Одна вокруг света: стоит ли ехать в кругосветку на машине

65-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки Греты: снежная буря над горным ущельем, мастерская потомственного гончара и опасная поломка на трассе

Бывшая сотрудница московского агентства элитной недвижимости после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку в автомобиле и в компании с собакой. О ее передвижениях в режиме реального времени можно следить в блоге Вокругсвета. В предыдущей серии Ирина пережидала камнепад на перевале, посетила горное озеро Валашт и поделилась советами, как путешествовать с собакой на машине по исламской стране.

Трасса Чалус сама по себе сложная, с множеством тоннелей и мостов. Ее нельзя назвать широкой, и большая часть ее проходит по ущелью. Немного жутковато, когда проезжаешь под нависшими над тобой скалами. 

Погода в горах переменчивая. Когда я выехала от озера Валаш, начался сильный ветер. Такой, что моих сил не хватило открыть дверь машины, чтобы выйти из нее. Чем выше в горы уходила трасса, тем сильнее порывы. Перепад температур от +20 у озера до —3 над ущельем. А потом пошел дождь, он сменился снегом. Настоящий снежный буран продолжался почти весь день. Горная трасса и так не приспособлена к тому, чтобы передвигаться автотранспорту на высоких скоростях, а в таких погодных условиях я еду 20 км/ч.  Все водители были тактичны, никто не сигналил блондинке-тихоходу, объезжали осторожно и без нравоучений. Еду потихоньку, вглядываясь в заснеженную пелену, благодарю их за терпение и вспоминаю свой первый экстремальный случай, когда моя элантра спасла меня. 

Трасса Чалус-Тегеран проходит по ущелью, через толщу горной цепи Альборз
Трасса Чалус-Тегеран проходит по ущелью, через толщу горной цепи Альборз

Трасса Чалус-Тегеран проходит по ущелью, через толщу горной цепи Альборз

Ровно три года назад. Стаж вождения — меньше месяца, я впервые отправилась в дальнюю поездку, примерно за 400 км от Москвы. На обратном пути началась снежная буря. Дороги не видно, снег стоит стеной. Задела колесом край обочины, и машину закрутило на скользкой трассе. Несколько секунд, а кажется что прошла вечность, все как в замедленной съемке. Я успела подумать, что сейчас закончилась моя жизнь, и уже попрощалась с ней. Не знаю, что сработало тогда —маневренность автомобиля, интуитивная способность вождения, ангел-хранитель, пустая по счастливой случайности дорога или все это вместе взятое. Помню только, что я плашмя уперлась грудью в руль, выкручивая его по наитию, а в голове звучит: кто это сигналит? кто это сигналит? Меня снесло на обочину, элантра заглохла в сугробе. Из проезжающей мимо машины выскочили трое мужчин, кинулись в мою сторону. Все хорошо, я только сильно испугалась. Включите аварийку, чтобы вас было видно. Просидела так, с включенными аварийными огнями, около часа, прежде чем смогла вставить ключ в замок зажигания. 

Я мало кому рассказывала об этой истории, потому что даже сама боялась о ней вспоминать. Но это одна из причин, почему именно на этой машине я отправилась в кругосветное путешествие.

Долина в провинции Мазендеран
Долина в провинции Мазендеран

Я ремонтировала свою машину бесчисленное количество раз, тем не менее мы проехали вместе уже половину России, Европу, Африку и Ближний Восток. Вот и в Иране моя боевая подруга доказала свою надежность. Кто-то дернул меня за руку, и я пристала к обочине, не в самом удобном месте. Но это было единственная площадка с сухой травой, где Грета могла побегать с минимальным ущербом для чистоты в салоне. Не успела еще набрать скорость после остановки, как двигатель заглох. Он и раньше у меня глох, сетуя на африканское бездорожье. И я уже научилась определять причину его капризов. Но в этот раз он заглох как-то по-другому. Неужели полетел ремень ГРМ? Этого я боялась больше всего и уже приготовилась принять страшный приговор для двигателя. Скатилась к обочине, попробовала включить зажигание. Стартер подает признаки жизни, панель горит всеми приборами. Двигатель молчит. 

Чтобы не травмировать себя сразу неприятностями, решила в интернете искать другие причины. А вдруг? Пока лазила под машиной в поисках протечки масла, бензина или еще чего-нибудь, не заметила как рядом остановился автоэвакуатор. Он мимо проезжал. Водитель что-то говорил мне на фарси, я поняла, что он готов отвезти меня до сервиса. Показываю ему буксировочный трос, а он смотрит на меня как на блондинку: я же эвакуатор! И отвез в ближайший город Джаргабад.

Диагноз подтвердился. Порвался ремень ГРМ. По счастливой случайности двигатель не пострадал. Мне повезло, что я остановилась вовремя на обочине, не успела набрать скорость после остановки и у меня был с собой запасной ремень. Мне повезло, что мой друг Саша Прудников за полгода до этого случая не поленился, нашел его и другие ремни для моей элантры, купил и передал с оказией. Мне повезло, что Евгений Швец, путешествующий по Африке именно в это время, согласился привезти ремни и не пожалел времени своего короткого отпуска, чтобы передать их мне. 

Я несколько раз замеряю компрессию двигателя, все время прислушиваюсь к его работе, не нахожу причин для беспокойства и отправляюсь исследовать восточную часть Ирана.

Город гончаров Лаледжин. Керамические сосуды всевозможных форм и глиняные фигуры здесь повсюду, куда не кинешь взгляд. От горшков и ваз пестрят улицы. Начиная от стеллы при въезде в город, заканчивая древними полуподвальными мастерскими, где ремесло передавалось от поколения к поколению, создавая династии гончаров Лаледжина. 

Вот на территории фабрики загружают грузовик керамической посудой, аккуратно укладывают ее вперемешку с соломой. И места мало занимает, и от ударов предохраняет. Внутри рабочие творят свое дело: месят глину, процеживают ее в специальной цистерне, избавляя от мелких камней, затем в центрифуге доводят до однородной массы и отливают формы. Такой полуфабрикат идет на доработку, зачистку зазоров и придание изделиям конечного товарного вида — покрытие глазурью и окраска.

Город гончаров Лаледжин
Город гончаров Лаледжин

Это фабричный способ производства керамики, хочешь посмотреть ручную работу? Конечно! Спускаюсь в полуподвальное помещение с кирпичными сводами, тусклая лампа кое-как освещает мастерскую потомственного мастера-гончара. В его руках податливая глина становится произведением искусства. Он и чаем напоит, и научит создавать на гончарном круге чашу или горшок. Под моими руками глина не очень-то хотела становиться чашей, получался бесформенный предмет. Но зато я получила массу удовольствия и испачкалась вся с ног до головы.

Мастерская потомственного гончара в Лаледжине
Мастерская потомственного гончара в Лаледжине

Довольная бегу к машине, успела проехать несколько кварталов, когда обнаружила потерю. В порыве творческого вдохновения оставила сумку с документами и деньгами в мастерской. Возвращаюсь, а гончар уже бежит мне навстречу: ты забыла свои вещи, ты забыла свои вещи!

Взгяд останавливается на небольшой мечети. Знаете, бывают такие храмы, в которые просто хочется зайти, ноги сами туда ведут. Мужчины у центрального входа показали мне дверь слева, это отделение для женщин. Я сидела на красивых коврах, тихо плакала и говорила себе: если бог не оставил меня без машины, документов и денег, то наверное покажет мне и дальнейший путь? И я принимаю его, каким бы он ни был.