь и сейчас необходимо мыслить инновационно, нужно учиться бороться со страхом неудачи, нужно учиться искать то, чего вам не хватает. И конечно же искать людей, которые могут дополнять то, чего не хватает вам. И Стэнфорд это видит и понимает. Все началось лет 30 назад, они начали работать над этим вопросом еще в школе инженерии, и они начали менять парадигму мышления о бизнесе, начали предоставлять знания о бизнесе, которые действительно могли бы использоваться вместе с этими инженерными знаниями. Инновационная экономика – это исполнение, реализация. И необходимо уметь сочетать технические и бизнес-концепты и добавлять туда креативные, творческие идеи для того, чтобы у вас был выигрышный продукт. Если вы реализуете только инженерные концепции, то вы разработаете продукт, который будет очень продвинутым и сложным, но не будет востребованным. Если вы используете только бизнес-концепции и узнаете, что же требуется вашим клиентам, и разрабатываете свой минимальный продукт, то в таком случае у вас есть шанс на создание бизнеса. Но если вы хотите широкий масштаб, то в таком случае необходимо понимать, что есть некие творческие, эстетические элементы. ПредставьтеMicrosoftWindows, где нужно постоянно нажимать Ctrl+ Alt+ Delдля того, чтобы перезагрузить компьютер, и в то же самое время возьмите iPhone, вы нажимаете на кнопку – и все включается, на одну только кнопку. Нужно искать методы сотрудничества с людьми, которые дополняют ваши собственные навыки. И с помощью этих программ вы действительно можете стать частью глобальной сети GICи начать работать с людьми, которые сами прошли через все эти проблемы, и они смогут вам помочь. Вы сможете найти тех людей, которые могут вас поддержать и помочь сделать ваш проект успешным. Я, как выпускник Стэнфорда, очень благодарен за все то, что я узнал, будучи студентом Стэнфорда. Я начал работать на HP, и фактически HPоплатили мое обучение в Стэнфорде. Я узнал намного больше, чем рассчитывал — я узнал каким образом взять свою идею и выдвинуть ее на рынок.

Замир Шухов:Понимаешь, Стэнфорд — это самый лучший ВУЗ для предпринимателей и стартапов. Недавно вышло исследование Блумберг, которое это подтвердило. Мы всегда задавали вопрос, а как можно сделать так, чтобы российские предприниматели получили доступ к этим колоссальным знаниям, к этим методологиям, к этим инструментам? Потому что не каждый может себе позволить полететь в Соединенные штаты, или не владеет полноценно английским языком или сейчас, в рамках пандемии, просто невозможно пересекать границу. И это одна из наших приоритетных задач уже на протяжении многих лет в компании GVA- мы привозим лучшие практики из Кремниевой долины на российский рынок, в российскую инновационную экосистему. Когда-то это были методологии custom redevelopmentСтива Бланка и Боба Дорфа. Потом это были методологии lean startup Эрика Риса. И очень много таких инструментов мы привозили и внедряли в свои акселерационные программы. Сейчас, благодаря нашим замечательным партнерам, GIC и нашим коллегам из Стэнфорда, появилась уникальная возможность привести все те знания, весь тот наработанный опыт в Россию и пройти обучение по стэнфордским стандартам здесь, через программу GIC IX Russia.

Дмитрий Озман:Насколько я знаю, эта программа впервые запускается в России. Какие у вас вообще ожидания от ее запуска на территории нашей страны? Камран?

Камран Элахиан:Я работал в России, но, к сожалению, из-за пандемии я уже довольно-таки долго не могу посетить эту страну. Но, в прошлом, когда я посещал Россию (обычно я посещал ее 3-4 раза в год) я сталкивался с удивительнейшими учеными и инженерами. Это гениальные люди, которые работали в больших корпорациях и были очень даже несчастны, потому что они не могли делать чего-то нового. Или же они вступали в правительственные программы, в инкубаторы, которые были созданы правительством. Я встречался с сотнями молодых предпринимателей и ученых, я задавал им простой вопрос, когда вы в последний раз беседовали со своим клиентом? И 99% ответов были, «Знаете мы не общались еще с клиентами» И я их спрашивал: «Почему нет?». А они говорили: «Мы еще не готовы». И я тогда спросил: «И сколько вы уже работаете?». «Год, два, три. Но мы еще не готовы». И тогда я задавался вопросом, каким образом вы можете разработать продукт в лаборатории, в этой теоретической обстановке? Вы же нечего не знаете. И когда я начал работать с GVA,с Замиром, я увидел, что люди серьезно заинтересованы в том, чтобы получить результат, а не просто познать теоретический аспект этой работы. Так мы начали работать много лет назад и я был заинтересован в том, чтобы создавать рабочие места будущего по всему миру. А Россия — это крайне важная страна для всего мира. И я задавался вопросом, каким образом можно изменить эту парадигму? И мы начали искать для этой программы правильных профессоров в Стэнфорде, правильные программы в Стэнфорде, начали создавать канал передачи этих знаний и обучения на основе опыта. Нам понадобилось много лет переговоров, обсуждений, исследований, оценки обстоятельств. И я очень рад, что спустя четыре года эта программа доступна людям. И то влияние, которая оказывает Россия, как на свою собственную страну, так и на все соседние страны, невероятно. И если мы будем обучать бизнесменов делать работу по-новому, если мы будем поддерживать многообещающих инженеров, ученых и предпринимателей, перспективных людей фактически мы им предоставляем возможности, которые не может по каким-то причинам предоставить правительство. И это касается не только России, но и соседних стран. Мы помогаем молодым людям создавать рабочие места будущего и это будут новые, абсолютно уникальные рабочие места. И так же мы помогаем существующим компаниям, которые в конечном итоге не смогут перестроиться без этих подходов, потому что мы помогаем им спасти их собственные компании и существующие рабочие места. В данном случае, крайне важно обучить именно этим учебным программам для того, чтобы влияние этих предпринимателей распространялось не только на Россию, но и на соседние страны.

Дмитрий Озман:Коллеги, мой последний вопрос, представьте, что перед вами стоит несколько десятков тысяч русскоязычных предпринимателей. Чтобы вы им сейчас сказали?

Майкл Лепик:Что бы я сказал группе русских предпринимателей? Для того, чтобы быть успешным предпринимателем, вам потребуется сочетание нескольких аспектов: во-первых, делайте все, для того чтобы выдержать любой удар. Это очень важно! Во-вторых, вам необходимы инструменты для того, чтобы справится с любым вызовом, который встает перед вами. И в-третьих, это, конечно же, нужно мыслить таким образом, чтобы быть уверенным в том, что вы сможете добиться успеха несмотря не на что. И предпринимательское образование в данном случае очень важно, потому что если у вас нету уверенности, то зачастую это становится очень тяжелым испытанием для вас. Если предприниматель понимает, что у него есть идея, которая может изменить мир, но не понимает как это сделать, то хочется сказать: «Мы знаем, как это делается и мы хотим вам помочь».

Камран Элахиан:Я, наверное, сказал бы следующее: мы находимся на очень интересном этапе эволюции нашего вида. Впервые в истории молодежь получила невероятное преимущество по сравнению с пожилыми людьми. Такого не было никогда! В прошлом люди постарше контролировали все, в особенности пожилые мужчины. Когда мы говорим об инновационной экономике, мы говорим о трансформации, об изменении, а пожилые люди не любят изменений. И когда они видят, что происходит что-то глобальное, например, коронавирус, он меняет все и соответственно старики начинают отрицать его. Они говорят, что это не проблема и так далее. А молодежь говорит: «Ну, ладно, все меняется, значит и нам нужно найти способ, чтобы не просто выжить, но и еще добиться успеха». Впервые в истории нашего вида мужчины и женщины обладают одинаковыми возможностями. Даже более того, я бы подчеркнул, что у женщин есть преимущество. Потому что когда мы смотрим на инновационную экономику, основа работы меняется. В старой экономике мы работали 20-30 лет на компанию, а затем увольнялись и уходили на пенсию. В инновационной экономике вы можете исполнять множество функций, даже сидя дома. Мультизадачность — у вас может не быть постоянной работы, вы можете несколько часов посвящать одной работе, несколько часов другой работе и это могут быть совершенно разные организации. Эти изменения пугают стариков, люди не знают, как адаптироваться, как меняться. В то же самое время молодые люди говорят: «Ну, ладно, найдем способ, каким образом можно использовать мой мозг, и каким образом можно использовать мои знания, как можно узнать что-то новое, используя интернет». Потому что нет необходимости ехать в Кремниевую долину, нет необходимости ехать в Стэнфорд, потому что у нас есть мощные ресурсы, облачные ресурсы, для того чтобы узнавать что-то новое. И, соответственно, вы можете применять эти знания и находить решения. В данном случае, мы преодолеваем этот страх изменений и неудач, и это проявляется лучше именно у молодых людей. Здесь мы видим, что структура власти, которая обычно основывалась на создании богатства, сейчас меняется. Сейчас молодежь становится катализатором движения вперед. Особенно если мы учим молодежь использовать их знания, учим их новым знаниям, использовать глобальные сети для решения проблем и создания новых ценностей новыми методами. Никогда в истории такого не было и молодые люди, юноши и девушки, действительно имеют прекрасную возможность изменить нашу историю.

Дмитрий Озман: Спасибо!Надеемся, этот выпуск был для вас полезным, вы нашли для себя что-то интересное и новое. Будьте здоровы, учитесь и достигайте новых высот.