К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

«Рубль, вложенный в цифровизацию сейчас, даст три рубля завтра, а иногда и уже сегодня»: Игорь Калганов о цифровизации банков


Цифровизация банковского сектора — вопрос весьма спорный как для клиентов, так и для самих банкиров. Пока одни радуются удобству цифрового функционала и притоку новых клиентов, другие скептически настроены к финансам в диджитал среде. В интервью директору по развитию Forbes Russia Дмитрию Озману генеральный директор группы компаний «Иннотех» Игорь Калганов рассказал, зачем банкам необходимо идти в «цифру», насколько сложно внедрять такие решения в консервативный банковский сектор и какая степень доверия у клиентов к новым платформам на сегодняшний день.

Дмитрий Озман: Игорь, добрый день. Рад вас приветствовать в нашей студии. Скажите, пожалуйста, чем занимается группа компаний «Иннотех» и зачем она вообще нужна?

Игорь Калганов: Добрый день. Спасибо, что пригласили. Группа компаний «Иннотех» — это один из ведущих российских разработчиков банковского софта. Пожалуй, самая бурно развивающаяся и самая быстрорастущая компания на российском IT-рынке. Мы с нуля выросли до 3000 человек буквально за год и взяли из ситуации с пандемией, когда мы все были на удалёнке, мне кажется, максимум, собрав одну из лучших команд в стране для создания крутых цифровых банковских продуктов.

Дмитрий Озман: Я знаю, что на данный момент вы занимаетесь разработкой платформы для банковского сектора. Можете чуть подробнее о ней рассказать?

Реклама на Forbes

Игорь Калганов: Всё так. Цифровая банковская платформа — наш основной продукт. Мы создаем ее для наших ключевых заказчиков. Платформа позволяет трансформировать классический банк в цифровой. Вся наша команда сфокусирована ровно на этом. Цифровые платформы позволяют банкам работать со своими клиентами омниканально, переходя в совершенно другую лигу. Они начинают взаимодействовать с клиентом через мобильное приложение, банкоматы и офисы как через единую систему. Это неразрывная цепочка коммуникации.

Дмитрий Озман: Про функционал мы немножко поговорили, давайте теперь про её пользу. Можете выделить главные факторы, которые будут сильно влиять на ситуацию в банковском секторе с переходом на эту платформу.

Игорь Калганов: Ключевой фактор — клиент начинает взаимодействовать с банком любым удобным способом. Мы накапливаем гигантские объемы информации на основе действий пользователя и можем максимально использовать все возможности искусственного интеллекта для построения работы с ним. За счёт этого оптимизируется огромное количество процессов. Они удешевляются и ускоряются, повышается одобрение по кредитным рискам, сокращается фрод, снижается уровень просрочки. Это принципиальные изменения работы со своими клиентами. Плюс всё, что оптимизируется, уходит в «бэки». Потому что эти процессы для клиента не видны, но тем не менее любой банк имеет огромное количество рутинных операций. И, конечно, меняя операционистов и сотрудников колл-центра на системы, базирующиеся на искусственном интеллекте, мы высвобождаем огромное количество времени у людей. У них появляется возможность направлять эти ресурсы на другие задачи. Искусственный интеллект даст огромный толчок всей банковской отрасли и финтеху. По оценкам McKinsey, в ближайшие годы с помощью искусственного интеллекта банки заработают порядка 1 триллиона долларов, и, конечно, сейчас есть огромное количество внедрений технологии искусственного интеллекта в банковском секторе. Три четверти банков уже так или иначе занимаются внедрением, но те, кто сделает это быстрее и лучше всех, заберут верхний слой топовых клиентов и денег на этом рынке.

Дмитрий Озман: Насколько сложно такого рода решения внедрять в банковский сектор?

Игорь Калганов: Банковский сектор тщательно выбирает те или иные новые технологии, так как это работа с финансовыми средствами людей и компаний. Поэтому каждое решение дважды, трижды должно пройти проверку, прежде чем выйдет в промышленную эксплуатацию. При этом искусственный интеллект внедряется сначала как второе мнение. Он показывает свою эффективность и результаты, и банк быстро понимает, что именно на этих решениях нужно базироваться и в них нужно вкладываться. Счёт всегда на табло. Если вы посмотрите прибыль по банковскому сектору, то четко увидите флагманы рынка — те банки, которые уже получают весь мультипликативный эффект от цифровой трансформации. Вложенный в цифровизацию сейчас рубль даёт 3 рубля уже завтра, а иногда и возврат инвестиций уже сегодня.

Дмитрий Озман: По вашим ощущениям, насколько рынок готов к такого рода внедрениям?

Игорь Калганов: Он очень сильно поляризирован. Есть на рынке набор компаний, банков, которые крайне консервативны и не готовы меняться, двигаться куда-либо. Они продолжают заниматься классическим бизнесом и не развиваются. Такие банки ждет скорое увядание и уход с рынка. Мы помогаем лучшим банкам становиться цифровыми — как можно раньше. Поскольку здесь каждый потерянный день — это недополученная прибыль.

Дмитрий Озман: Давайте поговорим про клиентов. Какая степень их доверия к такого рода решениям?

Игорь Калганов: Омниканальность позволяет создать для клиентов уникальный опыт в работе с их банком. И, конечно, они рады использовать новые возможности мобильных приложений и получать дополнительные сервисы. Банк может знать, когда вам нужен кредит, — и понять задолго до того, как вы примете это решение. Так получается за счет того, что у него есть большие массивы данных, искусственный интеллект, работа с предиктивной аналитикой. С другой стороны, это происходит уже настолько незаметно, комфортно вписываясь в нашу жизнь, что воспринимается как часть привычного процесса.

Дмитрий Озман: Ранее вы говорили про оптимизацию ресурсов. Что будет с кадрами, всех уволят?

Игорь Калганов: Нет. Это ведь не первый случай, когда автоматизация (сейчас мы ее называем цифровизацией) высвобождает огромное количество человеческих ресурсов. Раньше были телефонистки, и нам, чтобы связаться с кем-то, надо было позвонить сначала им и попросить соединить. АТС всех заместили, но у нас безработица от этого не выросла. На каждое оптимизированное рабочее место возникает 2-3 новых. На самом деле, потребность в людях только возрастает. Безусловно, сейчас есть перекос на рынке в сторону IT-специалистов, которых жуткий дефицит. И поэтому мы обучаем специалистов, создаём отличные рекрутинговые возможности, чтобы собрать лучших, дообучать или переобучать ребят, которые приходят из смежных секторов. Всегда находятся новые позиции и возможности, потому что за счет автоматизации растёт сама экономика. Конечно, параллельно растут и требования к профессионалам, к их образованию, уровню знаний и компетенции.

Дмитрий Озман: Кто будет отвечать за ошибки в таком случае, когда искусственный интеллект в банке принял неверное решение?

Игорь Калганов: В финансовом секторе внедрение любых технологичных решений сразу отражается на финансовых показателях. И мы всегда можем по итогам периода измерить, какое решение оказалось удачным и, соответственно, принесло дополнительную прибыль, а какое требует доработки. Наша большая команда дата-сайентистов постоянно улучшает и оптимизирует модели в плотной связке с бизнес-заказчиками, совершенствуя те механизмы, которые используются при принятии того или иного решения. К тому же искусственный интеллект имеет уникальные возможности самообучения на накопленном опыте, перестраивая на его основе свои будущие решения.

Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021