БДСМ, ЛГБТ и лассо правды: эволюция первой иконы феминизма в комиксах

Кадр из фильма «Хищные птицы: Потрясающая история Харли Квинн» Кадр из фильма «Хищные птицы: Потрясающая история Харли Квинн» DC Entertainment
Психолог и феминист Уильям Моултон Марстон жил с двумя женщинами, был расистом и придумал супервумен Чудо-женщину

В кинотеатрах вовсю разворачивается история эмансипации Харли Квинн, женским персонажам отдают на откуп сериалы и блокбастеры, а в книжных магазинах вы можете найти комиксы про девушку Железного человека. «Корпоративный феминизм» уверенно пытается нас убедить, что женщины в комиксах наконец-то занимают положенное им место, и это заслуга современных издателей. Но истории про сильную героиню, которая может и постоять за себя, и найти любовь, появились еще в 40-х годах ХХ века, и имя этой героини — принцесса Диана из Темискиры, или Чудо-женщина.

Один отец и две матери

По легенде, Диана родилась на острове амазонок, ее мать, королева, мечтавшая о дочери, вылепила малютку из глины, а Зевс даровал ей жизнь. Но, хотя у комиксной Чудо-женщины была лишь мать, с другой стороны бумажного листа ее заботливо создала нетрадиционная полиаморная семья из папы и двух мам. «Отец» Дианы — Уильям Моултон Марстон (William Moulton Marston), человек радикальных взглядов для своего времени. Прежде всего, Марстон был ученым. Он родился в 1893 году в Массачусетсе, а в 1911 поступил в Гарвард, где впоследствии защитил докторскую по психологии и помог создать полиграф («детектор лжи») — он был автором теста на систолическое кровяное давление. Марстон смог достичь стопроцентной точности в определении правдивости испытуемого. Этой благостной картине, однако, мешает тот факт, что Марстон старался тестировать свое изобретение только на белых — афроамериканцы, на его взгляд, обладали менее развитым умом, который сложнее понять. Да, папа Чудо-женщины был расистом.

Марстон изучал эксклюзивно женские сообщества в колледжах — sororities и так увлекся, что стал убежденным феминистом. Он считал, что женщины превосходят мужчин во всем и единственное, что мешает им взять власть над миром, — это домашние обязанности и необходимость рожать и воспитывать детей. Этот взгляд на феминизм сегодня кажется слишком радикальным, но Марстон вообще о многих вещах рассуждал в категориях «подчинение — доминирование». Это не могло не найти отражения в его личной жизни. В середине 1920-х он встретил Марджори У. Хантли, которая познакомила Уильяма с БДСМ.

Славу за изобретение полиграфа Марстону стоило бы разделить со своей женой и верной помощницей — Элизабет Холлоуэй. Они прожили вместе всю жизнь, воспитали двоих детей и вместе работали над научными экспериментами Уильяма. И все бы ничего, но в браке их было трое. В конце 1920-х к ним присоединилась студентка Марстона, Олив Бирн. У нее тоже были дети от Уильяма, но если Элизабет была увлечена карьерой и научной деятельностью, то Олив больше привлекал дом. Так, от одной мамы Диана получила ум и целеустремленность, а от другой — красоту и нежность.

Помимо научных интересов, Марстон увлекся комиксами. Он даже провел исследование чтения комиксов американцами и пришел к выводу, что это идеальная форма для того, чтобы донести до мира свои идеи о женской силе. Очень вовремя случилось знакомство с Максом Гейнсом, издателем All American Publications, которое впоследствии вошло в DC Comics. Макс предложил Марстону создать супергероиню, и тот с радостью согласился. В работе ему помогали жены, ведь Уильям хотел, чтобы его персонаж стал иконой феминизма.

Рождение Чудо-женщины

Чудо-женщина появилась на свет в 1941 году, всего через три года после выхода в свет первого комикса о Супермене и начала «золотого века комиксов» в США. В разгар войны сюжет мог быть только один: на райском острове Темискира разбивается самолет ВВС США. Пилота Стива Тревора приводит в чувство принцесса амазонок, и он рассказывает ей об ужасной трагедии, которая разворачивается в мире людей. Диана просит свою мать отпустить ее защищать смертных, получает различные гаджеты и отправляется в путь. Одно из магических приспособлений – лассо правды, с помощью которого его обладательница может заставить кого угодно перестать врать. Папина дочка.

Из всех стран Чудо-женщина выбирает Америку — дом клепальщицы Рози и надежда всех женщин на равноправие. В наряде, откровенном даже по нынешним меркам, но удобном для рукопашного боя и поездок верхом, Диана попадает в Америку 1940-х и, естественно, вызывает недоумение. Но она может постоять за себя как словом, так и делом. В этом ей помогают браслеты, от которых отскакивают пули. Помимо функционального назначения, они имеют символическую значимость. Амазонки оказались на Темискире не просто так: когда-то давно они были порабощены Гераклом (далеко не самым приятным персонажем во вселенной DC). Геракл подчинил их и использовал как своих рабынь (опять тема подчинения — доминирования). Амазонки взмолились Зевсу и смогли освободиться. Браслеты — это то, что осталось от их кандалов, воительницы решили оставить их как память о пленении и освобождении.

Один из сквозных сюжетов первых комиксов о Чудо-женщине — связывание. Исследователи культуры БДСМ утверждают, что веревки на теле Дианы и других персонажей завязаны не абы как, а вполне себе по конвенциям сообщества. Общество Темискиры подразумевалось как лесбийское, хотя открыто заявить об этом Марстон не мог. В связи с этим во многих историях его авторства есть что обсудить исследователям феминизма третьей волны и культуры ЛГБТ-сообществ.

Марстон умер довольно рано, в 1947 году, ему было 53 года. После себя он оставил двух вдов, которые продолжили жить вместе, большое научное наследие и комиксного персонажа, которой предстоит стать одной из самых известных вымышленных героинь. Права на Чудо-женщину остались за издательством, как это обычно и происходило в Золотой и Серебряный век, поэтому впоследствии истории о ней писали многие сценаристы и художники. Как дань уважения автору, на первой странице комикса вы всегда увидите запись о том, что персонажа этого создал Уильям Моултон Марстон. Почти за 79 лет своего существования она спасала отдельных персонажей и целые миры, встречалась с Суперменом и проводила годы в одиночестве, размышляла о жизни и решала насущные проблемы, но всегда оставалась целеустремленной и решительной женщиной, способной постоять за себя. Но, пожалуй, становилась менее «криповой» и более «нормальной».

Диане долго не везло с большим экраном: помимо адаптации для сериала 1975-1979 года с Линдой Картер, у нее не было сольных проектов до полнометражного фильма 2017 года с Галь Гадот, который стал, по иронии, первым высокобюджетным фильмом по супергеройским комиксам с главным персонажем женщиной.