Жизненный урок: у кого учатся современные женщины-лидеры

Фото Getty Images
«У тебя есть «срок годности», и его продолжительность зависит от твоей способности постоянно обновляться и периодически открывать себя заново», — считает независимый директор алмазной корпорации «Алроса» Мария Гордон. Эксперт по результативности СЕО Ярослав Глазунов и директор Центра энергетики московской школы управления Сколково Татьяна Митрова поговорили с успешными женщинами и попытались выяснить, в чем же их секрет успеха

Что общего у CEO компании Pepsi Индры Нуйи, посла мира Натальи Водяновой и основательницы телекомпании и радиостанции «Серебряный дождь» Натальи Синдеевой? Авторы книги «8½ шагов : Жить, любить, работать на полной мощности» Ярослав Глазунов и Татьяна Митрова изучили биографии и провели ряд интервью с женщинами, достигнувшими больших успехов в карьере и на личном фронте. С разрешения издательства, Forbes Woman публикует отрывок из книги, которая выходит в конце ноября.

Существует здоровье не только физическое, но и финансовое. Специалисты по финансам обычно очень высокомерны и переоценивают собственные знания. И еще: люди, получившие образование в сфере финансов, склонны пренебрежительно относиться к простым истинам, считая, что слово «простой» тождественно словам «примитивный» и «посредственный». Однако основные истины в любой области знаний являются очень простыми, оставаясь при этом содержательными и глубокими.

С давних времен стало ясно, что деньги и богатство любят счет. Умение пересчитывать, или, говоря современным языком, вести бухгалтерию и сводить баланс — необходимый навык как для любого предприятия, так и для семьи. В нашей стране деньги, как правило, в семьях не считают. Богатые люди не считают, потому что у них их слишком много, бедные — потому что считать нечего.

Но все же российские миллиардеры ценят свое богатство и доверяют его счет... женщинам, имеющим финансовое образование и природную склонность разрешать конфликты. Они умеют хранить секреты и помогают увеличивать состояния. Успешные женщины занимают должности руководителей в головных компаниях миллиардеров либо управляют их активами. Они более гибкие и более открытые постоянным новациям.

Ольга Зиновьева, первый заместитель генерального директора «Интерроса» и одна из ведущих финансистов нашей страны, имеет большой опыт участия в корпоративных войнах. Марина Греенберг управляет активами, принадлежащими Александру Мамуту, а ранее она была CEO управляющей компании A&NN. Елена Барбашева, финансовый директор группы «ОНЭКСИМ», помогает в работе Михаилу Прохорову.

И что же такого особенного эти женщины там делают? Ведь их роль — роль хоть и высокопоставленного, но счетовода. Такое мнение разделяют люди, далекие от понимания того, какие функции выполняет финансовый директор в современных корпорациях. Эта как раз та должность, на которую нельзя назначить «мойщика окон», потому что именно в сфере финансов в настоящий момент происходят революционные изменения.

Любой человек, имеющий более или менее продолжительный опыт ведения бизнеса, знает, что его компания достигла успеха благодаря лишь малой толике от общего количества идей, которые в ней возникали. Но мало кто понимает, какая именно из блестящих идей окажется удачной, а какая нет, пока они не будут претворены в жизнь. Поэтому так важно уловить именно ту идею, которая позволит обновить компанию.

Мария Гордон отмечает важность обновления для современных компаний:

Проводя презентации своего фонда, я привожу следующий факт: в 20-е годы прошлого столетия средняя продолжительность жизни американца составляла 54 года, а среднее время нахождения компании в индексе S&P — 68 лет. То есть компании оставались релевантными дольше, чем любой человек. Сегодня эти цифры выглядят так: 74 года для человека и 15 лет для компании. Это неизбежно. У тебя есть «срок годности», и его продолжительность зависит от твоей способности постоянно обновляться и периодически открывать себя заново. Потому что индустрии умирают чаще, обновляются чаще. Мужчины в корейских корпорациях красят волосы, чтобы казаться моложе и избежать увольнения. Так вот, мы находимся все время на таком витиеватом пути, что нужно не красить волосы — можно, конечно, и это попробовать, но надолго в игре благодаря этому не останешься — а инвестировать время и усилия в изучение нового.

Обычно упорствующие «мойщики окон» (взлетевшие на самый верх карьерной лестницы современные Хлестаковы) залезают в большие долги для того, чтобы реализовать свой очередной «превосходный» план, но на деле лишь увеличивают шансы на провал для своих компаний. Женщины всегда действуют осторожнее и сглаживают углы: иногда лучше расти медленно и постепенно, чем оказаться в долгах. Они экономнее. Они приобретают высококачественные активы, как вещи, уже бывшие в употреблении, чтобы компания могла ими пользоваться на очень выгодных условиях. Их здравая логика подсказывает, что если ежемесячно откладывать определенную сумму дохода, то легче будет достичь финансовой цели — неважно, идет речь о доходе семьи или о прибыли фирмы. Если так случится, что семья или фирма потеряет часть своего дохода, это станет страховкой, если нет — появится источник для новых расходов.

Поэтому у успешных женщин, как мы обнаружили, есть, как правило, не менее трех источников дохода. И они начали использовать это правило задолго до того, как заработали свои первые серьезные деньги. В числе дополнительных финансовых источников — и аренда недвижимости, и инвестиции на фондовом рынке, и доля в чужом бизнесе, а также доходы от финансового участия в различных проектах их друзей и знакомых. Поэтому будьте экономны, но активны и мыслите здраво!

Менторы

Успешные женщины ищут себе менторов. Менторы — это люди, обладающие мудростью, информацией или навыками, которые способны помочь вам стать кем-то большим. Они не просто позитивно влияют на нашу жизнь, регулярно и активно учат, что нужно делать, а что нет. Они дают нам ценные жизненные уроки, которые мы не можем выучить самостоятельно. Самая бесполезная трата времени — хорошо делать то, что вообще не нужно делать! Лейла Мамедзаде считает, что ментор появляется тогда, когда у человека зарождается интерес, а само менторство — это комбинация удачи, желания и готовности к обучению конкретного человека.

Наталья Чумаченко в беседе с нами отметила, что ей приятно учиться у людей, которые знают больше, чем она, и которые имеют больше жизненного опыта. Ей нравится образ их мышления, то, как они рассуждают, как решают вопросы.

Для Лейлы Мамедзаде менторами стали ее старшие коллеги по первой крупной компании, в которой она работала (Royal Dutch Shell), позже она многому научилась у Зиявудина Магомедова. Наставниками Анны Серебрянниковой стали Сергей Солдатенков и Иван Таврин. У Натальи Чумаченко во время ее работы в компании «Билайн» менторами были Жан-Пьер Вандромм, ее прямой руководитель, и Александр Изосимов. Оксана Лаврентьева считает, что ей повезло с наставниками — ими были Манфред Кетс де Вриес, у которого она училась в бизнес-школе INSEAD, и Россохин Андрей Владимирович из Высшей школы экономики (ВШЭ). С Клаудио Наранхо она «занималась психологическими историями», а с Юлией Чупиной у нее по-прежнему масса совместных проектов в России.

Есть несколько наставников и у Татьяны Митровой. Она встречается с ними нечасто — раз в год. Но каждой беседы с ними ей достаточно для того, чтобы целый год «переваривать, воспринимать и потом встраивать в свою жизнь». Одна из ее менторов, Коби ван дер Линде, директор Энергетического института в Голландии, дала Татьяне один из самых полезных советов в жизни — брать во все свои бизнес-поездки детей.

Свой круг опытных людей и визионеров есть и у Натальи Синдеевой. Это люди, которым она может просто позвонить и сказать: «Слушай, пойдем позавтракаем» для того, чтобы обменяться мнениями по важному для нее вопросу.

На разных этапах менторами для Екатерины Лапшиной выступали разные люди. Один из ее первых наставников — Алексей Евгеньев, уникальный специалист по реструктуризации и управлению крупными бизнесами, проработавший вместе с ней и Ольгой Царегородской более трех лет; он вспоминал о ней как о «маленькой девочке из «большой четверки», у которой были всегда горящие глаза». В ее желании активно работать позже убедятся Олег Попов, руководивший группой СКМ, которая принадлежит Ринату Ахметову, а также Альберт Авдолян и Сергей Адоньев.

Если ты не можешь вложить в дело свои деньги, то ты вкладываешь свое время, репутацию и душу. Но главным наставником для Екатерины Лапшиной станет Наталья Изосимова, о которой она скажет: «Лучший ментор — это тот человек, который приходит своевременно и у которого те же жизненные ценности, что и у тебя».

Часто менторами для наших героинь становились люди, за которых они впоследствии выходили замуж: для Лейлы — ее муж Руслан, для Юлианы Слащевой — супруг Сергей Михайлов, ее давний бизнес-партнер.

Обратная связь с наставниками предоставляет информацию, которая необходима, чтобы добиться успеха в любом начинании. Общение с ними помогает молодым людям понять, находятся ли они на правильном пути. Критика, как позитивная, так и негативная, является ключевым элементом обучения и профессионального роста. У Лейлы Мамедзаде в команде есть люди, которых она продолжает натаскивать и без конца посылать на курсы. Если Лейла видит умного, лояльного, грамотного сотрудника, который имеет проблемы с общением, она пытается придать ему «внешний и внутренний лоск». Со всеми членами своей команды она работает очень открыто. И если вся команда выбирает один путь, а у нее самой желание пойти по другому, то побеждает тот путь, который выбрала команда. «Не для того у меня команда умных ребят, чтобы я их не слушала!» — считает Лейла. Все решается в открытом диалоге, поскольку принятие решений — это взаимный процесс, по мнению Лейлы, такой же, как дружба, как отношения матери и детей. Дети учатся у матери, команда — у наставника, но и мать учится у своих детей.

Наталья Еремина и Мария Гордон отмечают, что стараются учиться у молодых. Наталья любит наблюдать за молодежью:

Практически каждый день можно заметить, как они делают что-то не так, как делаешь ты. Если таких действий много, то это интересно вдвойне.

Мария Гордон училась в Бостоне и обожает приезжать туда — просто так и в командировки. Там очень открытый и одновременно замкнутый мир, предоставляющий возможность получить доступ к новым идеям. Всего за несколько дней, посещая лекции и общаясь с разными людьми, она получает знания, универсальные для любого возраста. Это ей очень помогает:

«Потому что в свои годы ты можешь не понимать, о чем говорят 20–30-летние. Хотя я уже и профессионал, но они более погружены в контекст, в актуальность задач. Честно говоря, они спокойно могут составить мне конкуренцию. А как иначе сейчас найти возможность расширить свое восприятие? Понять, что на самом деле значат такие понятия, как AI и диджитал-инновации? Это сейчас модные слова, но что они на самом деле означают?»