От Австралии до Китая: как владельцы бизнеса за границей возвращаются к нормальной жизни после карантина

Юлия Федотова Forbes Contributor
Фото Getty Images
Пока в России еще рано прогнозировать конец карантинных мер, в странах, столкнувшихся с коронавирусом раньше, бизнес постепенно возвращается к привычной работе. Мы поговорили с русскоязычными женщинами-предпринимателями из разных уголков мира о том, как они возвращаются к обычной жизни (и можно ли к ней вернуться вообще) и что правительства их стран делают для поддержки бизнеса

Если кризисы прошлых лет были отдельными проблемами разных стран или региональными отголосками глобальных событий, то на карантине 2020 года россияне оказались в компании всего мира. Одна за другой страны объявляли о закрытии границ и приостановке бизнес-процессов. По прогнозу Еврокомиссии, общий ВВП Евросоюза во втором полугодии этого года снизится на 12,5%, а Goldman Saсhs предсказывает Индии самую тяжелую рецессию за всю историю. ООН предупреждает, что потери от введения карантинных мер могут нивелировать прирост мирового ВВП за предыдущие несколько лет.

В то же время правительства предпринимают меры, направленные на поддержание экономики: от предоставления беспроцентных кредитов до раздачи ваучеров номиналом €50 на посещение ресторанов. Forbes Woman поговорил с русскоговорящими предпринимательницами из стран Европы, Азии и Австралии, где уже начинают снимать карантинные ограничения, — о том, как их компании пережили кризис и какие меры поддержки бизнеса есть в странах, где они работают.

Даша Филдер, клиника Sapphire Family Medical Practice

Сидней, Австралия

Я переехала в Австралию из России когда мне было 14 лет, в 16 поступила учиться на врача. В Австралии есть два вида клиник: медучреждения, работающие по системе MediCare, и частные. В первом случае прием доктора оплачивает государство. Это сравнительно недорогие учреждения — государство компенсирует 38 австралийских долларов за консультацию. Моя клиника относится ко второй категории. Прием взрослого стоит около 100 австралийских долларов.

Удар мы почувствовали в первые же недели марта. Если обычно безработица держится на уровне 2%, то сейчас это 6-7% в связи с пандемией и карантином. Конечно, люди, потеряв работу, стали экономить даже на медицине. Кроме того, мы находимся в бизнес-районе Сиднея, и именно здесь было зафиксировано наибольшее число заражений: по 200-300 в день. Первое время пациенты элементарно боялись обращаться за помощью очно. С другой стороны, государство наложило ограничения на врачей: во время пандемии невозможно устанавливать свои цены. Все консультации (в основном это телефонные звонки и телемедицина) должны быть доступны гражданам по системе MediCare. То есть осталось почти 30% от стоимости обычного приема. Так, оборот в марте уменьшился на 30% по сравнению с прошлым годом.

Мне в любом случае нужно было присутствовать в клинике ежедневно: невозможно же послушать легкие по скайпу. Тем более что основное направление моей клиники — педиатрия. Не всякую сыпь на теле ребенка можно разглядеть через монитор. А вот коллег пришлось отпустить. Несмотря на санитайзеры и системы защиты, многие испугались прямого контакта с пациентами. Их можно понять. Кстати, первые недели те же средства индивидуальной защиты мы покупали за свой счет. Государство предоставило минимум, но этого было недостаточно.

В апреле ситуация поменялась: нас вытащила сезонная вакцинация от гриппа и пневмонии. Ведь в Австралии начинается зима, и как раз в это время люди идут прививаться. Но в этом году поток желающих заметно увеличился. Благодаря вакцинации, наш заработок в апреле не изменился по сравнению с прошлым годом. А вот май снова просядет на 20-30%. Вообще, годовой оборот клиники 1 600 000 австралийских долларов. Но что будет в конце 2020-го, трудно сказать.

В эти дни клиника уже работает в привычном режиме, но больше пяти человек запустить внутрь мы не можем. Необходимо держать дистанцию, соблюдать предписанные нормы. Остальным приходится ждать на улице. Государство теперь, наоборот, призывает людей обращаться к врачам, так как многие боялись или экономили — и запустили себя. До сих пор действуют ограничения: специальные цены MediCare для пожилых, детей, беременных.

Наша цель сейчас — задержать заражение COVID-19, чтобы можно было эффективно лечить заболевших. Нет, мы не надеемся на приобретенный иммунитет общества, так называемый herd immunity. Для того чтобы это сработало, необходимо, чтобы 60% граждан переболело. А это много смертей, мы на такое не пойдем.

Анастасия Виар, магазин свадебных платьев Les filles fidèles

Бордо, Франция

Мой основной проект — интернет-магазин свадебных платьев Les filles fidèles. Два-три года назад, еще во время учебы в бизнес-школе во Франции, я обратила внимание, что покупка свадебных платьев во Франции — сложное занятие. Многие заказывают наряды по индивидуальным меркам, а значит, готовиться к свадьбе надо начинать аж за несколько лет. Нужно свободное время для походов к портному, ну и несколько тысяч евро. Есть еще вариант — свадебные супермаркеты. Но там одно «платье-меренга» от другого мало отличается. Как правило, все равно платье надо искать. Значит, люди будут смотреть в интернете. Далеко за примером ходить не надо: свое свадебное платье я нашла в сети и заказала в Великобритании. Так появилась идея создать интернет-магазин нетипичных свадебных платьев — разных фасонов, цветов и стилей.

Франция многонациональная страна, здесь есть свои региональные тренды, и как результат — большое разнообразие вкусов. В Бордо предпочитают сдержанный буржуазно-католический стиль, клиенты со Средиземноморья любят платья с открытыми спинами и глубокими декольте. В Париже живут не только французы, но и аргентинцы, американцы, испанцы, итальянцы, мадагаскарцы, — у всех свои предпочтения. Постепенно по просьбе покупателей мы стали организовывать шоурумы в Париже и Бордо и частично оказались в офлайне.

Сообщение о пандемии застало меня в Бордо за несколько дней до открытия шоурумов. Еще через три дня объявили карантин и полное закрытие всех непродуктовых торговых точек на две недели, затем еще на две… Мы не могли открыться два месяца, а шоурум в Париже пришлось и вовсе отменить на неопределенный срок (пока город все еще находится в «красной зоне»). Изначально было совершенно непонятно, сколько это будет длиться, планировать было сложно. Было понятно, что нужно договариваться о приемлемых условиях с арендодателями, чтобы когда-нибудь вообще открыться. И они пошли навстречу. В период карантина, в марте и апреле, продажи в онлайне шли нормально. Многие все еще планировали отметить свадьбу летом. А вот в мае, когда люди осознали, что вечеринки придется переносить на следующий год, спрос начал падать. Сравнить цифры с прошлым годом не могу, мы не так давно работаем.

Формально свадьбы уже можно проводить и сейчас, но в составе не более 10 человек, что примерно в 10 раз меньше, чем среднее количество гостей. Не говоря об иностранцах, которые не могут пригласить членов семьи из другой страны. Пока люди осторожно относятся к покупкам всего, что связано с церемонией.

Государство помогает тем, кто потерял большую часть выручки. К счастью, продажи моей компании за счет интернет-магазина были на уровне предшествующих месяцев, да и компании менее года — мы не успели набрать больших оборотов, чтобы заявлять о больших потерях, поэтому за помощью я не обращалась. К сожалению, самый долгожданный для всей индустрии весенний сезон пришелся на карантин. Свадебные платья пока некуда надевать и непонятно, когда они пригодятся. Поэтому считать упущенную прибыль конкретно еще рано, можно только предположить, что речь идет о десятках тысяч евро. Но мы надеемся на отложенный спрос: все-таки свадебное платье — это не сезонная спонтанная покупка.

Анна Темкина, риелторская компания My House Barcelona

Барселона, Испания

Первый месяц карантина я честно отсидела дома. В любом случае работать было невозможно, о просмотрах жилья не было и речи. Глядя на Италию, можно было понять, что тот же сценарий будет у нас. Но подготовиться к этому очень сложно, прежде всего морально. Передвигаться можно было только со специальной бумагой, в которой надо было указать причину передвижения. За два дня до того, как Испания ввела чрезвычайное положение, я подписала с клиентами договор о задатке с внесением 10%-го залога за дом. Клиентам требовалась ипотека, которую пришлось оформлять в разгар карантина, но дом банк оценил ниже, чем мы думали, в связи с надвигающимся кризисом. Еще за три недели до этих событий представить, что будет происходить, было невозможно. Позвонила покупательница в истерике и сказала, что недостающей суммы у них нет и попросила скидку 2% от стоимости дома. Хозяин согласился без разговоров.

В середине апреля у меня состоялась первая «карантинная» сделка — онлайн. Видео квартиры для потенциальных арендаторов сняли еще до пандемии. Оформление договора, перевод денег — все было через интернет. А передача ключей — через курьера. Кстати, квартиру сдали всего на 10% дешевле цены, запланированной «до». Как думаете, что привлекло клиентов в первую очередь? Огромная видовая терраса! Насидевшись месяц дома, люди поняли, что терраса в новой реальности — на вес золота. Это вообще главный хит летнего сезона — 2020: аренда или покупка загородного дома с собственной территорией. То же самое происходит и в остальных крупных городах мира, где был введен жесткий карантин.

Вторая сделка была уже с полноценным показом. Чтобы не рисковать самой и не подвергать клиентов опасности, я выбрала такую схему: мы в масках поднимаемся на лифте — но по одному. Хозяйка квартиры выходит и ждет на лестнице. Снимаем обувь (в Испании ее никогда не снимали), обрабатываем руки гелем, заходим в квартиру, соблюдая дистанцию в два метра. Клиенты ничего не трогают, ничего не говорят. Окно открыто, чтобы поступал воздух с улицы. Выходим. Хозяйка заходит через некоторое время после нас и опрыскивает квартиру санитайзером. На улице мы машем друг другу рукой и разбегаемся по норам. Дальнейшее общение уже по интернету. Ключи я передавала очень смешно: подъехала к дому клиента на машине и отдала связку в протянутую мне руку из-за двери.

Что касается помещений под кафе и рестораны, вот здесь люди вылетели в трубу. С чего платить €15 000 аренду в месяц, если твой ресторан закрыт? Некоторым моим друзьям-рестораторам хозяева снизили аренду, в среднем на 50%. Государство предусмотрело кредиты по низким ставкам (исключительно под бизнес) и взяло на себя частичную выплату зарплат. Я бы тоже могла подать на помощь от государства, в случае если бы мой доход сильно сократился по сравнению с последними месяцами. Но этого, к счастью, не случилось. Прибыль этой весной не уступает тому же периоду прошлого года.

Я переехала в Барселону из Москвы учиться в 2005 году и решила остаться. Проработала сначала в сфере real estate несколько лет, потом поняла, что готова, и открыла бизнес. Когда в 2008 году начался кризис, цены на недвижимость стали падать и в 2013 году достигли дна. Вот тут-то и хлынули инвесторы со всего мира: Китай, Россия, Израиль, США, ОАЭ, наперебой скупая квартиры, здания, участки, коммерческую недвижимость. А так как спрос формирует цены, они вернулись к докризисным показателям. Барселону любят за отличный климат, прекрасное географическое расположение, высокий уровень медицины, наличие международных школ, шоппинг и, конечно, вкусную еду, а жилье ликвидно. Мои клиенты — россияне, украинцы, европейцы, американцы, тут же и арабские страны, и даже Китай. Приведу цифры: средняя стоимость квартиры в Барселоне составляет €500 000 за 80-100 м2. Агенты зарабатывают 3-5%. Я заключаю сделки примерно на €8 000 000 в год. В новой реальности кому «горит» продать — идут на хороший торг, но таких немного. Большинство продавцов затаились. Но уже сейчас ясно, что цены на недвижимость опустятся.

Когда я открывала собственный бизнес, то приняла решение: офис будет дома и в машине, а все сотрудники — на аутсорсинге. Сейчас понимаю, как никогда, что это идеальная формула в нашем нестабильном мире.

Меглена Неделчева, аудиторская компания «Стандарт-Аудит», дистрибуция Nutrilight

Варна, Болгария

Когда объявили о пандемии, я находилась на семинаре в Сочи. Я учила русский язык в школе, постоянно общаюсь с русскими друзьями. Сначала испугалась, опасалась не успеть добраться до дома. Но все обошлось.

Март, апрель, май — мы вообще не прерывали рабочий цикл, ходили в офис. Конечно, делали все необходимое: носили маски, использовали санитайзеры. Никто не заболел. Чтобы выйти из дома, разрешений не требовалось. Хотя кафе, школы и парки были закрыты. И сфера услуг, конечно, пострадала. Но двухнедельный карантин был предусмотрен только для людей, приехавших из стран с высоким уровнем заражения. Поэтому оба моих бизнеса — аудиторская компания и бизнес, связанный со здоровьем и красотой, — работали каждый день.

Аудиторская компания стабильно приносит €100 000 прибыли в год. Так как объем работы не сократился, то и все цифры во время кризиса остались прежними. Разницы между «до» и «после» мы не зафиксировали, на получение субсидий не подавали. Но моя компания и не подходит под критерии. Государство помогает тем, у кого выручка падает несколько месяцев подряд.

Второй бизнес и вовсе процветал. Мы официальные партнеры компании Nutrilite в Болгарии, продаем витамины и минеральные добавки. Из-за пандемии плюс традиционно высокого спроса на витамины в весенние месяцы объем продаж вырос более чем на 50%. Самым популярным продуктом стал витамин С. Еще раскупали антиоксиданты, активно брали цинк и детские витамины.

Вирус со своими угрозами дал многим возможность задуматься: «Что дальше?» Поэтому сейчас я занимаюсь проектом по созданию антикризисных мер. Мы уже готовим в Париже учебный материал для российских предпринимателей.

Кстати, я считаю, что будущее за онлайном. Мы это и увидели: удаленное образование, телемедицина. Приходит время креативных, время тех, кто умеет работать с интернетом. В Болгарии такие профессии сейчас востребованы.

Ольга Филатова, консалтинговая компания InvestRelations Asia

Гонконг, Китай

Многие не знают, что карантин не был объявлен по всему Китаю. Строгие правила вводились только в определенных регионах, где случаев заражения было много. Основная часть Китая была на самоизоляции. А в Гонконге, где я работаю, практически все время функционировали торговые центры, кинотеатры, кафе и рестораны.

Местные жители очень дисциплинированны: по максимуму избегали нахождения в толпе, носили маски и постоянно дезинфицировали руки. В основном люди работали онлайн. В Китае вообще есть такая привычка — вести коммуникации через интернет. Поэтому неправильно было бы утверждать, что карантин так уж затормозил все сферы деятельности. Но некоторые пострадали. Раньше во многих кафе очереди выстраивались прямо на входе, это изменилось. Пустовали и магазины. Особенно некомфортно было тем, у кого не была организована онлайн-доставка. Сложно даже представить, сколько потеряли гостиницы, авиакомпании, туристический бизнес. Поэтому за субсидиями обратились очень многие. Правительство Гонконга, предвосхищая просьбы, само формировало пакеты субсидий. Произвели единоразовые выплаты всем резидентам в размере около 100 000 рублей. Тем, у кого сотрудники работали на полную ставку, предложили субсидии для выплаты зарплат на полгода вперед. Фитнес-клубам, салонам красоты, общепиту тоже оказали материальную помощь. Не забыли и о работниках креативных индустрий: обратиться за поддержкой может как галерея, так и частный художник.

Я не знаю случаев, чтобы бизнес разорился. Но пострадавшие из числа моих знакомых есть. У одной девушки школа танцев, у второй — салон красоты. Но жительницы Гонконга привыкли следить за собой. Как только разрешили открыть салон, туда выстроилась очередь. А подруга, у которой школа танцев, не растерялась и начала развивать дополнительный доход через онлайн-классы.

Во время борьбы с вирусом Китай проявил себя страной со стабильной экономикой. Средний класс — это около 600 млн человек с доходом от 600 000 до 5 млн рублей в год — показывает самые быстрые в мире темпы роста.

По моим ощущениям, для русскоязычной женщины в Китае самый распространенный бизнес — это продажа чего-то китайского производства (одежда, игрушки, аксессуары) в страны СНГ. Также соотечественницы открывают салоны красоты и становятся востребованными, так как уровень наших специалистов выше, да и местные экспаты предпочитают ходить к иностранцам. Вторая по распространенности сфера — консалтинговые услуги. Этим занимаюсь я, еще одна наша соотечественница Эшли Дударенок. Что касается женского бизнеса в целом, то ситуация более-менее сопоставима со средней в мире. Женщины уже активно занимают руководящие позиции и создают успешные компании, но показатель индекса зарплат у мужчин и женщин все еще сильно отличается.

Мой бизнес в целом не сильно пострадал, так как мы уже в начале карантина поняли, что надо принимать меры. Несколько управленческих решений помогли сохранить все текущие показатели, а сразу после выхода из карантина провести объединение с местными сильными партнерами для укрепления позиций. Во-первых, мы перешли в онлайн, создав новый образовательный продукт, во-вторых, направили силы на работу с государственными органами. На территории Китая быть в партнерстве с правительством престижно, новые совместные проекты дали существенный плюс в капитализации. За год, если сравнивать с прошлой весной, мой доход вырос примерно в три раза. За это время мы увеличили штат, сняли новый офис. Но это все не связано с карантином или коронавирусом.

рейтинги forbes