«Если бы я встретила королеву, то сказала бы, что люблю ее». Инна Чурикова о Елизавете II и дебюте в онлайн

Фото DR
Инна Чурикова Фото DR
Народная артистка Инна Чурикова вышла в прямой эфир на своей странице в facebook c новым благотворительным проектом Tête-à-tête в поддержку ветеранов театральной сцены и кино — подопечных Благотворительного фонда «Артист»

Час Инна Михайловна Чурикова в прямом эфире на своей странице в facebook отвечала на вопросы ведущего, журналиста и переводчика Юрия Голигорского (это он перевел пьесу «Аудиенция» Питера Моргана, в которой в Лондоне роль Елизаветы II исполняла Хелен Миррен, а в Москве — Инна Чурикова). Продюсером нового проекта Tête-à-tête и спектакля «Аудиенция» выступил сын актрисы, Иван Панфилов. Встречу посмотрели 60 000 зрителей. По желанию Инны Михайловны стрим был проведен в поддержку ветеранов театральной сцены и кино — подопечных Благотворительного фонда «Артист». Пока запись встречи еще доступна в facebook, а средства продолжают собираться, Forbes Woman выяснил у Инны Михайловны, каковы ее впечатления от онлайн-выхода в свет, как поживают ее корги, что такое семейный бизнес и мир после пандемии.  

Инна Михайловна, cкажите честно, за час вы все успели рассказать?

Конечно, нет. Юра Голигорский задал много интересных вопросов, но хотелось, к примеру, рассказать гораздо больше о Глебе (режиссер Глеб Панфилов — муж Инны Чуриковой. — Forbes Woman), о том, до какой степени я его ценю и люблю — и как супруга, и как режиссера. Мало успели поговорить про жизнь, а у меня так много всего нерассказанного. Но у нас был всего час времени, так что надеемся на продолжение.

Инна Михайловна, в чем, на ваш взгляд, преимущества семейного бизнеса, работы с мужем и сыном? Как строится иерархия ваших рабочих отношений? Кто у вас главный?

Бизнес — не наша история. Конечно, у нас есть «Аудиенция», есть права на постановку, есть контракт с те атром, но что здесь главное? Когда огромный зал Вахтанговского театра смотрит наш спектакль  - в двух актах, довольно протяженный по времени — затаив дыхание. Он трогает людей, и это очень приятно. Я могу сказать, что за то время, что мы играем «Аудиенцию» (спектакль идет 3 года. — Forbes Woman), он приобрел новое качество. Вы смотрели спектакль?

Да, но еще когда он шел в Театре Наций.

Если будет возможность, обязательно приходите в Театр Вахтангова. Глеб придумал другой финал. Но вернемся к вашему вопросу. Вот сейчас мы с сыном  сделали второй за последнее время совместный проект (Иван Панфилов являлся продюсером спектакля «Аудиенция». — Forbes Woman). И хотя я нахожусь в Москве, а Ваня в Лондоне, я благодаря всему этому онлайн-проекту и сложнейшим технологиям, которые использовали при подготовке к «Тет-а-тету», увидела сына, увидела, как он работает, какую невероятную команду ему удалось собрать. Кстати, следующей героиней онлайн-встреч должна стать Хелен Миррен. Мы в настоящее время ведем переговоры о дате. Планируем «тет-а-тет» с Рэйфом Файнсом и Стивеном Фраеем. Надеемся, что все получится.
Кто у нас в семье главный? Да нет такого, мы все равны. Во многом главный, конечно, Глеб. Но, может быть, где-то и я. Сначала чуть-чуть обгоню, а потом обратно.

Tête-à-tête - ваш онлайн-дебют? Что вас мотивировало решиться выступить в онлайн? Проделали ли вы какой-либо обзор того, что артисты и театры за время пандемии уже выпустили онлайн? Кто стал примером для вас?

Мое первое выступление было в день рождения Людмилы Петрушевской, которое также в формате онлайн проводил ее сын (Федор Павлов-Андреевич — куратор и художник. — Forbes Woman). Я читала ее сказку «Девушка-Нос». Сегодня, конечно, все было иначе — и я жутко волновалась, особенно, когда стала читать стихи. Я так обожаю Пастернака и его «Доктора Живаго», мне очень хотелось поделиться  этими строчками со всеми зрителями.  За онлайн-встречами  других артистов я не следила, а вот спектакли с радостью пересмотрела. И много читала. Очень рекомендую обратить внимание на роман Быкова «Июнь».

Что хорошего, на ваш взгляд, принес миру карантин?

Время. Время подумать, как мы живем сегодня и что происходит с человечеством?

В мире стало очень много агрессии. То, что происходит сегодня в Штатах, что происходило в Лондоне (мне сын рассказывал), меня просто поражает. Люди стали крайне нетерпимы к другому мнению, к  тому, что кто-то может думать иначе, чем ты. Мне кажется, что раньше люди были добрее, щедрее и умнее. Как можно, например, возражать против того, что все нации равны?

Инна Чурикова в образе Елизаветы II
Инна Чурикова в образе Елизаветы II

Сейчас происходит какое-то переустройство мира. и, конечно, этот вирус со смешным названием «корона» (crown — венец, корона; монарх, король, королева. — \Forbes Woman) и нашим заточением по домам — повод задуматься о будущем и о том, чего, возможно, людям не стоит сегодня делать.

А что стоит делать, на ваш взгляд?

Например, не забывать о родителях и уважать старость. Почему я решила своей онлайн-встречей поддержать Фонд «Артист»? Потому что наступает такой момент, когда надо помогать. и помогать материально. Не стоит забывать о том, что у нас есть артисты в возрасте, которым нужна помощь. Я знала многих ушедших от нас , Тамару Носову, Георгия Вицина,  Анастасию Георгиевскую. Очень талантливых людей, которых любили миллионы зрителей, о них писали газеты, а потом их забывают, они остаются без средств к существованию и трагически заканчивают свою жизнь. Этого не должно быть. Фонд помогает  ветеранам сцены и финансово, лечением, медикаментами, продуктами, и морально, что ничуть не менее важно.

Вы знаете, есть такое понятие, как  старость души? Есть молодые люди, которые уже устали от всего и преждевременно постарели сердцем, а есть пожилые люди, в груди которых горит живое и любящее сердце. Давайте поможем им в том, чтобы они были здоровы и не испытывали недостатка в быту.

Я близко знаю учредителей Фонда «Артист» Женю Миронова и Машу Миронову, они направят все средства на помощь тем, кому она действительно нужна. А не как известный персонаж Ильфа и Петрова, обворовывающий пожилых людей. Этому фонду и людям можно доверять.

Видели ли вы обращение к нации королевы Елизаветы? Стали ли вы больше интересоваться темой британской монархии, общества Британии, исполнив роль королевы Елизаветы II?

Видела-видела и восхищена им! В то время, как крепкие и сильные мужчины-политики не могли найти нужных слов и свалились сами от вируса, как Борис Джонсон, 94-летняя Елизавета так мило, душевно, по-человечески и, можно сказать, демократически со всеми поговорила. И ее услышали! Она верит, что человек одержит верх над всей этой пандемией. А какое трогательное поздравление к 75-летию победы во Второй мировой войне она произнесла. У меня было явное чувство, что она говорит не только с британской нацией, а со всем человечеством и обращается лично к каждому. Я очень люблю ее и всегда следила за ней,  не только после роли в «Аудиенции». Я читаю новости о Елизавете и вместе с ней и радуюсь, и расстраиваюсь  — вот как, например, во время всего этого процесса выхода внука из королевской семьи и переезда в Штаты. Елизавета  II — та персона, которая сдерживает агрессию, человек мира,  при этом она очень проста и расположена к людям. Это видно.

Если бы вы с ней встретились, что бы сказали?

Я бы просто потеряла дар речи. А потом сказала, что очень люблю ее.

Как поживают ваши корги? Вы ведь их завели, когда готовились сыграть королеву?

Конечно же! Я помню, как увидела в журнале Tatler фотографию молодой и прелестной девочки, 13-летней Лилибет (так называли будущую королеву близкие. — прим.Forbes Woman), которая прижимает к груди подаренного ей отцом корги. И в этом кадре было столько любви. И вот  у меня появились три замечательные подружки, я их обожаю и восхищаюсь их актерским талантом. Лежат вот вокруг меня сейчас, глазки уже закрыли. Почти полночь. Ну, что же, хорошо поговорили.