Одна вокруг света. Почему в Эфиопии везде очереди

Ирина Сидоренко Forbes Contributor
Фото Ирины Сидоренко
44-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки Греты: ночь в христианском храме в Аддис-Абебе, Голубой Нил и самый большой каньон Африки

Бывшая сотрудница агентства элитной недвижимости Kalinka Group после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку в автомобиле и в компании с собакой. О ее передвижениях в режиме реального времени можно следить в блоге Вокругсвета. В предыдущей серии Ирина побывала в кенийском полицейском участке и рассказала о том, как женщине справиться с трудностями в длительном одиночном путешествии на автомобиле.

В Эфиопии такой интернет, что нужно сильно постараться, чтобы его поймать. И мне еще повезло, что новые власти страны не так давно разрешили соцсети и выход на некоторые сайты, ранее запрещенные. Вот так и живем, не ждем тишины. Радуюсь малейшему появлению связи и восторгаюсь новой страной. Я в столице Эфиопии Аддис-Абебе, жду визу в Судан, чтобы двигаться дальше.

Суданцы не поскупились, дали туристическую визу на месяц, хотя я и на транзитную мало рассчитывала. Оплата только долларами, запас которых у меня истек еще в Танзании, когда ремонтировала машину. Обменять местные быры можно только в центральном офисе Национального банка Эфиопии. Иностранцы должны подтвердить свои туристические цели наличием авиабилетов у менеджера банка. Но я путешествую на машине, и мне пришлось чуть ли не на пальцах объяснять, почему я оказалась здесь не воздушным путем. С трудом мне разрешили купить $100 по хорошему курсу. Он практически не отличается от курса продажи, но такая сложная схема обмена иностранной валюты способствует развитию черного рынка, где цены отличаются от официального в несколько раз.

Ожидание, связанное с визовыми формальностями, прошло в христианской миссии, где меня встретили тепло и радушно. Я двигалась по навигатору до ближайшей церкви, чтобы напроситься на ночлег. Заехала внутрь большого двора, ворота открыты. Кроме храма здесь оказался политехнический колледж и кафе-ресторан. Охранник хорошо говорит по-английски, и мы долго беседуем о его жизни в Эфиопии, о моем длинном путешествии.

— Знаешь ли ты, что Бог тебе помогает в дороге?

— Да, знаю.

Он так обрадовался, что я это понимаю, а я — тому, что смогла объясниться с моим собеседником. Я плохо говорю по-английски, весь словарный запас, что у меня есть, появился во время путешествия.

— Ты собираешься спать здесь?

— Да, если позволите.

— Доброй ночи. Бог с тобой, он будет тебя охранять. И я тоже буду приглядывать, — смеется охранник.

Фото: Христианский храм в Аддис-Абебе
https://yadi.sk/d/7rFYd5QllBrc4w

Утром пришел пастор, провел экскурсию по своим владениям и угостил настоящим эфиопским кофе. А потом он собрал своих друзей и коллег на обед. Трое из них, как оказалось, владели русским языком в разной степени и учились еще в Советском Союзе. Ленинград, Москва, Таджикистан — вузовская география бывших студентов. Мы ели национальную еду, пили кофе, я рассказывала о своем путешествии и слушала про Эфиопию и про любовь к России. Когда вернусь домой, я тоже буду рассказывать своим друзьям про любовь к Эфиопии.

Путешествуя по Африке, я редко захожу в местные рестораны или кафе, предпочитаю готовить еду на своей походной кухне. Но инджеру, традиционное эфиопское блюдо, надо попробовать обязательно. Главная его составляющая — огромная пористая лепешка из кислого теста, диаметром около одного метра. Ее используют в качестве скатерти, ложки, вилки и хлеба одновременно. Лепешки готовят из муки теф, Эфиопия считается родиной этого злака, кладут на большое блюдо и подают с разными соусами, овощами и мясом.

Сначала я подумала, что длинная очередь, выстроившаяся в стройный ряд ранним утром, за молоком. Люди стояли и сидели рядом с бидонами различных размеров. Но оказалось что это очередь за измерением качества молока! Два человека ходят с приборами, третий вносит показания в свой журнал, а четвертый ставит отметки в маленьких желтых книжках хозяевам крынок. Полагаю, что без этой отметки они не могут продать молоко. После измерения все идут со своими сосудами к большим бидонам и сливают в них утренний удой.

Очередь за измерением качества молока

Эфиопцы — мастера создавать очереди, они повсюду. В банке, например, чтобы поменять деньги, тебя обслуживает четыре человека. Один провожает до менеджера, второй считает курс валют, третий заполняет бумаги, четвертый выдает деньги. А чтобы пополнить счет на мобильном телефоне, надо прийти в офис оператора связи, отсидеть очередей двадцать, потом один менеджер сверит твои данные в компьютере, второй выпишет квитанцию, третий возьмет деньги и вернет тебя к первому, который и завершит уже всю операцию. Медленно, но верно!

Эфиопские деревни

Долго-долго еду по ровной местности, и неожиданно оказываюсь на краю огромного плато. А потом будто парю в облаках, спускаясь по крутым серпантинам, в долину Голубого Нила. Голубой Нил, конечно, совсем не голубой, в сезон дождей вода желто-мутная. Но зато в каком окружении он течет! Пейзажи непередаваемой красоты. По эфиопским горным дорогам ехать совершенно не скучно. То вверх, то вниз, то влево, то вправо, то ровно, то криво. Но все время потрясающе красиво.

 Голубой Нил совсем не голубой, в сезон дождей его воды желто-мутные

Голубой Нил, или Аббай, считается в Эфиопии святой рекой, к нему приносят дары и почитают соответствующим образом. Река протекает в глубоком каньоне глубиной более километра, а берет свое начало из озера Тана, расположенного на высоте 1830 метров. Мой дальнейший путь лежит к его истокам.

Горные дороги Эфиопии

Новости партнеров