Сбежавшая принцесса. Почему женщины все чаще бегут из монархий Персидского залива

Принцесса Хая бинт аль-Хуссейн и шейх Мохаммед ибн Рашид Аль Мактум. Фото Mark Cuthbert / UK Press via Getty Images
На прошлой неделе младшая жена премьер-министра ОАЭ и правителя эмирата Дубай, шейха Мохаммеда бен Рашид аль-Мактума сбежала в Германию, спровоцировав международный скандал. Все дело в том, что патриархальные устои в некоторых обществах меняются весьма неспешно, поэтому для многих женщин побег — чуть ли не единственный выход

По информации The Sun, c собой принцесса взяла детей и около $39 млн. Также сообщалось, что власти арабской монархии незамедлительно обратились в МИД Германии с просьбой выдать сбежавшую супругу, но получили отказ. О том, как живут и почему бегут арабские женщины, специально для Forbes Woman рассказывает эксперт по Ближнему Востоку Дмитрий Фроловский.

Сбежавшая принцесса

Побег принцессы Хайя бинт аль-Хусейн вместе с 11-летней дочерью и семилетним сыном из одной из самых благополучных стран мира кажется весьма необычным событием. При сравнении с другими государствами Ближнего Востока, и в особенности родной для принцессы Иорданией, ОАЭ славятся весьма либеральными законами, являются домом для миллионов иностранных рабочих со всего мира, которые превышают по численности местное население, и имеют один из самых высоких на Ближнем Востоке уровень развития человеческого капитала.

Однако в реальности ситуация выглядит несколько иной. Побег супруги правителя эмирата Дубай является не единственной ситуацией последнего времени, когда женщины сбегали из, казалось бы, благополучных стран Персидского залива. Ранее от премьер-министра ОАЭ несколько раз безуспешно пыталась сбежать его 32-летняя дочь, принцесса Латифа бинт Мухаммед Аль Мактум. После последнего побега она была возвращена назад в Дубай, и ее судьба так и неизвестна.

В начале этого года многие международные СМИ также рассказывали историю сестер Махи и Вафи аль-Субай из Саудовской Аравии, которые сбежали из королевства и укрылись в Тбилиси, а позже получили убежище в одной из западных стран. В январе этого года в Нью-Йорке совершили суицид две сестры из Саудовской Аравии, и одной из главных причин называется неготовность возвращаться назад в арабскую страну. Рахаф Мухаммед Алкунун — еще одна жительница королевства, которая сбежала и получила убежище в Канаде, позже заявив, что женщины Саудовской Аравии, которые подвергаются угнетению, должны последовать ее примеру.

На гребне арабского феминизма

Подобные побеги проходят на фоне улучшающегося положения с правами женщин в традиционных арабских обществах. Несмотря на сохраняющиеся консервативные исламские каноны, за последние несколько десятилетий арабские монархии достигли существенных успехов в улучшении ситуации с равенством полов и в местных обществах всю большую популярность набирает феномен «исламского феминизма».

Религия продолжает играть важнейшую роль в общественном устройстве стран региона. В Саудовской Аравии Коран фактически заменяет конституцию, а в других странах Залива нормы шариата — это основа для определения социального строя. Примечательно, что права женщин в монархиях начали зарождаться именно благодаря отдельным канонам ислама.

Все больше женщин считают себя «исламскими феминистками», готовыми отстаивать права на равных с мужчинами в шариатских судах, вооружившись познаниями в теологии. Понимание («иджтихад») общественных и правовых вопросов на основании Корана и жизнеописания пророка Мухаммеда («сунны»), позволяет феминисткам противостоять местному консервативному духовенству их же оружием.

О достижениях феминизма в Заливе за последние десятилетия говорят цифры. В 70-х годах прошлого века на одну женщину приходилось в среднем пять и более детей, а сейчас показатель в большинстве монархий еле дотягивает до двух. Уровень грамотности среди женщин сейчас достиг практически стопроцентной отметки, а в том же Катаре или ОАЭ показатели образованности женщин и вовсе выше, чем у мужчин.

Растет и уровень участия женщин в экономической и политической жизни. Если сорок лет назад в ОАЭ трудилось только два процента женщин, то сейчас они составляют одну треть от общего числа трудящихся. Если говорить о распределении по секторам, то 66% всех должностей на государственной службе в ОАЭ занимают женщины и 10% от общего числа предпринимателей. Особенно показательным выглядит пример Шамы Аль-Мазруи — самого молодого министра в мире, а ныне 25-летнего члена правительства, ответственного за дела молодежи.

Примечательно, что, несмотря на приверженность консервативным исламским канонам, ОАЭ и другие монархии Залива регулярно сообщают об успехах, достигнутых в области прав женщин на государственном уровне. В результате женщины стремятся получить те права, которые им причитаются, среди которых защита от домашнего насилия, возможность вступать в брак с немусульманами, право на развод и повторный брак.

Однако патриархальные устои общества меняются весьма неспешно, поэтому для многих женщин побег — это чуть ли не единственный выход.

Побег как право выбора

Улучшение ситуации с равенством полов, которая в той или иной степени происходит во всех странах Залива, оказывает доселе неизвестное влияние на устоявшиеся веками традиционные бедуинские ценности. Многие местные женщины все меньше готовы терпеть роль затворниц, а виртуальное пространство дает возможность подглядеть, как живут и чувствуют себя женщины в других странах.

Несмотря на достигнутый прогресс, сохраняется множество проблем. Если в ОАЭ или Катаре ситуация с правами женщин обстоит лучше всего, то в Саудовской Аравии все иначе. Роль женщин, как правило, ограничена домашними заботами, каждая четвертая не имеет работы, и всевозможные ограничения по участию в экономической жизни делают ситуацию еще более печальной.

Уже упомянутый побег девушек из Саудовской Аравии вызвал международный резонанс и нанес прямой удар по международному образу реформатора принца Мухаммеда бин Салмана (или коротко МБС). Молодой наследник саудовского престола объявил о радикальных реформах с целью модернизировать закостеневшее королевство. Одной из важнейших реформ стал закон, разрешающий женщинам водить автомобиль и посещать места массового скопления людей.

Успехи в области прав женщин не должны затуманивать взгляд на многочисленные проблемы, которые сохраняются. В монархиях Залива до сих пор не работают законы, защищающие от домогательств и изнасилований, в результате чего жертва может легко стать нарушителем шариатских норм, запрещающих внебрачный секс. Сохраняется и пресловутый «стеклянный потолок», когда допуск на некоторые позиции для женщин попросту закрыт. Существуют также и ограничения на право выезда женщин за границу в одиночку, которые, с одной стороны, работают на государственном уровне, а с другой — навязываются строгими нравами внутри семей.

Должно пройти еще много времени, прежде чем права женщин в Заливе выйдут на новый уровень, и, скорее всего, побег как право выбора будет становиться лишь популярнее.

Новости партнеров