Дмитрий Аханов: «Осталось только уговорить жену меньше работать»

Дмитрий и Екатерина Ахановы Фото DR
Управляющий директор по взаимодействию с компаниями США и Канады «Роснано» Дмитрий Аханов о жене Екатерине, инвестбанкире, попечителе благотворительного фонда «Галчонок» и матери четырех дочек

С Катей мы познакомились в 2002 году в поезде Москва — Псков по дороге на конференцию энергетиков. Я тогда работал в «Никойле», а она — в Группе ЕСН Григория Березкина. Катя всегда была безумно привлекательной девушкой, она — звезда в самом прямом смысле этого слова. Но встречаться мы начали спустя полтора года.

Еще в начале совместного проживания мы выяснили, что категорически не любим семейные ссоры. И сейчас, спустя 10 лет после свадьбы, мы почти никогда не повышаем друг на друга голос, только разве что по вопросам ремонтов.

К выбору кольца я подошел ответственно. Находясь в командировке в Нью-Йорке, почти весь день провел в бутиках Пятой авеню. Три месяца кольцо отлеживалось в сейфе, пока я собирал силы сделать официальное предложение. Но в итоге в один из вечеров после тяжелого дня я, сидя допоздна в офисе, осознал, что самое ценное в жизни вовсе не работа, купил охапку роз и, приехав домой, встал перед Катей на колено.

Сейчас в связи с моей работой мы большую часть года живем в Калифорнии, в Кремниевой долине. Здесь Катя в первую очередь воспитывает наших дочек: старшей почти 6 лет, средним — 4 и 3 года, а младшей — два месяца. С 2011 года Катя находится в непрекращающемся декрете. При этом Катя постоянно чему-то учится — взяла несколько классов в Стэнфордском университете и местном колледже. Рожать последнюю дочь моя жена поехала сразу с экзамена по бухучету. Кстати, я присутствовал на трех из четырех родов.

Воспитанием детей в основном занимается Катя, но я тоже стараюсь уделять им много внимания. У нас есть одна постоянная няня и периодически прилетает кто-то из родственников из России. Но с четырьмя маленькими детьми все равно сложновато — экономим в первую очередь на сне, а также на романтических свиданиях и поездках. Вопросы школ и дополнительных занятий обсуждаем вместе. Меня устраивает набор занятий девочек: это и тхэквондо, и плавание, и спортивная и художественная гимнастика, и танцы, и русский язык.

Катя является попечителем в благотворительном фонде «Галчонок», который помогает детям с органическими поражениями центральной нервной системы. Параллельно Катя прорабатывает идею запуска йога-студии нового формата в Калифорнии.

Катя очень энергичный человек, она не может ничего не делать. Она всегда очень много работала, была успешной в профессиональной карьере, руководила департаментом корпоративных финансов инвесткомпании «Метрополь». А эта работа поглощает 110% времени и требует неженского характера. Сейчас за глобальный семейный бюджет, конечно, отвечаю я, за текущие расходы — Катя. У нас скорее партнерство, чем традиционный брак.

Я не сторонник совместной рабочей деятельности. Исторически, хотя мы и строили карьеры в одной энергетической сфере, я всегда предпочитал не работать вместе. Мы могли советоваться, обсуждать что-то, но на сделках никогда не пересекались. Я слишком щепетилен в этом плане с точки зрения конфликта интересов.

Главный секрет успеха Кати — это ее неуемная энергия. Катя меня вдохновляет своим существованием, тем, какая она жена, мама и мудрый человек с точки зрения семьи и отношений с родственниками. Она моя вторая половина, моя любовь, друг и партнер по жизни. Катя — это значительная часть того, ради чего я живу. Осталось только уговорить ее меньше работать.

Записала Гюзель Губейдуллина

Новости партнеров