Одна вокруг света. Пандемия и закрытые границы

Коронавирус вносит коррективы в кругосветное путешествие экспедиции. Границы закрыты. Ирина Сидоренко находит временное убежище в американской деревне

Бывшая сотрудница московского агентства элитной недвижимости после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку в автомобиле и в компании с собакой. О ее передвижениях в режиме реального времени можно следить в блоге Вокругсвета

За три неполных года в кругосветке я много раз попадала в тупиковые ситуации. Много раз оставалась без денег, перед закрытыми границами, сталкивалась с болезнями и невозможностью получить визы. Экспедицию #сГретойВокругСвета разворачивали на границах Израиля и Малайзии, не позволяя въехать в страну с собакой. Мне приходилось восстанавливать машину после разбойного нападения в Гвинее и после аварии в Индии. В буквальном смысле пробиваться из Иордании в Сирию и мчаться с вооруженным конвоем через опасные районы Пакистана. Лечиться самой от малярии в Африке и выхаживать свою собаку Грету после тяжелой болезни в Непале. Искать деньги для дорогостоящего парома из Ливана в Турцию, и для супердорогой переправы через океан из Тайланда в Северную Америку.

Каждый из этих эпизодов мог стать роковым или последним в моем путешествии. Ведь тогда мне казалось, что все закончилось, и нет возможности двигаться дальше. Тем не менее позади были более 130 тысяч км на стареньком седане, 66 стран, масса впечатлений и еще больше открытых возможностей для осуществления цели. Грузия, Армения, Азербайджан, затем Турция и 20 стран Европы. Из Испании я перебралась на пароме в Марокко и проехала по западной стороне Африки до ЮАР. Оттуда, по востоку Черного континента, — до Египта. По Ближнему Востоку, через Иорданию, Сирию и Ливан, вернулась в Турцию. Проехала Иран, Пакистан, Индию, Непал, Мьянму, Лаос и Камбоджу. Из Таиланда отправила машину на грузовом корабле в США, а сама с Гретой прилетела на самолете в Хьюстон.

И когда, наконец, пересекла океан и попала в Северную Америку, оказалась в настоящей западне. И связана она не с финансами, не с техническими проблемами, не с визовым формальностями. Да, это тот самый пресловутый коронавирус, который стал причиной глобальной пандемии. И сейчас мне в очередной раз кажется, что выхода нет. Произошло самое страшное, что может случиться с путешественником, отправившемся в кругосветку, — все границы закрыты.

Как вовремя ты покинула Азию, говорили мне друзья еще в январе, когда стало известно о вспышке неизвестной болезни в Китае. Но оказалось, что вирус быстро добрался до США, и внес коррективы в мое путешествие. Все труднее удается сохранять спокойствие и не поддаваться панике, особенно если находишься в социуме.

Первый звоночек был, когда я ехала в нью-йоркском метро. Массовый психоз почувствовала кожей, хотя внешне не было никаких признаков паники. Тревога как бы в воздухе витает и передается воздушно-капельным путем.

Второй звоночек прозвучал, когда в США закрыли все заведения общепита. Еще накануне вечером я могла работать с ноутбуком в любом кафе или ресторане, подключившись к электросети и интернету, а уже утром все фуд-зоны перекрыли желтыми лентами. Можно зайти, купить еду, но оставаться в зале нельзя. Сотрудники в масках, с чистящими средствами и антисептиками, буквально выпихивали меня из кафе. И это при американской вежливости и учтивости, которая у них в крови. Так я осталась без «офисов», где писала истории моего путешествия, подключаясь к интернету и электричеству. Перешла на «удаленку».

Маршрут экспедиции #сГретойВокругСвета
Маршрут экспедиции #сГретойВокругСвета

Но эту колонку я пишу уже не на коленках, а в уютном доме. Фактически в деревне, недалеко от Вашингтона. Сидя у теплой печи, под треск горящих поленьев. В свой дом меня пригласила Александра Милютина, родственница моих друзей. Переждать панику и рекомендованный период самоизоляции в две-три недели. И я вернулась в Вашингтон, промчавшись за сутки 700 километров, так и не доехав до Ниагары, куда держала путь. Благо у Александры условия подходящие для таких гостей как мы — большой дом в окружении леса. И даже если придется надолго самоизолироваться на случай всеобщего карантина, в деревне, у своих людей, это будет гораздо лучше, чем на трассе неизвестно где и как.

Самая довольная, конечно, Грета. Здесь ее все любят, да и друг появился — немецкая овчарка Рамзес. Они сразу нашли общий собачий язык. Благородный Рамзес учит полукровку Грету хорошим манерам и возмущается, если она лает на других собак или убегает с тропы во время прогулки.

Прогнозы по общей ситуации в стране неутешительные, распространение вируса идет по геометрической прогрессии. То и дело появляется информация об ограничениях в штатах Калифорния, Нью-Йорк, Вашингтон, где зафиксировано самое большое количество зараженных. Могут изолировать города и закрыть дороги, по итальянскому сценарию.

Внешне я выглядела спокойной, хотя в душе зудел этот постоянный вопрос «как быть, что делать, куда бежать, как лучше поступить». От путешественников со всех концов мира приходит информация о закрытых границах. Одни застряли на неопределенное время, другие приняли решение оперативно вернуться в Россию. Группа русских автомобилистов не может выбраться из Мали, потому что отменены все авиарейсы. По этой же причине осталась в Аргентине мотокругосветчица из Беларуси. Я же оказалась в ловушке без возможности уехать в Мексику, куда планировала отправиться из США. А если не откроют границы до того, как закончится виза? А что будет с Гретой, если я заболею? Как поступить с машиной, если придется срочно эвакуироваться? И еще множество «если», которые мешают остановить мыслительный процесс и прекратить панические настроения.

С кучей этих вопросов, оставшихся пока без ответа, я отправилась гулять по лесу, с собакой. 

Надо сказать, что Грета любит убегать вперед, но держит меня в поле зрения, как и я ее. Возвращается, смотрит укорительным взглядом: ну ты чего, не умеешь быстро бегать? делай как я! — и опять мчится вперед вприпрыжку. 

Но в лесу много белочек, птичек, и другой разной живности. За каждой надо побегать, каждую надо погонять. Иначе это не прогулка вовсе, а скучное времяпрепровождение. И Грета умчалась за какой-то живностью. Бесследно.

Я ждала. Долго. А потом долго искала ее. Обессилела уже от бессмысленной беготни по кочкам и холмам, и чуть не сорвала голос. Истерика была такая, что мне казалось, вопли мои долетели до центра земли, пронзили земной шар и растворились в космосе. Мысленно я уже распрощалась с Гретой, продала машину и купила билет на самолет в Москву. С тем и пошла искать дорогу к нашему новому дому. Вдобавок обнаружила, что еще и ключи от машины потеряла.

Ключи лежали на деревянной лестнице, поблескивая металлом, отражаясь в лучах солнца. Я их обронила, когда выходила на прогулку. А Грета уже ждала меня. Вернулась сама. Испуганная, но самостоятельная. Запомнила дорогу к дому или распознала ее какими-то своими собачьими знаниями.

Сил на панику и тревоги не осталось совсем. Только знание, что все будет так, как должно быть. И доверие. Тотальное доверие тому, что все происходит наилучшим для меня образом. За короткое время Грета реально вывела меня из состояния хорошо скрываемого беспокойства и показала где приоритеты и в чем они.

Берегите друг друга. И, пожалуйста, без паники.