«Казалось, я прыгаю в ледяную воду»: как бывший маркетолог из Тамбова заработала миллионы на лекциях и спасла бизнес в пандемию

Фото DR
Мария Бородецкая Фото DR
Пять лет назад Мария Бородецкая оставила карьеру в рекламной индустрии и стала помогать организовывать искусствоведческие лекции. Со временем она превратила проект «Синхронизация» в одного из лидеров рынка: выручка компании в 2019 году превысила 100 млн рублей. А пандемия коронавируса лишь ускорила развитие бизнеса

«Представьте ситуацию: пара, которая вместе уже лет десять, спорит на кухне после долгого рабочего дня. Но предмет спора — не затянувшийся ремонт, а философия Гегеля. Такой спор не отдаляет их друг от друга, а сближает», — рассуждает в интервью Forbes Woman Мария Бородецкая, соосновательница лектория «Синхронизация». По ее мнению, «когда люди говорят об искусстве, философии и кино, они лучше узнают себя и друг друга».

Сделать так, чтобы даже «разговоры на кухне» помогали клиентам «Синхронизации» развиваться, предпринимательница и считает своей миссией. Вот уже пять лет она развивает образовательный стартап, который специализируется на лекциях по гуманитарным и естественным наукам. Изначально «Синхронизация» задумывалась Бородецкой и ее приятелем и деловым партнером Андреем Лобановым как развлечение для общих друзей, но со временем выросла в одного из самых крупных игроков на российском рынке лекториев.

Выручка компании в 2019-м превысила 100 млн рублей (зд. и далее — данные о финансовых результатах «Синхронизации», представленные совладельцами компании. — прим. Forbes). До пандемии коронавируса «Синхронизация» проводила по 200 офлайн-мероприятий и десяток курсов-вебинаров с совокупной аудиторией 7000 человек в месяц. В кризис Бородецкой за день пришлось «снести» 150 активностей, расписанных на месяц вперед, и экстренно перевести всех клиентов в онлайн. В результате бизнес в сложный период не просто не просел, но и стал более эффективным.

Дорога из Тамбова

Еще в десятом классе Мария Бородецкая решила, что после школы отправится из родного Тамбова в Москву поступать в университет. Для этого пришлось оставить посиделки с друзьями в подъездах, где они пели песни под гитару и слушали Nirvana, и сосредоточиться на учебе. В 2006-м ей удалось поступить в МЭСИ на факультет маркетинга. На третьем курсе Бородецкая попала на стажировку в «Видео Интернешнл» — крупнейшего продавца телерекламы в России. Там Мария за три года прошла путь от стажера до менеджера, а в 2012-м перешла в крупное рекламное агентство Havas S&E, где доросла до должности руководителя группы.

В 20 с небольшим лет она уже вела кампании с бюджетом до 100 млн рублей для крупных брендов. Среди ее проектов, к примеру, интеграция LG Electronics в шоу «Голос.Дети» и размещение скрытой рекламы в сериале «Кухня» для МТС. Поначалу работа в агентстве была невероятно увлекательной, но со временем наскучила: «Я выезжала на съемки шоу и наблюдала, как Дмитрий Нагиев рекламирует бренд, который я веду. А потом поняла, что это больше не производит на меня впечатление». Карьера в рекламе стала казаться предсказуемой: Мария знала, какие задачи будет решать и сколько будет зарабатывать через пять лет. Чтобы преодолеть профессиональный кризис, в 2015 году она оставила руководящую должность и отправилась в путешествие по Австралии. Там Бородецкая провела полгода, пытаясь решить, чем заниматься дальше. В 26 она мечтала найти дело, которое бы приносило пользу окружающим и давало отдачу в моменте.

«Казалось, я прыгаю с тарзанки с десяти метров в ледяную воду: ладошки потеют и сердце бешено стучит»

Вернувшись в Москву, Мария получила приглашение посетить лекцию по живописи, которую организовывал ее друг Андрей Лобанов. Приятели познакомились еще в 2009-м — вместе стажировались в «Видео Интернешнл». После выпускник мехмата МГУ Лобанов на протяжении пяти лет строил карьеру аналитика в McKinsey и успел дорасти до должности руководителя проектов, но, как и Бородецкая, потерял интерес к профессии. В 2015-м он «взял паузу» в карьере на несколько месяцев и стал устраивать лекции для друзей о живописи и литературе. Так Андрей хотел «найти себя», а заодно разобраться в темах, в которых ничего не понимал: «Мне было интересно, почему «Черный квадрат» Малевича — великая картина, и как отличить гениальное стихотворение от хорошего».

Лобанову не удалось найти в Москве лекции, где бы доступно давали ответы на такие вопросы, и он решил запустить проект самостоятельно. При помощи искусствоведа и экскурсовода Московского музея современного искусства (ММСИ) Юлии Шириной разработал два курса по шесть лекций о том, как читать поэзию и понимать искусство. Через знакомых арендовал за пару тысяч рублей один из залов антикафе «Циферблат» на Страстном бульваре и пригласил друзей.

«Помощь людям сейчас нужна больше, чем обычно»: как сервис подбора психологов зарабатывает в пандемию 1,7 млн рублей в месяц

Так летом 2015 года и появился проект «Синхронизация», среди первых слушателей которого оказалась Бородецкая. Формат Марии настолько понравился, что она предложила Лобанову помощь: «Тогда на курсы приходили человек пять-десять, а я, после шести лет в рекламном бизнесе, решила, что смогу смогу быстро собрать большую аудиторию». Андрей, хотя и не планировал превращать «проект для своих» в бизнес, на идею откликнулся. В октябре Бородецкая присоединилась к стартапу в статусе сооснователя и гендиректора. Доли в проекте партнеры не раскрывают (бизнес работает через ИП Бородецкой).

Проект для своих

Первый год после старта Бородецкая и Лобанов учились делать контент, продвигать продукт и формировать клиентскую базу. Предыдущий опыт — работа на крупные бренды с миллионными расходами — слабо помог Марии в малом бизнесе. Оказалось, рекламировать лекции с бюджетом в 5000 рублей непросто. Пришлось «переобуваться на ходу»: рекламный кабинет в Facebook удалось освоить «методом тыка» и с помощью знакомых, которые подсказали, как правильно таргетировать кампанию в социальной сети. Также в продвижении помогало «сарафанное радио».

Лекции начинающие предприниматели готовили по примеру презентаций, которые им часто приходилось делать за время корпоративной карьеры. Чтобы донести информацию сжато и увлекательно, весь материал они вместе с лекторами выстраивали вокруг пяти-шести основных тезисов. Юлия Ширина из ММСИ на первых порах помогала отбирать компетентных докладчиков и проверять факты.

К концу 2015 года проводили по 7-10 лекций по живописи и литературе в месяц. К выбору тем подходили хаотично, в основном полагались на собственный вкус, из-за чего чуть было не провалились. «Цикл лекций о советском искусстве слушали мы и «три калеки», — вспоминает Мария. Узкоспециализированный громоздкий курс от не известной на рынке компании интереса у аудитории не вызывал.

Тогда партнеры решили переупаковать продукт. Разработали несколько коротких программ, цель которых — дать структурное понимание предмета. Например, курс «Гид по истории искусства» состоит из пяти лекций. Слушатель за десять часов узнает, как развивалась история искусства с античных времен до XX века. «У него появляется каркас, на который потом можно нанизывать отдельные знания по направлениям, периодам и художникам», — объясняет Бородецкая. Специальные лекции стали готовить к выходу новых фильмов и выставок и по художникам, чьи имена чаще всего ищут в поисковиках. Такой формат позволил не только углубить знания, полученные на общем курсе, но и помог привлечь новых слушателей. По словам Марии, у проекта высокая «возвращаемость» клиентов.

«Представьте: пара, которая вместе уже десять лет, спорит на кухне. Но предмет спора — не ремонт, а философия Гегеля»

Модернизировать продукт помогла один из первых лекторов «Синхронизации» Ольга Чуворкина, которая в апреле 2016 года присоединилась к проекту в качестве куратора образовательных программ. Под ее руководством компания выработала порядок отбора лекторов. Собеседование проходит в несколько этапов. Сперва с кандидатом проводят устное интервью, после он должен зачитать пробную лекцию сотрудникам «Синхронизации», а затем уже аудитории. Итоговая оценка складывается из отзывов слушателей. Спикеру нужно не только хорошо знать свой предмет, но и уметь зажечь зал. В среднем из 30 кандидатов преподавать остается один. Партнеры не нацелены на известных профессоров. «Нам неинтересно брать людей, которые приходят с готовым материалом. С каждым специалистом мы вместе прорабатываем программу выступления», — объясняет Бородецкая. Среди их лекторов «Синхронизации» — школьные учителя, преподаватели вузов и сотрудники музеев.

В сумме за первый год в развитие проекта партнеры вложили 500 000 рублей собственных накоплений. По словам Марии, компания практически сразу вышла на самоокупаемость: доходы от продажи билетов покрывали основные расходы. Среди них — гонорары лекторам (5000 рублей за лекцию), аренда площадки (лекции читали в залах коворкинга Yellow Door, библиотеки-читальни имени И.С. Тургенева, библиотеки им. Чехова и т.д.), продвижение и др.

«В России любят миловать»: как Регина Тодоренко потеряла десятки миллионов рублей, но завоевала тысячи новых подписчиков

Когда в конце марта 2016-го умерла знаменитый британский архитектор Заха Хадид, «Синхронизация» решила разработать лекцию в память о ней. Уже в августе на эту лекцию восемь раз подряд собирался полный зал. Выручка стартапа за месяц составила 700 000 рублей, чистая прибыль — 170 000.

Лобанов к тому моменту отошел от операционного управления: летом 2016 года он запустил детскую школу программирования «Алгоритмика» и с головой ушел в новый проект. Бородецкая стала в одиночку управлять лекторием, который к концу года проводил до 30 мероприятий в месяц. Выручка за первый год развития бизнеса составила около 1,5 млн рублей.

Дом своими руками

В январе 2017 года команда «Синхронизации» исполнила мечту — открыла собственный лекторий, чтобы слушатели могли приходить «как к себе домой». К этому моменту компания проводила уже 60-70 лекций в месяц, поэтому выгоднее было работать на своей площадке — аренда творческих пространств каждый день съедала 20% маржи. К тому же прежняя бизнес-модель нередко давала сбои — проекторы ломались, лекторам не давали задержаться в зале на 10 минут и ответить на вопросы слушателей, арендаторы могли отменить бронь в день лекции и т.д.

«Я наблюдала, как Дмитрий Нагиев рекламирует бренд, который я веду. Но это не производило на меня впечатление»

Помещение площадью 200 кв. м в Курсовом переулке Бородецкая и Лобанов подобрали в сети и арендовали на длительный срок. Там разместили лекторий и офис для команд «Синхронизации» и «Алгоритмики». Стоимость аренды партнеры не раскрывают. Расходы на ремонт и оборудование в размере 600 000 рублей покрыли из выручки. «Стены красили семейным подрядом — на помощь прибыли наши родители», — говорит Мария.

Мария Бородецкая
Мария Бородецкая

Осенью слушателям предлагали уже 110-140 лекций по 12 основным направлениям — живопись, архитектура, история, кино, мода и пр. В дополнение к ним запустили закрытый «Синхоклуб» для друзей и знакомых. Его участники могут не только прослушать лекцию искусствоведов, театральных или кинокритиков, но и отправиться с ними на выставку, в театр и кино. А после вместе обсудить увиденное в ресторане за бокалом вина. Этот проект, который предприниматели «развивают для души», существует до сих пор и работает на самоокупаемость: «Так мы приятно проводим время с интересными нам людьми и находим новых знакомых».

Мелодия успеха. Как автор саундтрека к «Ведьмаку» попала на вершину Billboard и в рейтинг Forbes

По итогам 2017-го выручка «Синхронизации» выросла до 15 млн рублей, хотя и не все «вертикали», запущенные в тот период, оказались удачными. Например, не взлетел ориентированный на детскую аудиторию проект «Синхро.KIDS»: удачно протестированная на постоянных клиентах концепция курсов для возраста 7-12 лет оказалось недостаточно востребована более массовой аудиторией. 

Синхронизация идей

Потерпев неудачу в детском сегменте, предприниматели сосредоточились на развитии онлайн. Первый видеокурс «Как смотреть картины» выпустили весной 2018 года. Он состоит из десяти видеолекций средней продолжительностью 25 минут. Над производством курса полгода трудилась команда лекторов, методистов и контент-продюсеров. Сперва разрабатывали образовательную программу, затем адаптировали ее в сценарий, по которому снимали серию видеоуроков. «Выпустить такой курс — как фильм снять», — уверяет Бородецкая. Стоимость производства она оценивает в 1,5 млн рублей.

Чтобы слушателям было легче воспринимать информацию онлайн, каждую видеолекцию дополнили статьями, памятками, презентациями и тестами. Пользователь может обучаться самостоятельно в удобном для него ритме за 1500 рублей. Либо взять программу за 5000 рублей и заниматься в одно время с «единомышленниками» — в группе из 20 человек — под присмотром куратора. В закрытом чате в мессенджере они не только обсуждают пройденный материал, но и получают консультации от профессионального искусствоведа.

«Стены красили семейным подрядом — на помощь прибыли наши родители»

Новый продукт «Синхронизация» продвигала через таргетированную рекламу в Facebook. За пять месяцев компания запускала онлайн-курс шесть раз, на каждый собирала по 100 новых слушателей (на индивидуальное и групповое обучение). Затраты на привлечение аудитории окупались с первой покупки, уверяют основатели стартапа. После тестового успеха они решили записать еще несколько видеокурсов, а чтобы расти в онлайне быстрее, параллельно начали запускать вебинары. За основу вебинара берется уже готовый офлайн-курс: методисты меняют его структуру и по-новому группируют лекции, чтобы материал вышел короче. «За предыдущие годы мы сделали очень много образовательного контента, который можно легко менять под любой формат», — хвастает Бородецкая.

Если в 2018-м из 30 000 слушателей «Синхронизации» лишь 900 проходили обучение удаленно, но уже год спустя онлайн-аудитория составила 11 000 человек. К тому времени компания выпустила 13 видеокурсов и семь вебинаров. Все онлайн-программы компания выкладываются на сторонних ресурсах: курсы — на GetCourse, вебинары — на Webinar.ru, а лендинги конструируются на Tilda.

В 2018-м выручка достигла 43 млн рублей. Практически трехкратному росту способствовали не только онлайн-активности, но и запуск новых офлайн-вертикалей. «Синхронизация» открыла второй лекторий на Китай-городе с двумя аудиториями на 105 человек и стала проводить «интеллектуальные вечера» в старинных особняках Москвы.

Заработать на карантине: как втрое ускорить рост бизнеса и привлечь $5 млн инвестиций в эпоху пандемии

На таких мероприятиях гости около двух часов слушают лекции в изысканных интерьерах, а в перерывах для них играют живую музыку. «Глубокое погружение», как называет формат Бородецкая, быстро стало популярным. Первые три вечера состоялись летом, и на каждый в среднем приходили около 70 человек. За осень прошло уже девять таких приемов. А к пандемии частота мероприятий выросла до 12 в месяц со средней аудиторией в 100-150 гостей.

Еще одно новшество — экскурсионные поездки по городам России вместе с лектором — удалось «поставить на рельсы» лишь в 2019 году. В среднем каждый месяц «Синхронизация» организовывала от четырех до восьми таких туров для групп из 25 человек.

Два года назад компания также взялась за развитие корпоративного направления, на которое тогда приходилось около 10% клиентов. Для этого в стартапе сформировали профильный отдел. Бизнес-клиенты обращались к «Синхронизации» и ранее, но заказов было очень мало — одна-две компании брали по одной лекции для персонала. Со временем компании стали проявлять больший интерес к лекциям. Появившийся спрос Мария объясняет желанием бизнеса развивать у сотрудников soft skills — гибкие навыки. «Мы верим, что изучение гуманитарных наук помогает сотрудникам найти опору и вдохновение, чтобы продолжать движение вперед, не останавливаться в развитии», — подтверждает Галина Богданова, директор центра развития управленческого кадрового резерва «Академии Росатом», которая является клиентом стартапа с 2019 года. Чтобы легко вести коммуникацию, нестандартно мыслить и быстро принимать решения, специалисту нужно больше знать об окружающим мире, добавляет Вера Машкова, вице-президент по работе с персоналом группы компаний ABBYY, еще одного корпоративного «посетителя» лектория.

«У нас образовательно-развлекательный формат, поэтому вечером в пятницу нужно сделать так, чтобы люди пришли на лекцию»

К моменту начала пандемии «Синхронизация» успела сформировать базу из 150 клиентов-компаний, которые приносили до 20% выручки. Среди них — «Яндекс», McKinsey и др. Заказать можно не только уже существующие лекции, но и специально разработанные для конкретного персонала курсы. Например, для сотрудников одной телекоммуникационной компании, чье название Бородецкая не раскрывает, лекцию из курса по истории о культе личности Уинстона Черчилля переделали на бизнес-лад. Теперь лектор читает клеркам материал о том, как легендарный политик справлялся со стрессом на работе под названием «Черчилль как кризис-менеджер».

Цена для корпоративного клиента зависит от нескольких факторов — спикера, логистики, объема (чем больше лекций, тем дешевле). Расценки за лекцию варьируются от 24 000 до 70 000 рублей.

«Главное сейчас — сила духа». Как главы Facebook, KraftHeinz, IBS и другие героини Forbes Woman переживают карантин

В результате развития новых направлений в 2019 году выручка «Синхронизации» превысила 100 млн рублей, 65% приходилось на офлайн (с учетом корпоративных клиентов), 35% — на онлайн. Суммарная аудитория лектория достигла 7000 человек в месяц. Для них за четыре года «Синхронизация» разработала 400 «живых» лекций и курсов. Но в марте 2020-го все офлайн-активности пришлось «обнулить» и экстренно перейти на «онлайн-рельсы».

Культурное обнуление

В начале марта 2020 года в уютном бунгало на Мальдивах Бородецкая проводила последние дни долгожданного отпуска за работой — пыталась тушить «пожары» в рабочих чатах. Власти Москвы тогда обнародовали список стран, по прибытии из которых жители столицы обязаны были самоизолироваться дома на две недели, чтобы минимизировать риск распространения коронавируса. А «Синхронизация» как раз запустила новый продукт — трехдневные поездки по городам Европы вместе с историком-экскурсоводом. Путешествие первой группы в Берлин, организация которого заняла три месяца, пришлось аккурат на время ввода ограничений. Так что по приезду 25 слушателей и лектор отправились на двухнедельный карантин. По словам Марии, никто из них не заболел, но стало понятно, что «надвигается буря».

Вернувшись из отпуска, Бородецкая первым делом собрала сотрудников на экстренное совещание. Утром 16 марта они разработали два плана действий. Согласно первому, команда останавливала экскурсионные поездки по России и Европе, сокращала офлайн-программу и переходила в онлайн-режим. Согласно второму, в случае резкого сворачивания всех офлайн-активностей в городе переход на удаленный формат должен был состояться более оперативно. Казалось, до «плана Б» дело не дойдет, но уже 40 минут спустя в Москве запретили все мероприятия численностью более 50 человек.

Для сотрудников одного из телеком-операторов лекцию о культе личности Уинстона Черчилля переделали на бизнес-лад

Хотя лекции «Синхронизации» в среднем посещают 30 человек, Мария решила пойти на радикальные меры и отменила всю офлайн-программу на месяц вперед: «Мы могли бы ограничить продажу билетов «сверху», но решили не рисковать. 30 человек сидит в аудитории или 50 — разница невелика, шанс заболеть все равно есть». За день пришлось отменить 150 лекций, на которые уже было продано около 2000 билетов. «Посыпался» и корпоративный блок — компании стали переходить на удаленку.

Клиентам отправили рассылку, в которой предложили три варианта действий: возврат денег, переход в онлайн или «заморозка» средств до возобновления офлайн-лекций. «Казалось, я прыгаю с тарзанки с десяти метров в ледяную воду: ладошки потеют и сердце бешено стучит», — описывает свои чувства в тот момент Бородецкая. Но большая часть аудитории, к счастью, выбрала не возврат, а альтернативы: 75% согласились дождаться запуска офлайн-лекций, 15% перешли в онлайн и лишь 10% забрали деньги.

Онлайн-реальность

Перенастройка процессов заняла неделю. Всех методистов, маркетологов и менеджеров, которые развивали офлайн (всего в «Синхронизации» работают 35 человек), перевели в онлайн-вертикаль. Объединение пошло на пользу: всего за два дня команда придумала курс из десяти вебинаров о разных видах искусства «Культурный ликбез», а за десять — продала на курс 500 билетов. Всего с начала года «Синхронизация» выпустила 16 новых видеокурсов, еще 10 — в разработке. К выпуску готовят и «Telegram-курсы» по литературе и философии: в одном закрытом чате мессенджера будут выкладываться аудиолекции и тексты, в другом — обсуждаться пройденный материал.

 [[{"fid":"346707","view_mode":"default","fields":{"format":"default","alignment":"","field_file_image_alt_text[und][0][value]":"Мария Бородецкая, основательница и генеральный директор лектория «Синхронизации» с командой ","field_file_image_title_text[und][0][value]":false,"external_url":""},"type":"media","field_deltas":{"3":{"format":"default","alignment":"","field_file_image_alt_text[und][0][value]":"Мария Бородецкая, основательница и генеральный директор лектория «Синхронизации» с командой ","field_file_image_title_text[und][0][value]":false,"external_url":""}},"attributes":{"alt":"Мария Бородецкая, основательница и генеральный директор лектория «Синхронизации» с командой ","class":"media-element fancyboxed file-default","data-delta":"3"}}]]

70 преподавателей сотрудничают со стартапом с разной частотой: одни читают одну-две лекции в месяц, другие — 15. Хотя все офлайн-активности прекратились, для Бородецкой было важно предоставить работу тем лекторам, для которых «Синхронизация» — основной источник дохода. В результате 80% педагогов задействованы в онлайне. Когда преподаватели стали работать из дома, выяснилось, что не у всех есть быстрый интернет. Пришлось перевести отстающих на нового провайдера. Во время двухчасового онлайн-урока лектору также помогает специалист из отдела менеджмента: общается со слушателями и решает технические проблемы.

«Я просто написала пост о запуске бесплатных проектов у себя на страничке в Facebook, и журналисты это подхватили»

Основатели «Синхронизации» продолжают платить за аренду двух лекториев в Курсовом переулке и на Китай-городе, но по сниженной ставке — договорились с владельцами помещений о скидке в 50%. За время пандемии компании удалось не только удержать 80% корпоративных клиентов, но и привлечь новых. В кризисный для большинства бизнесов период проект Бородецкой и Лобанова заключил 18 новых сделок, в том числе с предприятиями, офисы которых находятся в Санкт-Петербурге, Узбекистане и на Кипре. «Компании пережили стресс, как и все на рынке, а потом решили развлечь сотрудников на карантине», — объясняет Мария. По словам Екатерины Моисеевой, менеджера по внутренним коммуникациям группы компаний «Яндекс.Маркет», персонал на удаленке стал заниматься даже интенсивнее: «Сейчас они особенно много работают, надеемся, что такие лекции раз в неделю позволяют переключаться и отдыхать».

Успех без мужей и наследства: победительницы рейтинга «30 до 30» о том, почему деньги больше не имеют значения

Чтобы скрасить отсутствие офлайн-мероприятий, владельцы «Синхронизации» запустили два бесплатных онлайн-курса — «История искусства в десяти картинах» и «История кино в десяти фильмах». После чего попали сразу в несколько подборок СМИ на тему «Что бесплатно посмотреть на карантине?» «Я просто написала пост о запуске бесплатных проектов у себя на страничке в Facebook, и журналисты это подхватили», — признается Бородецкая.

Незапланированная PR-кампания увеличила выручку в апреле на 10% — люди, которые пришли на бесплатный курс, после купили еще один. Всего за время пандемии «Синхронизация» получила 50 000 новых слушателей. В неделю проводится около 30 вебинаров — это 100-150 онлайн-уроков в месяц. Компания увеличила онлайн-направление в 2,5 раза и даже перевыполнила планы по продажам на весну, установленные еще в 2019-м. Размер выручки за этот период Бородецкая не раскрывает.

Лекция по мотивам Netflix

Объем рынка дополнительного непрофессионального образования в Москве Бородецкая оценивает в 600-700 млн рублей в год. Основные игроки — лектории «Синхронизация», «Прямая речь» и Level One. Все они работают примерно с одной аудиторией — мужчинами и женщинами среднего достатка в возрасте от 25 до 45 лет. Но в офлайне проекты конкурируют не между собой, а с театрами, кино и барами, уверяет Бородецкая: «У нас образовательно-развлекательный формат, поэтому вечером в пятницу нужно сделать так, чтобы люди пришли к нам на лекцию».

К тому же участники рынка заключили между собой негласный договор. «Мы не пытаемся переманивать лекторов друг у друга», — делится соосновательница «Прямой речи» Светлана Большакова. Она вместе с Татьяной Булыгиной стала проводить публичные лекции по литературе, истории, психологии и другим дисциплинам еще в 2009 году. Проект работает не только в крупных городах России, но и в Лондоне, Париже, Тель-Авиве, Нью-Йорке и др. Сотрудничает «Прямая речь» преимущественно со «звездными» спикерами, среди которых писатель Дмитрий Быков, профессор Татьяна Черниговская, полиглот Дмитрий Петров и др. До пандемии компания организовывала 30-50 мероприятий в месяц, сейчас их проводят в режиме онлайн-трансляций.

«Нужно учиться делать крутой контент, чтобы люди ждали лекцию, как новую серию сериала от Netflix»

У «Прямой речи» есть видеоархив, к которому во время пандемии открыли бесплатный доступ. Так Большакова и Булыгина поступали и раньше — например, во время новогодних праздников. Но тогда лекцию смотрели не больше 100 человек одновременно, а на карантине аудитория достигала 3000 слушателей в моменте. Также проект запустил онлайн-школу по основным предметам школьной программы, где русский язык и литературу, к примеру, преподает Быков.

До кризиса лектории делали примерно один и тот же продукт, а после того, как в Москве отменили офлайн-активности, пошли в онлайн каждый своим путем, рассуждает Анастасия Погожева, основательница проекта Level One. К марту 2020 года ее лекторий проводил около 200 мероприятий в месяц — не только лекции по гуманитарным и научно-естественным дисциплинам, но и, например, дегустации вин. Суммарная аудитория Level One — 6000 человек в месяц. После запрета на проведение мероприятий численностью более 50 человек в качестве эксперимента команда три дня запускала лекции смешанного формата: одни слушали лектора «вживую», другие — через прямую трансляцию.

«Мыльный пузырь, в который нужно ткнуть зубочисткой»: как три журналистки зарабатывают миллионы на историях об изнанке глянца

Благодаря этому формату компания оценила спрос на вебинары и разобралась с техническими сложностями. За месяц все лекции Level One превратились в вебинары, также запустились три новых формата, которые быстро собрали многотысячную аудиторию: тренажеры по искусству, сообщества по интересам (закрытый культурный блог в Telegram по подписке) и практикумы по культуре. В результате выручка увеличилась примерно на 35% относительно докризисных показателей и в два раза относительно уровня прошлого года, гордится Погожева. По словам предпринимательницы, по итогам апреля ее компания заработала 7-8 млн рублей.

По мнению Бородецкой, «Синхронизацию» от конкурентов отличает «глубокое погружение» в дисциплину: большая часть продуктов лектория — не отдельные лекции, а полноценные курсы. В онлайне им приходится конкурировать за внимание слушателей со стриминговыми сервисами. «Нужно учиться делать крутой контент, чтобы люди с нетерпением ждали следующую лекцию, как новую серию сериала от Netflix», — считает Мария.

Для «Синхронизации» и схожих проектов карантин стал уникальной возможностью познакомить консервативных слушателей, которые привыкли учиться только в аудиториях, с онлайн-форматом, и охватить новые города. Но кардинально рынок лекториев пандемия не изменила. По оценке Бородецкой, онлайн упадет, как только офлайн-активности вернутся в привычное русло, хотя и останется выше «докарантинных» показателей.

Открывать лектории Мария не торопится: «Нет уверенности, что это будет безопасно для слушателей и лекторов». В ближайших планах — разработка IT-платформы, с помощью которой компания предложит больше разноформатного контента: аудио- и видеокурсы, тексты и тесты на одной площадке. Также Бородецкая мечтает об экспансии на международный рынок и развитии новых офлайн-вертикалей.

Дополнительные материалы

25 лучших компаний для женской карьеры. Рейтинг Forbes Woman