Талантливый балаган с медведями: как сериал «Великая» рассказывает историю сильной женщины в мужском мире

DR
Кадр из сериала "Великая" DR
На платформе Hulu вышел сериал «Великая» — о восхождении на престол русской императрицы Екатерины II. Но это слишком формальное описание для той ироничной фантасмагории, в которую авторы превратили исторические факты. В России сериал вызвал неоднозначную реакцию, в частности, из-за того, что русских дворян сыграли темнокожие актеры. Основатель телеграм-канала Иван Филиппов — о том, почему «Великую» надо смотреть через иную оптику

Разговор о сериале «Великая» стоит начать с обсуждения вопроса: «А почему, собственно, именно личность русской императрицы Екатерины Великой вдруг оказалась столь востребована у иностранных авторов?».  «Великая» — уже второй большой сериале о Екатерине, совсем недавно выходила другая — и по интонации, и по манере обращения с материалом — история: «Екатерина» с Хеллен Миррен в главной роли. Так почему меньше чем за год появилось сразу два сериала об одной исторической личности?

Ответ на этот вопрос, кажется, довольно простой. Интерес к русской царице точно не связан с интересом к русской истории, к великим победам или героическим свершениям. Занимает авторов именно ее личная, человеческая история. И совершенно понятно почему.

История скромной девочки из бедной немецкой дворянской семьи, которая стала одной из величайших императриц в истории России, звучит для современного зрителя как написанная в XXI веке сказка о Золушке. Принц дарит простой девушке хрустальную туфельку и сердце, девушка оглядывается по сторонам, понимает, что принц ей попался так себе, а вот королевство нормальное — есть где разгуляться. Она организует дворцовый переворот и начинает править сама, без всяких указаний со стороны мужчин. И получается у нее это очень хорошо, от дел внутренних до войн с внешними врагами. 

Эта история — история сильной женщины в мужском мире, которая не сдается, а преодолевает все препятствия и выигрывает, несмотря на декорации и костюмы, — максимально созвучна именно современному зрителю. И неудивительно, что именно ее — за неимением лучших примеров — и выбирают иностранные авторы для экранизации.

Пожалуй, это важно проговорить, потому что примерно половина всех «ватных» рецензий на этот замечательный сериал начинается с плача «почему опять про нас снимают, почему про себя такое не снимают». И если вторая часть вопроса лишь демонстрирует неграмотность, то ответ на первую простой: история Софии Августы Фредерики Ангальт-Цербстской, которая стала императрицей Екатериной Великой, настолько уникальна, что и спустя много веков способна вызвать интерес не только выдающихся авторов, но и массовой аудитории. Просто ее надо уметь правильно рассказать.

И именно это обстоятельство и привлекло выдающегося автора Тони Макнамару. Как он сам честно говорит во всех интервью, историческая действительность, факты и прочие обстоятельства его не интересовали совсем, ему была интересна только сама Екатерина и ее история. И он написал эту историю — сначала в виде пьесы, а после успеха фильма «Фаворитка»  «Великая» стала сериалом для одной из главных американских платформ Hulu. 

«Если вам хочется исторической действительности, идите почитайте книжку», — честно говорит Макнамара в ответ на упреки пуристов. Официальная история — это история людей с парадных портретов, история, которую посчитали достаточно правильной нужные официальные люди, она полностью лишена жизни. Кому интересно, как тот или иной правитель выглядит на парадном портрете, он же в жизни так каждый день не выглядел? И поэтому Макнамара населяет двор в Петербурге не реальными историческими фигурами, а собирательными образами или придуманными героями. 

Петр III ему не кажется достаточно убедительным злодеем, конечно, среда сама по себе враждебна юной девушке, но антагонисту нужно лицо и, что самое важное, нужен объем. И он придумывает своего Петра III, попутно делая его сыном (а не внуком) Петра Великого. Экранный Петр — обычный и понятный многим герой, совершенно ошалевший от собственной вседозволенности необразованный мальчишка, такая «золотая молодежь» с эмоциональным интеллектом табуретки. Но одновременно Петр (в блистательном исполнении Николаса Хульта) — сложноустроенный живой человек, который сомневается (пусть редко), старается, который хочет, чтобы его искренне, а не из-под палки, любили, но который довольно многого в жизни не умеет. Собственно именно дуэт Екатерины и Петра — это главный движок сериала, история их отношений, которые претерпевают самые удивительные изменения. 

Кадр из сериала «Великая»
Кадр из сериала «Великая» / DR

Тут отдельно стоит сказать, что главная героиня и актриса, ее роль исполняющая, — это безусловные находки «Великой». Элль Фаннинг так талантлива, многогранна и просто хороша, что оторваться от ее игры решительно невозможно. И ее Екатерина не менее сложный и противоречивый персонаж, чем Петр, и в ее душе пылают страсти далеко не всегда исключительно благородные. 

Если же говорить чуть шире, то главный вопрос и, вероятно, главная тема «Великой» задается в одном из первых разговоров Екатерины и Петра: имеют ли права люди или же люди есть лишь игрушка в руках своих государей? Каждый искренне и совершенно уверен в своей правоте, но в этом, с точки зрения автора, вероятно, и кроется самая трагичная часть истории, ведь Екатерине, которая так пылко говорит о правах и цитирует Вольтера, суждено в каком-то смысле превратиться в своего идеологического противника. Финал и траекторию ее движения мы отлично знаем, и тем интереснее смотреть, как талантливо и с какой неожиданной стороны рассказывает нам ее Макнамара.

Его мало интересуют нюансы и детали русской истории, несмотря на обилие медведей, «Великая» — это в первую очередь история универсальная, понятная зрителю в любой стране мира. И Петр III в своем поведении может быть похож что на Дональда Трампа, что на какого-нибудь арабского шейха, что на любого другого правителя, презрительно отказывающего своим гражданам в праве распоряжаться собственной жизнью. 

По форме же исполнения «Великая» — это очень талантливый балаган с медведями, хором Чернобыльских девочек, императором, открывающим императрице дивный мир кунилингуса, сексом с мумиями, Петром I верхом на медведе и песней «Вставай, страна огромная» в саундтреке. Подчеркнуто концентрированное безумие сериала бесконечно обаятельно. Да, авторы знают, что так не было, но им глубоко наплевать, и они получают от происходящего огромное удовольствие. И если иногда шутки и репризы немного простоваты или очевидны, иногда они получаются даже острее и актуальнее, чем, может быть, думали сами авторы. Например, сон императрицы о том, как ее насмерть придавливает медведь, падающий с неба, — это и точно, и смешно, и по делу. А некоторые шутки о русском характере и русской жизни оказываются настолько точны, что перестают быть похожи на шутки. 

При этом сериал никогда не превращается в фарс, все шокирующие сцены, безумные красочные выдумки и творческие решения всегда будут уравновешены искренностью человеческих отношений, в которых все всерьез. И любовь мужа к жене, которая спит с императором, и вера патриарха в избранность, Бога и симфонию Церкви и Престола, и убийство ребенка, и эгоистичная вера главной героини в собственное предназначение. 

И, конечно, в любом тексте про «Великую» невозможно не упомянуть кастинг: при дворе Петра III зритель встретит и индусов, и чернокожих, и, быть может, самых впечатлительных и наименее продвинутых такие встречи могут смутить. А зря. Современные сериалы, будь то истории сегодняшние, истории костюмные или фэнтезийные, хотят отражать мир во всем его многообразии. Это именно осознанное желание, а не вынужденная мера или квота, потому что когда ты живешь в городе или стране, в котором с тобой живут люди тысяч разных оттенков, то странно пытаться сконструировать на экране мир, в котором это не так. Ну и кроме того, чернокожий боярин с юга с персиками, шикарной бородой и впечатлительной женой — это просто очень обаятельно. 

При всей своей подчеркнутой исторической неправдоподобности\ «Великая» от Hulu все равно на голову выше «Екатерины» от HBO. Сериал HBO пытался рассказать релевантную времени именно русскую историю — и неизбежно тонул в клюкве и неправде, неправде в деталях и обстоятельствах, в мотивации. «Великая» же рассказывает историю не русскую, а общечеловеческую, не сбиваясь на детали и не заморачиваясь аутентичностью. И в результате рассказ этот получается много более искренним, не сказка про «отдельную цивилизацию», а история людей.