«О чем вы думали? Не возвращайтесь». Истории россиянок, застрявших на другом конце света во время эпидемии

Фото Firdia Lisnawati / AP / TASS
Дезинфекция пляжа на Бали во время пандемии коронавируса COVID-19 Фото Firdia Lisnawati / AP / TASS
После стремительного закрытия границ многие туристы остались за тысячи километров от дома: без денег, жилья и с просроченными документами. Некоторые решили бороться за места на эвакуационных рейсах, другие — продлить визу и переждать пандемию на берегу океана. Четыре женщины рассказали Forbes Woman о своем выборе и истории

Мы с попутчиком прилетели в Индию 23 февраля, у нас был разработан маршрут по Раджастану. Должны были проехать восемь городов, затем из Джайпура перелететь на Гоа, 13 дней отдохнуть на океане, вернуться в Дели и домой. Все шло по плану, пока 22 марта не объявили карантин. Запрещено было выходить на улицу, за нарушение грозили страшными санкциями: штрафом и тюрьмой.

Внезапно закрылись все магазины, кафе и рестораны. Те, кто не успел ничего купить, на несколько дней остались без продуктов вообще. Когда начался настоящий голод, спасли ребята из Самары, с которыми мы познакомились на пляже. Они очень меня поддержали, за что им огромное человеческое спасибо. Потом уже в магазинах появились кефир, печенье, лапша быстрого приготовления.

А 28 марта в нашем доме отключили интернет. Хозяин дал понять, что мы теперь — нежеланные гости. Пришлось срочно искать новое жилье, и тут снова пришли на помощь друзья. Они сказали, что жизнь в центре перестала быть для них привлекательной, полицейские машины круглосуточно патрулируют не только улицы, но и пляжи, и предложили переехать в более тихое и спокойное место. И мы уехали жить на скалы. 

В магазинах продавцы безбожно завышают ценник, в кафе навынос также все подорожало на 50%. На центральной улице Арамболя есть один оптово-розничный магазин — в первые дни карантина там была очередь часа на три. Мы не поленились, отстояли час и купили 2 кг басмати, 2 кг тростникового сахара, черный чай, финики. У наших друзей есть литровый электрический чайник: в нем мы варили рис, заправляли подсолнечным маслом, солью, специями — обед готов! Пили черный чай с финиками.

Сейчас проблема еды не столь актуальна. Работают магазины, утром до 12:00 и вечером с 18:00, можно купить овощи и фрукты. В продаже есть макароны, масло, сыр, печенье, мы не голодаем. Людей гораздо больше волнует ситуация с вывозом домой. Эвакуационные рейсы бесплатны только для тех, у кого на руках есть билет «Аэрофлота». Если билета нет или есть авиабилет иностранной авиакомпании, придется заплатить €400. Кроме того, на рейс берут только тех, кто выехал из России после 1 января.

Кроме того, вылеты в Россию крайне редкие и плохо организованны. На 17 апреля назначен рейс Гоа — Москва. Регистрация закончилась очень быстро, мы не успели на этот рейс. Неизвестно, когда будут рейсы в другие регионы, сейчас вывозят только москвичей. Без прописки на рейс не попадешь.

Тысячи людей застряли из-за этого и не понимают, что им делать и чем оплачивать дальнейшее проживание. Правительство пообещало каждому выплатить материальную помощь, для этого нужно было заполнить анкету на сайте госуслуг. На сегодняшний день выплаты полностью прекращены, причина неизвестна. Люди на форумах жалуются, что им не на что жить.

Все осложняется тем, что карантин в Индии был продлен до 3 мая. Это значит, что люди даже не могут доехать до аэропорта. Никакой транспорт, включая такси, не работает. Люди с большим трудом договариваются о проезде до аэропорта: оформляют документ на проезд в полиции и платят втридорога. 

В начале января мы с мужем решили поехать в отпуск — выбрали сказочное Перу, где никогда не бывали раньше. Улетели 9 марта, обратно должны были вернуться 19 марта. Мы были в курсе происходящего, но серьезно к этому не отнеслись. В Перу на тот момент не было ни одного случая заболевания.

Мы прилетели в Лиму и отправились в джунгли, где провели пять дней. Следующей точкой стал город Куско в горах (3200 м над уровнем моря), оттуда мы должны были добраться до радужных гор, Мачу-Пикчу и тропы инков.  

В Куско мы разместились в отеле и легли засветло, так как рано утром планировалась экскурсия на Мачу-Пикчу. Разбудил нас звонок — сотрудник отеля сказал, что в стране введено ЧП и выехать из Перу можно до 23:00 16 марта. В ту ночь мы уже практически не спали, пытались найти билеты онлайн, но все сервисы зависли. Решили рано утром поехать в аэропорт, чтобы купить билет в Лиму, а оттуда улететь любым рейсом, хотя бы в Европу, чтобы потом добраться до России. 

В аэропорт было не зайти, там была огромная толпа людей уже в 4 часа утра, билеты быстро закончились. На улицах стали появляться военные и полицейский патруль. Мы вернулись в отель, который, войдя в наше положение, сделал нам скидку на проживание и объяснил новые правила пребывания в Перу. В стране был введен комендантский час. Мы могли выйти только в магазин или аптеку, где мы покупали баллоны с кислородом, так как было тяжело дышать на такой высоте. С первого дня мы держали связь с консульством в Лиме и МИД, нам всегда отвечали.

Была создана группа тех, кто застрял в Перу: там было более 200 человек, туда же добавили сотрудников консульства. Нам пообещали борт на 29 марта из столицы. На автобусе до Лимы ехать сутки, поэтому мы решили переночевать в Наске, который был по пути. На подъезде к городу мы получили сообщение от консула, что мэр города запретил отелям размещать русских туристов, поэтому нам пришлось провести всю ночь в дороге. Мы заселились в отель в Лиме, но выходить из номера нам запретили. Мы предполагали провести там всего две ночи и улететь, но борт не подтвердили, и людей стали выселять, так как отель закрывался из-за пандемии. Мы с трудом нашли квартиру на AirB&B. Перуанцы отказывали в аренде, ссылаясь на карантин и ЧП. 

Новый рейс нам подтвердили на 2 апреля, и на этот раз он состоялся! Пожалуй, это был самый необычный полет в моей жизни. Нас привезли на военный аэропорт, и всех посадили на пластиковые стулья под навесом. По рядам прошли пограничники, поставив нам печати о пересечении границы, потом овчарки обнюхали все сумки, после этого мы поехали на автобусе к самолету. На борту оказалось пять лишних человек, которых по ошибке не было в списках. Два часа мы провели в самолете, пока разбирались с количеством людей на борту. Наконец мы все-таки взлетели. Это было счастье! Все свистели, кричали, аплодировали. Спустя 14 часов мы приземлились на родине. Сначала выпускали тех, у кого есть прописка в Москве, людей из других регионов развезли по пансионатам Подмосковья, где они сейчас отсиживают карантин.  

Интересно было наблюдать за людьми в этой ситуации — словно обнажались души. Кто-то писал под постами в соцсетях: «о чем вы думали?», «не возвращайтесь!», «вот и сидите там теперь». В то же время мне писали столько людей, предлагающих помощь. В Перу наши соотечественники были готовы подселять к себе бесплатно и делиться едой с теми, кто остался без средств. Ребята из консульства тоже очень старались — всегда были на связи и делали все, что в их силах.

Мне всегда хотелось пожить в другой стране продолжительное время. В конце ноября я уехала на Бали, чтобы перезимовать в тепле. Конкретной даты возвращения в Россию не было. У меня виза на два месяца, дальше нужно выезжать (visa run), а потом можно снова въехать на два месяца. Я успела вылететь во Вьетнам заранее, еще 5 марта, поэтому я легально могу здесь находиться до 6 мая. На тот момент уже было тревожно, но не еще так.

Индонезия разрешила всем иностранцам бесплатно оставаться на Бали, пока не закончится все это сумасшествие. Отменены обязательные визиты в иммиграционный центр для продления — раньше нужно было приезжать и сдавать отпечатки пальцев. Пока не вступили новые правила, те, кто вылетал с просроченной визой, платили штраф за превышение разрешенных дней пребывания — 1 млн рупий в день, это порядка 5000 рублей.

DR
DR

Когда все начиналось, мои друзья спокойно сами купили билеты в Москву. Те, кто ждал эвакуационных самолетов, застряли. Почти все мои знакомые иностранцы уехали домой — кто-то испугался, решил, что дома будет спокойнее. Переживали, что начнется воровство и мародерство. Но на Бали и до карантина мелкое воровство процветало. 

В Азии все хаотично и не всегда поддается логике. Я живу в Чангу, это модный район на побережье, тут много экспатов и серферов. Народу стало значительно меньше, дороги пустые, пробки исчезли. Все большие отели, спортивные центры, спа, клубы, бары закрылись, многие кафе работают только на доставку. Пару недель назад закрыли и пляжи, но народ находит лазейки, так что можно полюбоваться океаном. Большинство заведений закрылось не из-за коронавируса, а потому что людей стало значительно меньше, а держать такое количество персонала просто невыгодно. Комендантского часа нет, в магазинах полно продуктов. Дома стали проводить времени больше, а ходить в кафе поесть стало единственным развлечением. 

Я не имею права на место на эвакуационном рейсе, так как въехала до 1 января. Но даже тем, кто приехал позже, чтобы попасть на рейс, нужно истрепать себе нервы. Мне спокойнее остаться здесь. Шанс подхватить вирус в самолете и аэропорту больше.

Прилетела в Таиланд я в середине декабря, на зимовку — сразу с обратным билетом. Мой вылет должен был быть 10 апреля. 6 марта я узнала, что накануне Сергей Собянин подписал указ «О введении режима повышенной готовности».

В тот день мы нервно шутили с компанией друзей, сидя на пляже после долгого хайкинга через джунгли, что не будем возвращаться домой. Но уже в течение нескольких следующих дней пришло понимание, что в этой шутке большая доля правды, и действительно лучше остаться здесь. Тут только веранда дома, где я живу, размером с мою маленькую комнату в центре Москвы. Кругом бабочки, птицы, природа. Я понимала, что в изоляции здесь буду счастливее.

Страхи, конечно были. Где лучше лечение в случае чего, дома или тут? Где безопаснее? Не погонят ли нас отсюда в случае чего? С одной стороны, здесь мало мест в больнице, с другой — очень хорошая медицина. И если будет плохо и тут, и там, то где гарантия, что в Москве хватит мест?

Я переживала из-за обратного билета, но все рейсы и так отменили. С середины марта начали закрываться все соседние границы, одна за другой. Таиланд, к сожалению, лишь на днях ввел амнистию для тех, у кого в условиях карантина истек срок визы: месяц все провели в полнейшем стрессе из-за противоречивых новостей. Ведь у всех сложились одинаковые ситуации с визами и разрешениями на работу, которые надо было продлить.

Офис иммиграции с Самуи приезжал 8 апреля на Панган, это было еще до объявления амнистии по визам. Была невероятная давка из тысячи людей. Я приехала в иммиграционный офис к 4 утра и провела там полдня. Абсурдная мера в рамках пандемии. Только к обеду они смогли относительно нормально организовать очереди, выдали маски. Время работы офиса в итоге увеличили до двух дней, потому что было невозможно обработать такое количество документов и паспортов. В итоге на второй день объявили амнистию. Это было полнейшее безумие, очень обидно, что деньги важнее рисков.

Теперь до 30 апреля у всех амнистия по визам, а дальше зависит от обстановки. Я все же рада, что продлила визу в иммиграционном офисе, и в случае чего у меня будет еще почти две недели, чтобы решить визовые вопросы, если ситуация после 30 апреля не изменится. 

Иностранцы начали носить маски где-то четыре недели назад, тайцы ходят в масках еще дольше. Несколько лет назад в Юго-Восточной Азии уже была эпидемия SARS, поэтому местные немного быстрее и лучше среагировали на ситуацию, как мне кажется. 

В магазины без масок не пускают, полицейские раздают маски, а антисептики продаются на кассах в каждом магазине. В гипермаркетах на входе проверяют температуру и брызгают антисептик на руки. Кроме того, появились точки, где останавливают всех, измеряют температуру, записывают адрес проживания. 

Месяц назад была паника, и все скупали продукты, но сейчас обстановка лучше. У меня есть запас бутилированной воды на несколько недель, также я запаслась бензином в бутылках на всякий случай (я вожу мотоцикл). 

Не знаю, какая реальная обстановка с коронавирусом на острове, но официально у нас был только один случай заражения. Здесь есть некая иллюзия безопасности: жара, индивидуальный транспорт, отдельные, чаще всего односпальные дома, открытые пространства.

С 3 апреля у нас введен комендантский час. Не разрешено покидать дома с 10 вечера до 4 утра. Наказание — 2 года заключения и/или 40 000 бат (около 92 000 рублей) штрафа. Знаю, что уже ловили иностранцев ночью. Национальный парк закрыт, как и большинство заведений, но на основные пляжи можно приходить до 6 вечера — главное, чтобы вас было не больше двух человек. С 8 апреля закрыты все отели и хостелы. Да и добираться куда-либо сложно — многие внутренние перелеты и поезда отменены. 

На днях стало известно, что все госпитали (государственные и коммерческие) на территории Таиланда должны лечить пациентов с COVID-19 бесплатно. Это хорошая новость, учитывая, что страховки не покрывают пандемию.

Не знаю, как быстро разрешится ситуация, но, кажется, я застряла в лучшем для себя месте, и я благодарна за эту возможность.