«Русские родители напоминают снегоуборочные машины». Эстер Войджицки о том, как вырастить девочек из списка Forbes

Эстер Войджицки Фото Taylor Hill / WireImage / Getty Images
Автор международного бестселлера «Как воспитать успешного человека» Эстер Войджицки (по совместительству мама троих дочерей, две из которых находятся в списке Forbes) в эксклюзивном интервью Forbes Woman поделилась своими педагогическими «трюками»

Писательница Эстер Войджицки должна была стать специальным гостем ПМЭФ и говорить там об образовании и воспитании. Дело в том, что Войджицки — мать трех очень успешных дочерей: Сьюзен — генеральный директор YouTube (44-е место в America's Self-Made Women 2019 по версии Forbes), Энн — глава инновационной компании генетического тестирования 23andMe (33-е место в том же списке), Джанет — профессор педиатрии в Калифорнийском университете. Но поездка отменилась, так как средняя дочь писательницы была на последнем месяце беременности, и оставлять ее без присмотра Войджицки не решилась. Зато дала литературному критику Наталье Ломыкиной интервью о своем подходе к воспитанию, проверенном не только на собственных детях, но и на сотнях учеников.

Это правда, что книга «Как воспитать успешного человека» появилась по просьбе ваших дочерей, когда они сами готовились к материнству?

Да, но не только. Я уже 36 лет преподаю журналистику в старшей школе в Пало-Альто, и ко мне приходят родители моих учеников, которые видят, что подростки прислушиваются ко мне. Кроме того, мои дочери сделали хорошую карьеру в «мужских» профессиях с весьма серьезной конкуренцией. Я старалась вырастить самостоятельных детей, и это получилось. Когда мои дочери добились успеха, а мой курс журналистики признали на международном уровне, родители стали постоянно просить меня поделиться стратегией воспитания моих дочерей. CEO крупных компаний, от Gap и Google до Walmart и McDonald’s, стали спрашивать Энн и Сьюзен, как воспитать успешных руководителей, таких, как они. Я, конечно, в юности многое делала интуитивно, но за столько лет преподавания поняла, что действительно важно, и постаралась сформулировать. Я назвала свою стратегию TRICK (трюк) — по первым буквам ключевых слов: Trust (доверие), Respect (уважение), Independence (независимость), Collaboration (сотрудничество) и Kindness (доброта). На мой взгляд, это основополагающие вещи.

Обложка книги «Как воспитать успешного человека»

Посмотрите на эти пять слов (в русском переводе правило Эстер Войджицки звучит как 5С: (само)доверие, (само)уважение, самостоятельность, сотрудничество и сердечность. — Forbes Woman), они означают, что ты даешь людям независимость, побуждаешь к сотрудничеству и относишься к ним по-доброму. Эти пункты работают в связке. Не бывает независимости без уважения, не бывает доверия без доброты. В 2017 году я выступала на конференции «Сознательный капитализм» перед крупными бизнесменами, рассказывала им про 5С, и никто даже не подумал выйти из комнаты или отвлечься, меня забросали вопросами. Потому что сейчас, в XXI веке, они учат своих сотрудников самостоятельности и сотрудничеству через систему поощрения и командных проектов, как я своих учеников в Пало-Альто. Собственно, с той конференции все и началось.

Сейчас в мире кризис доверия. Мы не решаемся быть собой, идти на риск, противостоять несправедливости — и этот страх передается детям. Нужно уметь доверять себе, своему родительскому чутью. И позволять детям самостоятельно принимать решения. Ребенок, которого еще в детстве научили нести ответственность за свои действия, сможет гораздо лучше справляться со сложностями и вызовами взрослой жизни.

Но что делать, когда ты рассержен, вымотан? Современные родители, работающие 24/7, в постоянном стрессе. Их могут раздражать детские вопросы, детские проблемы. Так легко отмахнуться от ребенка, сказать «хватит, делай так, потому что я сказала, — и точка».

Так и есть. Но нужно все время помнить: твой ребенок — личность. К нему надо относиться с уважением. Да, у маленьких детей возникают «дурацкие» просьбы. Но всегда можно просто сказать: «Извини, я не могу этого сделать прямо сейчас вместе с тобой. Сейчас я занята. Но могу позже». Что происходит вместо этого? Мы отмахиваемся, потом выходим из себя, кричим на детей, иногда даже шлепаем. А все, что говорится с раздражением, противоречит доверию. Ребенок не понимает, что ему делать в следующий раз: обращаться к вам или справиться самостоятельно. Будете ли вы так же злиться или все-таки спокойно выслушаете.

«Родители должны периодически устраивать себе внутренний экзамен»

Это особенно важно, когда приближается подростковый возраст. Отсутствие прочной связи и привычки доверять родителям становится огромной проблемой. Потому что подростки, будучи физически почти взрослыми, все еще остаются совершеннейшими детьми. Они вытворяют совершенно необъяснимые вещи — и это сводит родителей с ума еще сильнее, чем раньше. Словом, если вы шикнули на ребенка раз-другой-третий — это не трагедия. Но если так происходит постоянно, нужно серьезно пересмотреть свои привычки. Родители должны периодически устраивать себе внутренний экзамен.

Как именно?

Собственно, для этого и я придумала 5С. Пробегитесь по всем пяти пунктам. Если чувствуете, что нарушаете какой-то из них, спросите себя, поступил бы я так с ребенком моих друзей? Я практически уверена, что нет. Спросите себя, продолжили бы мои друзья уважать меня, если бы я поступил так с их ребенком? Смогли бы они доверять мне? Мне кажется, секрет моей педагогической эффективности в том, что я никогда не выхожу из себя. Я умею спокойно решать конфликты, неважно, что говорят или делают ученики.

«Сегодня в мире полно родителей, которых жизнь вокруг чересчур пугает»

У меня был случай в школе: я обнаружила, что мои ученики распивают пиво в фотолаборатории. Ясно, что в этом нет ничего сверхъестественного для подростков, но я-то думала, что они занимаются проявкой фотографий для газеты. А с точки зрения администрации это и вовсе вопиющее нарушение. Я могла бы устроить скандал и даже выгнать их из школы. Вместо этого вызвала их к себе в кабинет, и мы спокойно поговорили. Я на них не кричала, но дала понять, что разочарована, что они утратили мое доверие и «подставили» всю нашу редакцию. Это был долгий разговор. Но они поняли меня и действительно раскаялись. Знаете, мы дружим с ними всю жизнь. Потому что тогда, в том серьезном разговоре, было доверие, была доброта.

Сегодня в мире полно родителей, которых жизнь вокруг чересчур пугает. Они читают страшилки в интернете, они постоянно находят подтверждение своим страхам — и получается то, что я называю побочным эффектом безопасности. Люди во все времена стремились облегчить жизнь своих детей. Сейчас у нас есть такие возможности, и мы ими злоупотребляем. Гиперопека и неустанная забота родителей-наседок (helicopter parenting) привели к тому, что выросло целое поколение, которое попросту не привыкло брать на себя ответственность. Они либо совсем не рискуют, либо исходят из того, что придут мама с папой и все сделают.

Я преподаю в Стэнфорде. И что я вижу? Огромное количество родителей переехало в Стэнфорд, чтобы помогать своим «крошкам». Хотела бы я, чтобы это было шуткой, но это правда! В голове не укладывается: они переехали, поменяли всю свою жизнь, потому что дети поступили в университет!

В московском университете несколько иначе. Ситуацию «придут мама с папой и все сделают» мы скорее наблюдаем, когда дети окончили вуз и надо устраиваться на работу.

Русские родители мне вообще напоминают большие снегоуборочные машины: они готовы расчистить детям путь так, чтобы им вообще не пришлось сталкиваться с трудностями. И, что самое страшное, дети об этом знают. Более того, на это рассчитывают. Они не получают очень важного импульса: я способен сделать это сам. И растут с ощущением, что не справятся без посторонней помощи. Мы так старались подстелить соломки всюду, что получили целое поколение инфантильных людей, неспособных принимать решения.

В Штатах есть парень, который сделал на этом целое состояние! Тони Роббинс, очень известный мотивационный спикер. Люди платят бешеные деньги ($5000 за выходные), чтобы в итоге услышать «Поверь в себя!». Это единственный его посыл. Люди не хотят слушать родителей, которые бесплатно говорят им то же самое. Нет, они должны выложить за это сакральное знание кругленькую сумму. Это очень смешно. А если бы родители освоили мой trick-подход, это сэкономило бы кучу денег их детям. Как минимум $5000!

Вместо этого Тони Роббинс успешно проворачивает свой трюк, в том числе и у нас. Он приезжал в прошлом году и проводил семинар в «Олимпийском». Очень дорого.

Нет, если люди хотят потратить огромные деньги и получить банальный совет — пожалуйста. Это странно, но мало ли богатых людей с причудами. Главное, чтобы они были довольны. Но они могли бы узнать гораздо больше, просто прочитав мою книгу.

А вы вообще верите в коучинг?

Да. Но я считаю, что каждому нужен человек — всего один, — который будет верить в него и направлять. К сожалению, такого сложно найти. Учителя часто бывают равнодушны к проблемам учеников, а родители настроены скептически. Многие продолжают относиться к ребенку как к несмышленышу, не способному нести ответственность за свои решения, даже когда он вырос. Поэтому очень хорошо, когда есть ментор, коуч — человек, которого ты уважаешь (уважение, на мой взгляд, ключевое условие). Одобрение такого человека очень помогает. Думаешь: ого, он считает, что я молодец, значит, я действительно чего-то стою.

Мне кажется, хорошему учителю в этом смысле проще, чем матери подростка, у него авторитет выше. Неужели ваши дочери всегда прислушивались к вам?

Роль учителя действительно очень велика. Иногда одна вовремя сказанная фраза меняет человеку жизнь. У меня был такой случай, я рассказываю его в книге (разумеется, я изменила все имена). Одного мальчишку родители привозили в школу очень рано и требовали от него хороших оценок: «не будешь хорошо учиться, станешь бомжом». Он не высыпался, уставал и вечно был в стрессе. А одноклассники все время дразнили его за то, что он очень медлительный. Когда это произошло у меня на занятии по журналистике, я сказала: «Ему нужно больше времени, потому что он умный и проверяет всю информацию, о которой пишет». Сейчас он выпускник престижного университета, очень успешно занимается психоневрологическими исследованиями. Он мне сказал, что я была единственным взрослым, кто высоко оценил его способности, и та моя фраза не раз ему помогла.

Как насчет успеха? Иногда представления об успешности у родителей и детей расходятся кардинально: родители мечтают о потомственном хирурге, а ребенок — о карьере рэпера. Начинается давление, конфликты со всеми вытекающими. Когда надо настаивать на своем, а когда отпустить ситуацию и сохранить доверительные отношения друг с другом?

Родители могут только предлагать. Не навязывать. И заметьте, «предлагать» не означает «изо дня в день твердить одно и то же». Я рассказываю в книге об одной своей ученице, у которой родители как раз врачи. Она окончила университет, получила степень и не работала по профессии ни единого дня. И ведь проблема не только в том, что она потратила на это несколько лет своей жизни, она еще и занимала место кого-то, кто мог стать блестящим врачом. Родители настояли на своем — в итоге девочка несчастна. Родители почему-то забывают, что хотят счастья своим детям, а не просто добиться своего. Ребенку надо дать шанс попробовать себя в том, чего он хочет, о чем он мечтает. И покопаться в семейной истории, а вдруг у вас в роду были не только врачи, но и успешные музыканты. Я не говорю о том, что надо перестать предлагать альтернативы, но важно прекратить давить на ребенка. Одна из самых частых причин суицида среди молодых людей — невозможность соответствовать родительским ожиданиям. У нас в Пало-Альто тоже были такие случаи. Об этом надо помнить. Родителям очень трудно принять простую вещь: иногда дети просто не хотят идти по тому пути, который выбирают им старшие. Это их право.

Энн и Сьюзан Войджицки

В этом месте родители обычно говорят две вещи: «времена изменились, нет никакой стабильности» и «сначала получи профессию, которой ты сможешь заработать себе на кусок хлеба, а дальше делай что хочешь». Но ваша дочь Сьюзен начала свой карьерный путь, поверив в какой-то интернет, о котором никто ничего не знал.

О, давайте я вам просто расскажу эту историю. Моя дочь Сьюзен окончила магистратуру Гарварда по английской и французской истории. Она защитилась и совершенно не представляла, чем заниматься дальше. Я сказала: как насчет преподавания в колледже? Но этого она не хотела и нашла работу в одной компании, где занималась проверкой исторических фактов. Ей доверили проект, который она закончила за 2 недели вместо предусмотренных двух месяцев. Ей сказали, мы вас берем, и спросили, чем еще она хочет заниматься. Она не знала. Ей предложили учить других сотрудников работать так же быстро. А она уехала на год в Индию. Как журналист. Я никак не могла ее контролировать. Она просто сказала: «Я еду». И уехала. Никаких мобильных телефонов, ничего. Я была против, но я ничего не могла сделать — она выросла. И она поступила так, как считала нужным.

Почему она сдала гараж Ларри и Сергею (Ларри Пейджу и Сергею Брину, будущим основателям Google. — Forbes Life)? Она купила дом, а потом осознала, что не может себе его позволить. Тогда, на мой взгляд, ее жизнь была сплошь грозовой тучей, в которой сверкали молнии. Как можно купить дом, за который ты не можешь платить?! Ей пришлось искать кого-то, кто снимет у нее гараж. Но если бы она могла сама платить за дом, сейчас бы не было никакой компании Google. Словом, иногда надо просто позволить жизни идти своим чередом и верить в лучшее.

Когда Ларри и Сергей въехали, они ей жутко мешали. Предполагалось, что им нужен был гараж в течение дня, но на самом деле они торчали там постоянно, днем и ночью. И ужасно шумели, и перетаскали всю еду из холодильника. Представьте, она спускается на кухню утром, а холодильник пустой. Сьюзен пошла на огромный риск, когда присоединилась к команде этих ребят. Она ведь к тому времени полноценно работала на Intel! И уволилась, чтобы стать сотрудником номер 16 в никому не известной компании. Причем, главное, за что она отвечала в Google, — вопрос «Как мы будем зарабатывать деньги?». «Мы знаем, как искать информацию, но не знаем, как на этом зарабатывать. Давай-ка ты с этим разберешься». Для нее это, конечно, был регресс. Но иногда невозможно сделать рывок, не отступив. Родителям стоит всегда помнить об этом.

Моя дочь Джанет была в Южной Африке (все мои дочери делали что-то, что заставит любую мать схватиться за голову), а потом отправилась в путешествие по Транссибу и, конечно, потерялась в Красноярске. Русского она не знала, куда едет, толком не представляла, по-английски там мало кто говорил, денег у нее было в обрез.

Зачем она вообще туда поехала?

Она поехала в Красноярск, потому что там родилась моя мама. И ей захотелось посмотреть город. В общем, я полная противоположность матери-наседки, и это обратная сторона моего подхода.

Ну и как? Она была разочарована?

Ей ужасно понравилось и это приключение, и сам город. Она увидела Енисей, увидела Байкал, который бабушка бесконечно описывала в своих рассказах. Я приучала их к путешествиям с самого раннего возраста. А когда Энн, например, окончила колледж, мы купили Euro Pass (проездной билет, который позволяет путешествовать на поезде по всей Европе. — Forbes Life) и проехали по всей Европе.

«Если кто-то серьезно провинился, я прошу написать об этом эссе»

То есть к правилам 5С мы добавляем совместные путешествия. Что еще?

Умение обращаться с деньгами. Учите этому детей с малолетства. Просите их оплатить мелкие счета, поручайте узнать цены в магазине. Привлекайте детей к решению бытовых проблем. Побуждайте задавать вопросы! Зовите их, когда не работает кондиционер или потек кран. Пусть они помогают вам с этим разобраться. Им будет гораздо легче в жизни, если они будут знать алгоритм действий.

Еще планирование. Самый простой и эффективный способ. Сейчас у всех есть интернет — так поручите детям решить, чем ваша семья займется на выходных. Составить план, рассчитать время и бюджет, продумать, где перекусить, подготовить интересные факты о месте, в которое решено отправиться. Я давала детям очень много поручений по дому. Убрать со стола, помыть посуду. Я сейчас проделываю все это с внуками. У меня их девять, и вот-вот родится десятый. И, подчеркну, я поручаю им убирать со стола гораздо чаще, чем в свое время детям. Ведь если у тебя есть кто-то, кто может сделать это за тебя (мама, папа, домработница), теряешь чувство ответственности. Я даже заставляю их чистить за собой унитаз, честно, а почему нет? Это непросто, но им это по силам.

А вы наказываете детей, когда они не выполняют ваши поручения?

Мой метод наказания — не позволить им что-то приятное, что они хотят. А если кто-то серьезно провинился, я прошу написать об этом эссе. Этот прием я принесла домой из школы. Если кто-то из моих учеников виноват, мы разбираем ситуацию, обсуждаем — и они пишут эссе. Это сильный способ, потому что когда ты пишешь о чем-то, ты рефлексируешь. Ты спрашиваешь себя, мог ли я поступить по-другому. Эссе помогает осмыслить ситуацию и закрепить в памяти. Я искала разные способы. И этот самый эффективный. После разговора я оставляю детей в комнате наедине с собой — подумать и потом написать эссе. А если ребенок маленький, то прошу нарисовать картинку. На самом деле, когда мы наказываем ребенка, мы же хотим, чтобы он задумался о том, что обидел кого-то, или огорчил, или создал проблемы родителям. Так давайте же сразу перейдем именно к этой стадии, опустив непосредственно наказание. Да, есть неуправляемые дети, которых очень сложно контролировать. Но я думаю, это от того, что взрослые много раз демонстрировали им, что не собираются их слушать. И в этом случае нужно честно сказать: раньше я делала не так, и ты привык, что я не слушаю тебя, кричу и наказываю, но я обещаю попробовать по-другому.

На встрече во время ПМЭФ планировалась дискуссия с вами о женщинах в бизнесе. Как вы считаете, стало ли женщинам проще делать карьеру и насколько это зависит от страны?

Ситуация изменилась, пусть и незначительно. Женщин на руководящих позициях стало больше. Но все равно в процентном соотношении этого мало: больше половины населения планеты — женщины, а в советах директоров их численность слишком далека от 50%.

«Нельзя быть толерантным к харассменту, но нельзя позволять ему отвлекать вас от основной цели»

Общество меняется. У нас есть движение #MeToo, у вас тоже. Конечно, в чем-то оно зашло слишком далеко — люди свалили в одну кучу насилие, харассмент и собственные амбиции. Харви Ванштейн в общественном сознании оказался в одной категории с теми, кто совершал тяжелые преступления, убийства. И что в результате? Некоторые компании попросту перестали нанимать женщин, потому что им не нужны скандалы на сексуальной почве. Мне кажется новым общественным движениям свойственно слегка перегибать палку. Нам нужно несколько переосмыслить #MeToo. Женщины должны иметь право на защиту, они не должны становиться жертвами, но и компании должны спокойно работать, не думая, что каждая сотрудница — это потенциальный сексуальный скандал.

Своим дочерям я говорю так: нельзя быть толерантным к харассменту, но нельзя позволять ему отвлекать вас от основной цели. Домогательства надо пресекать, о случаях харассмента надо говорить, но нельзя на этом зацикливаться. На это уходит слишком много энергии, которую лучше потратить на достижение своих целей. Как говорит Сьюзен, нельзя забывать про YouDo, вещи, которые делаешь только ты. У меня три дочери, конечно, они сталкивались с харассментом, но они умели поставить мужчину на место и продолжать делать свое дело. Не надо снова и снова мусолить свои переживания: кто приставал, да когда, да зачем — надо уметь перешагнуть их и идти дальше. В наше время мы не могли даже сказать: прекратите домогательства, оставьте меня в покое. Ко мне постоянно приставали — такая была культура (мне кажется, и в России так было) — я научилась с этим справляться. Идешь — и мужчины свистят вслед, задирают или даже хватают за руки, потому что ты хорошо выглядишь. Я просто это игнорировала. И сейчас, я уверена, в большинстве случаев женщинам достаточно просто сказать: «прекратите, не делайте этого, мне неприятно», и затем игнорировать. Незачем делать из мухи слона, устраивать общественные разбирательства, это отнимает массу времени.

Это снова вопрос (само)уважения. Нужно уметь сказать твердое «нет» и поставить себя так, чтобы твое мнение было воспринято однозначно?

Да. Очень важно сказать свое «Нет» верным тоном. Нужно быть сильной личностью. В США есть законы, которые защищают женщин, есть площадки, где можно заявить о харассменте, присоединиться к группе, получить помощь психолога. Но лично мне кажется, это ужасно отвлекает от главного, мешает жить дальше и наслаждаться жизнью. Этих женщин можно сравнить с женщинами, пережившими рак груди, которые все ходят и ходят на встречи с такими же пациентами, бесконечно сидят на форумах и, простите, упиваются своим особым положением. Мне все время хочется спросить, на что вы тратите свою жизнь?! Делайте то, что вы умеете, то, что вы запланировали, что доставляет вам удовольствие. Мне кажется, это вопрос приоритетов. Конечно, зависит от того, сколько времени человек тратит на то, чтобы справиться со своей проблемой. Безусловно, нельзя позволять обществу закрывать глаза на харассмент, нельзя это игнорировать, но и упиваться ролью жертвы мы тоже не должны себе позволять.

Сейчас учителя тоже столкнулись с сильными ограничениями: ругать нельзя, оценивать нельзя, обнимать или касаться нельзя. Как вы работаете в новой системе координат?

Учителя сегодня загнаны в ловушку. От них ждут результатов, при этом они должны соблюдать дистанцию, в том числе эмоциональную. Ты не можешь быть другом для своих учеников. Это очень сложно. Мы все — учителя, преподаватели — расплачиваемся за неправомерные действия группы людей. Конечно, я против такой гиперреакции. Виновные должны быть наказаны, но педагоги не должны за это отвечать. Неприятно признавать, но виной этому во многом большой скандал в католической церкви. Люди не знают, кому теперь можно доверять. Надеюсь, время сгладит острые углы, и учителя смогут определять вместе с учениками наиболее комфортную дистанцию для совместной работы. Я, например, всегда рассказываю своим ученикам о себе и хотела бы и дальше иметь на это право.

Последнее, что я хотела бы обсудить, это ваши отношения с внуками. Это уже дети нового поколения, цифрового поколения, как вы их воспитываете? Стараетесь ли контролировать гаджеты?

Моим внукам от 0 до 19 лет. И появление первых было настоящим стрессом, мы не знали, что делать. Но оказалось, что и тут очень помогает принцип сотрудничества. Ситуация со смартфонами в первую очередь требует самоконтроля и понимания, когда время подходящее, чтобы использовать мобильный телефон, а когда нет. И на помощь пришли сами дети, они генерировали идеи, они разрабатывали правила. Фактически они сами разрешили эту ситуацию. И что я заметила, например, на прошлой неделе за ужином (обычно раз в неделю мы ужинаем все вместе): никто из внуков (а их было девять) не достал телефона, даже выйдя из-за стола, не то что за столом. А после ужина они все играли в настольную игру, опять без гаджетов. И это технически очень продвинутые дети.

Играть в компьютерные игры им разрешается, но не больше двух часов в день. Некоторые играют в «Майнкрафт», она у нас в семье популярна. Но чаще они даже не в игры играют, а снимают клипы или делают еще что-то интерактивное, где есть элемент обучения. Старшие делают фильмы, которые мы потом смотрим всей семьей. То есть они не замыкаются на гаджетах, не остаются надолго с ними наедине. Мы стараемся выбираться вместе в кино и другие места, то есть превращать то, что им нравится, в семейные мероприятия. Идея в том, чтобы обсудить то, что ты увидел. А где увидел — неважно, на большом экране или в смартфоне. Конечно, внуки сидят в соцсетях и выкладывают что-то, но не каждые пять минут. И они знают важную вещь: люди постят только те фото или видео, где хорошо выглядят. И не надо думать, что в жизни все так же здорово, как на фото.

Словом, мы не ограничиваем их строго, а информируем, объясняем и даем свободу выбора. И это тоже важный шаг к самостоятельности и уверенности в себе. Время покажет, насколько нам это удалось. Запрещать бессмысленно, это ничего не дает. Остается научить их, как новые технологии использовать правильно. Дети хотят, чтобы их уважали, чтобы с ними считались, чтобы им доверяли. Если смартфон может помочь в этом, используйте и его.

Книга Эстер Войджицки «Как воспитать успешного человека» вышла в июне в издательстве «Бомбора».

Новости партнеров