Одна вокруг света на карантине: авария на дороге и индийская медицина

Фото DR
Фото DR
75-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки Греты проходит в Индии: рисовые поля и гранитный карьер в Хампи, виноградники в Махараштре и добыча соли в Раджастхане

Бывшая сотрудница московского агентства элитной недвижимости после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку в автомобиле и в компании с собакой. О ее передвижениях в режиме реального времени можно следить в блоге Вокругсвета. В предыдущей серии Ирина посетила рыбацкую деревню на берегу Аравийского моря, увидела одну из самых больших статуй Шивы в Мурудешваре, гуляла по резиденции королевски особ, спасалась от слонов в Каньякумари, побывала на самой южной точке полуострова Индостан и открыла секрет общечеловеческого счастья.

Вот так едешь, едешь по проселочной дороге, о она — раз, и закончилась! А все потому, что индусы сушат на ней зерно. Ну где еще, как не на дороге? 

Я в Хампи. Здесь только что закончился сбор риса, время складывать его в закрома. Мужчины и женщины в простых деревенских одеждах раскидывают высокие зерновые кучи на разложенные по земле настилы, солнце и ветер заберут ненужную влагу. Рис — главенствующая сельхозкультура в Индии. Процесс его выращивания трудоемкий, но это основной продукт в рационе питания индусов в южных и восточных районах страны. 

Рис — основной продукт в рационе питания индусов в южных и восточных районах страны
Рис — основной продукт в рационе питания индусов в южных и восточных районах страны

По ту сторону реки от основных достопримечательностей и древних храмов Хампи, где тихо, как в глухой деревне. Узкие улочки с плетеными заборами, скрывающими большие дворы гостевых домов. За ними — рисовые поля, прозрачная река, а на холмах — огромные валуны. Круглые, будто специально отточенные камни уложены в произвольные пирамиды. Кажется, что их собрали где-то, сровняли острые углы и усыпали ими склоны вокруг Хампи. Вокруг этих мест ходит много легенд. Как об истории древнего города Хампи, от которого остались только руины, так и о происхождении этих загадочных камней. 

По ту сторону реки от основных достопримечательностей и древних храмов Хампи – тихо, как в глухой деревне
По ту сторону реки от основных достопримечательностей и древних храмов Хампи – тихо, как в глухой деревне
Круглые, будто специально отточенные камни уложены в произвольные пирамиды
Круглые, будто специально отточенные камни уложены в произвольные пирамиды

Хампи знаменит своими гранитными запасами. Карьеры, где добывают этот камень вручную, встречаются часто. Мастера тут же высекают ровные плиты или бруски, в зависимости от потребностей заказчика и назначения в строительстве. Женщины собирают мелкий гранитный гравий, он тоже идет в расход. Монотонная, кропотливая работа под палящим солнцем.

Гранитный карьер
Гранитный карьер

В Хампи я задержалась на четыре дня. Просто не хотела уезжать отсюда. Четыре дня тишины, раздумий, вечерних мантр под гитару в соседнем кафе, утренних прогулок за восходящим солнцем с Гретой, запаха сена и овсяной каши. Я бы пожила здесь еще какое-то время, но надо возвращаться в Дели. 

Храмы древнего Хампи
Храмы древнего Хампи
Церемония бракосочетания
Церемония бракосочетания

Утром попала на индийскую свадьбу в Хампи, а вечером — в дом бракосочетаний в Биджапуре. Утром меня обильно обсыпали рисом во время церемонии в древнем храме, а вечером угостили свадебной едой на праздничном ужине. В Биджапур приехала уже поздно, нашла подходящую закрытую парковку во дворе красивого здания. Можно здесь припарковаться? Можно. Каково же было мое удивление, когда через час стали съезжаться гости на всех видах транспорта, и парковка заполнилась до отказа. Оказалось, что они приехали на свадебный ужин. 

Биджапур
Биджапур

Первое, что я услышала, въезжая в Биджапур, — раздающийся с разных концов города многочисленный хор, призывающий на мусульманскую молитву. Это вызвало удивление, потому что Индия у меня никак не ассоциировалась с исламом. А тут — целый город с множеством мечетей и, кажется, состоит из одних мечетей. Да и отличается он архитектурой и каким-то восточным духом. Здесь расположена знаменитая усыпальница Мохаммеда Адиль Шаха, который управлял городом в середине XVII века, известная из-за самого большого купола, когда-либо построенного в мире. Да и местность вокруг похожа на полупустыню, а вдоль дороги мне встретились пасущиеся верблюды.

Верблюды в индийской саванне
Верблюды в индийской саванне

Еще немного на север по второстепенным дорогам, и я встречаю огромные плантации виноградников. Удивительно, что в одной местности виноградные деревья разной степени зрелости. Одни только начинают зеленеть, другие уже пожелтели и готовы сбросить пожухлую листву. Будто два времени года сошлись одномоментно и соревнуются друг с другом в красоте.

На обочине устраиваю пикник и привлекаю внимание местных обезьян. Они сидят на дереве, наблюдая за моим скромным обедом. Хотят утащить сладкую булку с импровизированного стола, но охотниц за едой останавливает вид моей охранницы Греты, а вернее ее грозный лай. Непрошеные гости так и остаются на дереве, несолоно хлебавши. 

А вот солоно, и даже очень, оказалось на соляных озерах. Здесь идет добыча соли по технологии, совершенно не изменившейся за несколько сотен лет. Соленую воду с помощью шлюзов перегоняют в специальные плоские бассейны, где она испаряется на солнце. Мне любопытно, я подхожу близко к бассейну, где работает семейная артель. Женщина сгребает уже просохшие кристаллы в большой таз, наполняет его до верха и передает мужчине. Тот несет его на голове ближе к дороге, там уже выросла соленая горка, готовая к расфасовке в мешки. Рядом находятся дети, они еще малы для помощников, но сами занимают себя играми в тех же бассейнах, пока родители трудятся, добывая хлеб и соль в прямом смысле слова. 

Делала запас питьевой воды в мою походную канистру, поскользнулась на мокром бетонном полу, упала и ударилась головой об угол здания. Нащупала рану, хлещет кровь. Испугалась. Сильно испугалась. Англичанка, проезжавшая мимо, помогла обработать рану и добраться до муниципального госпиталя. Наложили четыре шва, поставили вакцину против столбняка, дали с собой лекарства и наказали менять повязку в течение трех дней. Я уже приготовилась заплатить огромную сумму за медицинскую помощь, но врач, который писал заключение и назначение, назвал сумму в 50 рупий (меньше $1). И даже паспорт не спросили, просто сделали свое врачебное дело. Это все, что я знаю о медицине в Индии. Жалею только, что теперь не удастся исполнить давнее желание — постричься наголо. Потому что остались шрамы. 

Но и на этом неприятности не закончились. Практически на пустой дороге появилась яркая вспышка света, глухой стук, сильный хлопок и странный запах в машине. Что это было? Сработали подушки безопасности. Спасибо новым тормозным колодкам, остановилась мгновенно, да и ехала на небольшой скорости. Байкер вылетел на встречную полосу, и врезался мне в лобовое стекло, снес бампер, правое крыло и фару.

Первая мысль — убежать далеко-далеко и не видеть ничего и никого. И это самое страшное. И я бегу, но не от страшных мыслей, а наперерез первой встречной машине, останавливая ее почти на ходу. Первая встречная оказалась машиной «скорой помощи» (случайное совпадение?), она подобрала байкера и умчалась. Вокруг какие-то люди, что-то говорят, оттаскивают с асфальта остатки байка, вздыхают над моей Элантрой. Вы позвонили в полицию? Кивают. Они говорят с полицией, а я ничего не понимаю.

«До утра оставайтесь здесь», — говорит полисмен и провожает в комнату для гостей местного автосервиса. Мне приставили в охрану женщину и напоили чаем. «Relax», — отвечали мне все четверо людей в погонах на все мои вопросы. Я пыталась успокоиться, но все равно не уснула ни на минуту в эту ночь. Утром в местном сервисе заварили стойку стабилизатора, чтобы я смогла доехать до ближайшего большого города. 

«Едь медленно-медленно, в Коте есть запчасти для твоей машины», — напутствуют полисмены. Смена уже закончилась, они в штатском, пришли проводить меня. Замена лобового в Коте, бампера и фары — в Джайпуре. Там же выпрямили крыло и капот. В Дели заменили стойку и отрегулировали ходовую часть. Замена колес была плановой перед Гималаями.

Так я пережила время обновлений. Физических, залечивая раны и восстанавливая машину. И духовных, отвечая себе на вопрос: «Зачем все это произошло в моей жизни?»