«На первой встрече мое кресло поставили в угол, думая, что я секретарь». Глава Facebook в Центральной Европе о квотах, фейках и планах на Россию

Фото Rafael Henrique / SOPA Images / LightRocket via Getty Images
Фото Rafael Henrique / SOPA Images / LightRocket via Getty Images
Полгода назад в Facebook пришла эксперт в сфере IT и кризисного управления Ангелика Гиффорд. В компании она отвечает за всю Центральную Европу, включая Россию. Мы поговорили с ней о карьерных сложностях, с которыми сталкиваются женщины, fake news и особенностях работы компании на российском рынке

На позиции вице-президента Ангелика Гиффорд отвечает за всю Центральную Европу: в ее зону ответственности входят 34 страны, в том числе и Россия. По правилам компании, говорить от имени Facebook топ-менеджер может только после шести месяцев пребывания в должности. Forbes Woman обратился за эксклюзивным интервью к Гиффорд в первый же день по истечении этого срока. В интервью топ-менеджер вспомнила, как пила кофе в одиночестве на заре своей карьеры, назвала факторы, которые ограничивают и российских, и европейских женщин, и разъяснила политику компании в отношении fake news. 

Ангелика Гиффорд
Ангелика Гиффорд

Ангелика, вы долго работали в сфере технологий, были топ-менеджером в Microsoft. В нашей стране IT — все еще не типичный для женщины сектор. Недавно топовый российский журналист и блогер снял фильм о русских мужчинах в Кремниевой долине. Раздались голоса: а как же женщины? Они ведь тоже занимаются этим бизнесом. Вы встречали реальные ограничения, связанные с гендером? 

Я рада видеть, что женщины в технологическом секторе все больше оказываются в центре внимания как средств массовой информации, так и общественности и профессионального сообщества. Доля женщин в индустрии по-прежнему не очень высокая на всех позициях, особенно руководящих должностях. И это касается не только технологического сектора! Например, в прошлом году женщины составили только около 20% участников Всемирного экономического форума в Давосе. Эта тенденция вызывает беспокойство не только с точки зрения справедливой репрезентативности, но и перспектив для бизнеса. Ведь в компаниях с более разнообразным руководящим составом выручка с инновационных продуктов почти на 20% выше, чем в организациях с более однородным составом. Многообразие в целом позволяет принимать более эффективные решения, а также создавать более качественные продукты и более благоприятную культуру в компании. Многообразие в руководящем составе открывает больше возможностей для всех людей.

Одна из вещей, которая поражает меня в России, — это смелость и уверенность, которую я наблюдаю среди многих российских женщин. В России есть множество женщин-предпринимательниц, которые активно ведут свой бизнес даже во время кризиса. По данным нашего недавнего глобального исследования о состоянии малого и среднего бизнеса, 63% малых и средних предприятий в России, возглавляемых женщинами, во время пандемии Covid-19 продолжали свою операционную либо иную деятельность, направленную на получение выручки. И за свою карьеру я встретила много замечательных предпринимательниц из России, в том числе из сферы IT. Прекрасный пример — Ольга Дергунова, которая была одной из первых женщин в роли генерального директора Microsoft в России, и это было еще 20 лет тому назад. Так что женщины могут быть очень успешными в IT-компаниях, в том числе в России.

Вам приходилось «пробиваться и доказывать» или вы всегда были по умолчанию наравне с коллегами-мужчинами?

На мой взгляд, женщинам-лидерам часто кажется, что они «недостаточно хороши» и что они обязаны стать еще лучше — лучшими профессионалами лидерами, людьми. Такое отсутствие самоуверенности, к сожалению, характерно для многих женщин. Я неоднократно с этим сталкивалась за более чем 20 лет работы в преимущественно мужском IT-секторе. И я очень хорошо помню свой первый крупный проект по среднему рынку в Европе: мой босс тогда назначил руководителем проекта меня, а не моих коллег-мужчин. Правда, на первой встрече по проекту мое кресло поставили в угол, поскольку все думали, что я его секретарь. Представляете выражение лиц присутствующих, когда им сказали, что я буду вести этот проект. Свой первый кофе-брейк я провела в полном одиночестве. Но потом, в течение следующих нескольких недель, я смогла доказать, что достойна этой роли, завоевать доверие преимущественно мужской команды и в конце концов превратить эту ситуацию в историю успеха как для себя, так и для компании.

В Европе есть квота на женщин в советах директоров. Не приходилось ли вам чувствовать себя «искусственно вовлеченной» в какие-либо проекты именно из-за пола или думать так про других женщин?

По поводу квот на долю женщин-руководителей — эта мера действительно используется на разных рынках. В Германии, где я живу и работаю, многие крупные компании должны иметь как минимум 30% женщин в составе своего наблюдательного совета. При этом за невыполнение этого предписания не предусмотрены какие-либо штрафы или другие меры. В то время как в Германии наблюдается некоторое улучшение в составе наблюдательных советов, доля женщин в советах крупнейших публичных компаний в стране составляет всего 15%. И это, конечно, нужно менять. 

Я очень хорошо помню свой первый крупный проект по среднему рынку в Европе: босс назначил руководителем проекта меня, а не моих коллег-мужчин. Правда, на первой встрече по проекту мое кресло поставили в угол, поскольку все думали, что я его секретарь

Лично я очень четко придерживаюсь подхода «найти лучшего кандидата на позицию», не обращая внимание на пол. Но если я вижу, что оба кандидата — мужчина и женщина — одинаково квалифицированны, в текущей гендерной ситуации я скорее отдам предпочтение женщине. Потому что я глубоко уверена в том, что гендерное многообразие, как и многообразие в целом, делает организацию еще сильнее. Говоря об американских компаниях (а я работала в нескольких из них), могу отметить, что по моему опыту они более открыты тому, чтобы женщины занимали руководящие позиции, и видят ценность в многообразии. Однако, когда мне представляется возможность стать частью наблюдательного совета бизнеса, я прежде всего спрашиваю: в чем именно заключается моя роль и почему важно, чтобы это была именно я? И учитывая мой внушительный опыт в сфере IT и цифрового сектора, у меня пока ни разу не возникало ощущения, что компании берут меня на эту позицию просто из-за квоты. 

Вы принимаете участие в программах, направленных на поддержку женщин в бизнесе?

Мы знаем, что для женщин, открывающих собственный бизнес, очень важна поддержка сообщества. Именно поэтому Facebook запустила глобальную программу She Means Business, которая позволяет женщинам объединять свои усилия и поддерживать друг друга в запуске и развитии своего бизнеса. Когда программа только появилась в 2016 году, женщины сталкивались с серьезными трудностями при запуске своего бизнеса, в частности в поиске новых контактов и обучения работе с цифровыми инструментами. С момента запуска программы на рынках Европы, Ближнего Востока и Африки мы обучили на наших тренингах более 135 тысяч женщин из 12 рынков.

В каких компаниях, по вашему опыту, созданы наиболее комфортные условия для женщины? 

Facebook сильно выделяется на фоне моего остального опыта — тем, насколько компания привержена поддерживать гендерное равенство и разнообразие во всех его проявлениях. В этом сущность нашей компании и отражение цели существования наших сервисов. Около 3 млрд людей по всему миру, представляющих самые разные социальные группы, используют платформы Facebook, чтобы общаться с другими людьми, и мы можем лучше учитывать интересы наших пользователей только с по-настоящему многообразной командой. Так что многообразие играет критически важную роль в успехе нашей компании. 

Мы только что опубликовали наш 2020 Diversity Report. По его данным, за последние шесть лет нашим крупнейшим достижением стал рост доли женщин в технических специальностях — с 15 до 24,1%. Доля женщин-руководителей за тот же период увеличилась с 23 до 34,2%. 

На протяжении своего профессионального пути я всегда встречала женщин, которые занимали очень высокие позиции в бизнесе. Сейчас в Facebook оба моих руководителя — мой непосредственный босс и ее босс — женщины. Вы знаете, что операционный директор компании — это Шерил Сэндберг. И мы постоянно стремимся увеличивать долю женщин на руководящих позициях.

Если я вижу, что оба кандидата — мужчина и женщина — одинаково квалифицированны, в текущей гендерной ситуации я скорее отдам предпочтение женщине

Что нас глобально ограничивает?

Для фундаментальных изменений вышеперечисленного все еще недостаточно. Я часто говорю о силе четырех элементов: общества, государства, компаний и самих женщин. Общества должны признать, что как женщины, так и мужчины могут уйти в отпуск для ухода за детьми. Государства должны обеспечить по-настоящему равные возможности для мужчин и женщин. Их нет, когда, например, отсутствует адекватная инфраструктура для ежедневного ухода за ребенком (вроде детских садов). Это ключевой фактор, мешающий женщинам вернуться на работу, потому что для многих культур все еще характерна убежденность в том, что мужчина должен работать, а женщина — сидеть дома, воспитывать детей и делать все для поддержки карьеры мужа. Компании должны внедрить новые форматы работы — удаленную работу, неполный рабочий день, отпуск по уходу за ребенком, а также проактивно поддерживать женщин, возвращающихся из декретного отпуска. А сами женщины должны быть смелыми. По моему опыту, многие женщины все еще задаются вопросами: достаточно ли я хороша, что произойдет, если я потерплю неудачу, хватит ли мне времени на семью, и потом приходят к выводу: «Я счастлива с тем, что у меня есть», и ограничивают себя в карьерном росте. Мы должны быть более дерзкими, смелыми и хотеть большего. 

И только когда мы достигнем прогресса по этим четырем направлениям, мы действительно сможем привнести существенные и долгосрочные изменения и создать более разнообразные и инклюзивные коллективы в разных странах.

Вы растите сына. Вы считаете, что в современном мире нужно как-то особенно воспитывать мальчиков? 

Дома мы — семья, в которой в равной степени важны и американская, и немецкая культуры. Международная среда помогает сформировать у моего сына широкий взгляд на мир. Он не привык к традиционной модели семьи, в которой я бы находилась дома, а муж ходил на работу. Когда сыну было пять лет, мой муж запустил собственный бизнес в сфере консалтинга, чтобы в том числе проводить больше времени с ребенком, и это очень помогло мне в карьерном развитии. Это нетипичная модель для Германии, но в нашем случае она хорошо работала, хотя наши друзья и были поначалу очень удивлены. Так что мой сын привык к формату, когда мама работает, а папа находится дома, и это помогает сформировать у него более широкое представление о гендерных ролях и мире. Кроме того, он учится в международной школе и дружит с людьми из разных культурных, этнических и национальных групп. Например, с мальчиком, который переехал сюда из Токио и на протяжении долгого времени был его лучшим другом, но потом был вынужден вернуться домой из-за работы отца. Тем не менее мы все равно поддерживаем с ними связь и даже планировали навестить их этой весной до того, как Covid-19 изменил наши планы.

Вашей семье приходится жить на две страны?

На протяжении многих лет путешествия были важной частью моей профессиональной и личной жизни. Знакомство с различными странами, культурами, жизненным опытом очень меня вдохновляет и определенно помогает мне стать тем человеком, которым я являюсь сегодня. В 2011 году я ушла на несколько месяцев в отпуск и отправилась с семьей в кругосветное путешествие, которое обещала сыну задолго до этого. Это был невероятный опыт для нас! Наша семья живет в Германии, но учитывая, что мой муж — гражданин США и двое детей живут там, можете представить, что аэропорты и самолеты занимают важную часть моей жизни. Я очень часто путешествую и по работе, также будучи членом наблюдательного совета TUI (немецкая туристическая корпорация), и получаю от этого огромное удовольствие.

Однако пандемия временно изменила то, как мы живем и работаем. Сейчас я работаю дома, что возможно благодаря технологиям, и поэтому могу проводить гораздо больше времени с семьей. При этом, поддерживая физическую дистанцию с коллегами и бизнес-партнерами, я тесно общаюсь с ними онлайн. Конечно, виртуальное взаимодействие не может — и я считаю, не должно — полностью заменять настоящее живое общение с людьми. Но мы верим, что, когда мы еще больше привыкнем к использованию таких цифровых инструментов для удаленной работы, мы увидим положительные изменения в долгосрочной перспективе.

Какой процент сотрудников Facebook сейчас работает удаленно в связи с пандемией?

Более 95% сотрудников, и мы многому учимся. Я поражаюсь тому, насколько эффективно команды и коллеги поддерживают связь друг с другом. Например, наша команда ввела, как мы ее называем, «виртуальную рулетку за чашкой кофе» — дружеские встречи в стиле «свиданий вслепую», когда люди подключаются к звонку, не зная, кто будет их собеседниками. На таком звонке, например, может оказаться юрист из Берлина, директор по продажам из Варшавы или креативный специалист из Амстердама. Для нас эта традиция стала отличным способом поддерживать старые связи и знакомиться с новыми людьми, правда в 100%-ном виртуальном пространстве.

Мы должны быть более дерзкими, смелыми и хотеть большего

Расскажите о своей работе в Facebook и регионе, за который отвечаете.

Я вице-президент по странам Центральной Европы и работаю с людьми из разных частей континента. Это действительно разнообразный регион, состоящий из 34 стран.

Facebook, наряду с YouTube и Telegram, стал популярной в России площадкой для самовыражения. Многие признаются, что заменили СМИ лентой новостей в соцсетях. Это российский феномен или вы наблюдаете такую тенденцию и в остальных странах?

Я никогда не перестаю удивляться тому, как наши платформы используются в разных странах помогают разным сообществам. Сегодня сервисами Facebook по всему миру активно пользуются более 3 млрд людей в месяц. И мы знаем, что друзья не единственная причина, по которой люди приходят на нашу платформу. Многие хотят узнать последние новости от людей и групп, которые им интересны, вдохновляют или поддерживают их. Возьмем, например, русскоязычную группу в Facebook «Изоизоляция», которая насчитывает более 600 тыс участников. Это же восхитительный пример того, как люди сохраняют энергию, энтузиазм и креативность, поддерживая связь друг с другом в период социального дистанцирования!

По поводу того, как люди проводят время в Facebook. Наша цель — создать такие условия, чтобы это время проходило с удовольствием и пользой. Например, мы стараемся сделать так, чтобы люди видели в своей новостной ленте релевантный, интересный и вдохновляющий для себя контент, будь то публикации друзей и родственников или новостные заметки и видео.

Facebook в России приходится делить аудиторию с местной социальной сетью «ВКонтакте». Есть ли какая-то стратегия работы в условиях высокой конкуренции, если вы ее вообще ощущаете?

Мы большая компания, которая состоит из множества сервисов, продуктов. У каждого из них есть конкуренты с аудиторией в сотни, если не миллиарды миллионов пользователей. Так что да, мы работаем в условиях конкуренции, и не только на российском рынке. 

Недавно в России появился закон о fake news. Генпрокуратура сообщила, что количество фейков в сети за время пандемии выросло в 10 раз. Журналистское сообщество неоднозначно относится к новому ограничительному закону. Многие опасаются, что его можно использовать во вред свободе слова. Fake news — серьезная проблема для Facebook? 

Мы всерьез боремся с ложной информацией на наших платформах. Например, с тех пор как Covid-19 была объявлена в январе чрезвычайной ситуацией в области здравоохранения, мы начали предоставлять людям доступ к точной информации от экспертов в области здравоохранения и предотвращать попытки распространения дезинформации на наших платформах. К настоящему моменту мы направили более 2 млрд людей на официальные, верифицированные ресурсы Всемирной организации здравоохранения и других авторитетных организаций вроде Роспотребнадзора в России. Нам удалось это сделать с помощью Центра информации о Covid-19, который можно найти наверху новостной ленты Facebook или Instagram, а также всплывающих модулей. Более 350 млн людей перешли по этим ссылкам. Мы также помогли Министерству здравоохранения Российской Федерации запустить собственного чат-бота в WhatsApp для информирования населения о Covid-19.

Для нас также очень важно предотвратить распространение дезинформации и вредоносного контента. Только в апреле мы добавили маркировку о том, что контент содержит ложную информацию, примерно к 50 млн единиц контента, связанного с коронавирусом, опираясь на 7500 статей от независимых партнеров в области проверки достоверности информации. Мы знаем, что такая маркировка работает: в 95% случаев люди не переходили на представленный контент. 

Вообще создание на наших платформах безопасной среды для людей — наша главная задача, и сейчас более 35 тысяч наших сотрудников работают над безопасностью. Это в три раза больше, чем в 2017 году. Ежедневно автоматизированные системы предотвращают регистрацию миллиона ложных аккаунтов. За первые три месяца этого года мы удалили около 2,2 млрд ложных аккаунтов, большинство которых были созданы автоматически, и мы отключили их еще до того, как они стали активными. Также наш отчет о применении норм сообщества (Community Standards Enforcement Report) показывает, что в третьем квартале мы удалили почти 1,7 млрд ложных аккаунтов, 99,7% из которых были обнаружены еще до того, как нам о них сообщили пользователи. Так что мы определенно достигли прогресса в этом направлении.

Давайте вернемся к недавним событиям. Пандемия явилась шоком для всех. Как вы адаптировались? 

Когда произошла вспышка пандемии, почти все сотрудники Facebook по всему миру всего за несколько дней перешли на удаленную работу. Лично я, работая из дома с середины марта, сделала все возможное для того, чтобы адаптироваться к «новой реальности»: организовала для себя рабочее пространство с ноутбуком, столом и c Portal — нашим устройством для видеозвонков.

Что вы делали во время изоляции?

Я быстро поняла, что очень важно установить баланс между работой и личной жизнью. Мой секрет — я начала уделять еще больше внимания важным вещам, например здоровью. Я нашла в своем расписании время на спорт, гуляла с собаками, каталась на велосипеде между встречами. Я даже приобрела фитнес-браслет, чтобы следить за своими достижениями. Также, к счастью, я смогла проводить больше времени с семьей и даже придумала несколько семейных ритуалов, например ввела очередность по приготовлению обеда и видеозвонки прямо из нашего сада с дальними родственникам. На работе мы с командой стали проводить виртуальные перерывы на обед, когда каждый приносит еду или снэки на видеоконференцию, на которую мы приглашаем интересного спикера, например полярного путешественника, профессора университета или ведущего телешоу.

Есть ли у социальных сетей особая роль во время глобальных кризисов и что нам показал в этом смысле коронавирус?

Технологии в целом и социальные сети в частности стали ключевым инструментом для реализации возможностей в условиях пандемии. Они позволили нам оставаться на связи с друзьями и близкими, даже находясь далеко друг от друга. Люди стали более изобретательны в плане общения, например они начали праздновать дни рождения с помощью видеовечеринок, узнавать новости в мессенджере и удивлять своих родных и любимых с помощью фото или видео.

Мы увидели, что самоизоляция побудила людей по всему миру чаще, чем когда-либо, пользоваться голосовыми и видеозвонками. В мае люди по всему миру ежедневно проводили в среднем более 15 млрд минут, разговаривая по WhatsApp, что значительно больше, чем до начала пандемии. Я думаю, что социальное дистанцирование и более широкое использование цифровых инструментов, подобных нашим, всегда будут напоминать нам о том, как важно поддерживать контакт и «быть рядом» друг с другом, где бы вы ни находились. В этом смысле наша миссия стала в последние месяцы более значимой, чем когда-либо: сближать людей по всему миру.

Социальное дистанцирование и более широкое использование цифровых инструментов, подобных нашим, всегда будут напоминать нам о том, как важно поддерживать контакт и «быть рядом» друг с другом

Так как мир становится все более открытым, глобализация чувствуется и в России. Многие наши предприниматели получают основное или дополнительное образование за рубежом, учат языки, не боятся открывать филиалы и представительства компаний. Но попасть на работу в иностранную фирму за пределами России очень сложно. Подскажите, пожалуйста, что должна сделать женщина из России, чтобы повысить свои шансы на развитие карьеры на Западе?

На своем опыте я поняла, что вокруг очень много возможностей, и они могут оказаться полезными и для российских женщин в бизнесе. Например, подумайте об участии в виртуальных региональных форумах, чтобы оставаться на связи с профессионалами и экспертами из разных стран и отраслей. Только подумайте о трендах, которые мы сейчас наблюдаем в результате пандемии: все чаще проводятся виртуальные конференции, встречи, сессии вопросов и ответов (многие из них — прямо в Facebook и Instagram). Все это дает вам возможность знакомиться и общаться с интересными людьми, не путешествуя при этом на дальнее расстояние. Вы можете даже попасть на три разные конференции в один день. Также я бы порекомендовала не ждать чуда, а создавать его самостоятельно. Будьте активны! Расскажите людям, коллегам, сотрудникам и участникам разных форумов о своих достижениях, сильных сторонах и планах, и будьте уверены — в ваших силах предвидеть и устранить препятствия на вашем пути.