Одна вокруг света. Как справиться с гордыней и открыть границы закрытых стран

55-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки Греты: безуспешные попытки проехать через Саудовскую Аравию и медитация на горе Моисея

Бывшая сотрудница агентства элитной недвижимости Kalinka Group после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку в автомобиле и в компании с собакой. За ее передвижениями в режиме реального времени можно следить в блоге «Вокруг света». В предыдущей серии Ирина посетила Амман, столицу Иордании, поднялась на крепостную стену замка Эль-Карак и гору Моисея.
 
Пионерам всегда нелегко. Рушить стереотипы, прокладывать новые маршруты, подчинять себе обстоятельства и события, вовлекать весь мир в свои цели. Но потом по твоим следам пойдут другие. Может быть они никогда не будут знать о тебе и просто последуют за теми, кто пошел за тобой. А может быть найдут твою историю на просторах интернета или на книжной полке и скажут: «О, он же справился, и я смогу!» И им, другим, будет уже легче, потому что ты протоптал эту дорожку и показал путь. И не для того, чтобы за тобой шли другие. А потому что ты сам не можешь по-другому, кроме как идти своей дорогой.

Я совсем не собиралась в Сирию. Было несколько способов выехать из Африки в Азию, и речи о Сирии не шло ни в одном из них. Граница была закрыта более восьми лет, да и пугала сама перспектива проехать на машине через страну, где идут боевые действия. Но мой путь вывел меня именно на эту дорогу. 

Иорданские горные дороги
Иорданские горные дороги

Все сложилось неожиданно-незапланированно. Еще вечером, находясь в иорданской столице, я даже не предполагала, что закат следующего дня буду провожать уже на сирийской стороне. Накануне вечером пришли новости, что граница между Иорданией и Сирией открывается. Дипломаты двух стран долго вели переговоры, согласовали все технические и административные формальности и открыли погранпереход между странами. Это лучшее, что могло случиться  в моей ситуации — единственный сухопутный и самый бюджетный вариант перебраться с Ближнего Востока в Азию. Но за две недели до этого произошли события, совсем не вселяющие оптимизм.

Еще вечером, находясь в иорданской столице, я даже не предполагала, что закат следующего дня буду провожать уже на сирийской стороне
Еще вечером, находясь в иорданской столице, я даже не предполагала, что закат следующего дня буду провожать уже на сирийской стороне

Заканчивалось время действия иорданской визы, и я отправилась в сторону границы Саудовской Аравии. На свой страх и риск, потому что консульство страны мне отказало в визе, а получить ее на границе были минимальные шансы, хотя некоторым российским путешественникам это удавалось. Я возомнила, что могу стать первой, а может быть и единственной женщиной, которая въехала в Саудовскую Аравию на машине. При этом у меня были все составляющие, которые препятствовали этому. Одинокая женщина без сопровождения мужчины, что категорически запрещено в стране, где главенствует закон шариата. С собакой, которая считается в исламе нечистым животным. Да еще и на машине, сама за рулем. До недавнего времени Саудовская Аравия была единственной страной в мире, где женщинам запрещалось водить автомобиль. Власти отменили этот запрет, но проверить это на практике мне так и не удалось. Меня не выпустили из Иордании на таможне, аннулировали выездной штамп в паспорте и развернули обратно. Иди в посольство и получай там визу, таков был вердикт большого начальника. 

Придорожный отель в горах
Придорожный отель в горах

Гордыня. Это все моя гордыня, говорила я себе всю дорогу, возвращаясь в Амман. Сколько раз она мешала мне принять правильное решение, сколько раз я натыкалась на ее слепое упрямство, но продолжаю не замечать, как она мешает мне.

И началось опять хождение по посольствам, сбор документов, переговоры, и вновь отказы, отказы, отказы, уже в который раз... 

Я отчаялась. Отпустила попытки изменить неразрешимую ситуацию и уехала на уже знакомую мне Небо, гору Моисея. Без особой цели. Медитировать и созерцать, уже и не надеясь найти выход. 

Смотровая площадка на горе Небо.
Смотровая площадка на горе Небо.

Солнце садится за горизонт, оставляя на небе алый отсвет своих вечерних лучей. Долина постепенно погружается в темноту. Со мной остаются только ветер, звезды и песок под ногами. Все эмоции, что я сдерживала долгое время, выплеснулись наружу. В груди жжет, как горячая печь. Сердце бешено стучит и рвется на части. В голове хаос от беспорядочных мыслей. Что делать? Как быть дальше? 
В размышлениях прошла ночь. Холодный ветер отрезвляет, приводит в порядок мысли и чувства. Тишина гор и созерцание необъятных просторов успокаивают сердце и уравновешивают состояние. Отчетливо вижу и осознаю, что гордыня мешает мне продолжать путешествие. Все обстоятельства не просто говорят, а уже кричат: стой, остепенись, избавься от гордыни и высокомерия. Оставь только любовь, молитву и благодарность. 

Тишина гор и созерцание необъятных просторов успокаивают сердце и уравновешивают состояние.
Тишина гор и созерцание необъятных просторов успокаивают сердце и уравновешивают состояние.

С рассветом на смотровой площадке, где я остановилась, становится оживленно. Сегодня выходной день, иорданцы приезжают сюда на пикник, семьями и большими компаниями. Ставят шатры, раскладывают подушки, отдыхают и готовят еду на углях. Машина с иностранными номерами и женщина с собакой вызывают любопытство. Подходят, откровенно разглядывают и задают вопросы. 

— Вы из России? — интересуется компания молодых людей, и тут же шутят: — Мы вас любим больше, чем американцев!

Не поленились пересчитать количество флагов на моей Элантре.

— Это все страны, в которых вы побывали? — О, далеко не все, — отвечаю. — Я проехала гораздо больше, Иордания 55-я страна в моем путешествии. 

В арабской стране ты точно никогда не останешься без внимания и заботы. Это природная особенность — все стараются угостить, накормить, напоить чаем. Если наступило время обеда или ужина, обязательно пригласят за стол. И вот я уже в гостях у семейной пары, под их гостеприимным шатром мы пьем чай, едим восточные сладости и ведем разговоры. Я слушаю историю знакомства и любви Мухаммеда и Айши. Рассказываю о своем путешествии и сетую, что именно в Иордании попала в тупик и пока не вижу выхода, как можно выехать из страны и продолжить путь.

Хочешь изменить ситуацию — сделай что-то по-другому, советует мне Мухаммед. Сделай то, что тебе не свойственно. 

Все началось с того, что в Аммане я зашла в салон брадобрея. Почему бы не изменить прическу? Брадобрей оказался родом из Шри-Ланки и спокойно отнесся к тому, что нога белой женщины ступила на святая святых, куда положено заходить только мужчинам. Еще и уселась в священное мужское кресло. Арабский мужчина ни за что не согласился бы тебя стричь, заметил мой мастер-волшебник, орудуя ножницами. 

Вечером этого дня и пришла информация, что должна открыться иордано-сирийская граница. Я пересекла ее в первый же день после открытия и стала первой иностранкой, приехавшей в Сирию после длительного военного конфликта на автомобиле.