«Больше заниматься своими делами»: «коуч миллиардеров» Марина Мелия о том, как вырастить детей успешными и свободными

Мелия прославилась несколькими бестселлерами о воспитании и бизнесе и зарабатывает на том, что учит предпринимателей выстраивать конструктивные отношения с детьми. Сама она мать троих взрослых преуспевших в жизни детей. Мелия поделилась с нами своими основными правилами воспитания
Марина Мелия
Марина Мелия

Психолог, профессор НИУ ВШЭ Марина Мелия, автор бестселлеров «Бизнес — это психология», «Наши бедные богатые дети», «Отстаньте от ребенка! Простые правила мудрых родителей» и других книг по психологии, давно заслужила репутацию «коуча миллиардеров». Она помогает успешным бизнесменам выстраивать отношения с наследниками, учит предотвращать конфликты в отношениях и поддерживать доверительные отношения с детьми, оставаясь для них авторитетом и примером. В отличие от многих Мелия учит принципам «границ, свободы и тепла» не только на словах: у нее самой трое взрослых детей (историк экономики и фотограф Алексей, девелопер и предприниматель Илья, генеральный директор консалтинговой компании Мелии «ММ-Класс» Марина). О собственном опыте воспитания Марина Мелия рассказала в интервью Forbes Woman. 

У вас трое детей. Как распределить свои силы и внимание, чтобы всем хватило и вам осталось?

Я никогда не стремилась распределить свои силы и внимание поровну и по справедливости. Главным принципом было пикировать на проблему, на то, что мне казалось важным и критичным. В первый год их жизни я полностью погружалась в материнство: кормила грудью, постоянно носила на себе, как африканская мама. Все это было далеко от стандартов того времени, когда царил доктор Спок: уложите ребенка спать, не баюкайте, пусть кричит, пока не заснет; кормите каждые три часа и ни минутой раньше. Я же укачивала, кормила по требованию, чем вызывала удивление окружающих. 

Когда старшему сыну Алексею было три года, он тяжело заболел: после токсического гриппа практически перестал говорить, нарушилась координация, способность концентрироваться. Врачи сказали: «Ваш сын никогда не пойдет в обычную школу». Я бросила профессиональный спорт, перенесла защиту диссертации на год и занялась только им. Сейчас он известный специалист по аутизму, автор книг, преподает в ВШЭ. 

Думаю, только так и можно выстраивать логистику воспитания работающей женщине: отдаваться детским проблемам, когда они носят действительно критический характер, а в «мирное» время больше заниматься своими делами.

Отдаваться детским проблемам, когда они носят действительно критический характер, а в «мирное» время больше заниматься своими делами

Психологи говорят, когда что-то в жизни детей идет вразрез с родительскими  представлениями об их счастье, очень важно не вмешиваться. Детям надо позволить идти своим путем. Но это не отменяет родительского беспокойства. Как наступить на горло собственной песне, не запрещать, не останавливать? 

В поведении и поступках каждого из моих детей было, конечно, немало вещей, которые меня не устраивали. Вот лишь несколько примеров. Старший сын Алексей, будучи бизнес-аналитиком и написав книгу по экономической истории, вдруг увлекся фотографией и решил делать проект о Северной Турции. Снимал в маленьких городах, в заброшенных деревнях, в цыганских таборах. Не зная языка, шесть лет провел в стране с абсолютно чужой культурой. Я боялась за его жизнь, но не пыталась остановить и поддержала морально и материально. В результате родилась блестящая книга «Север Турции». И сейчас этот опыт ему здорово помогает в работе с неговорящими детьми.

Илья в 18 лет на заработанные деньги купил красный Ford Mustang, кабриолет с открывающимся верхом. Тогда, в начале 1990-х, это было опасно. Я лишь спросила: «Ты уверен, что хочешь именно такой автомобиль?» Выразила свое удивление, но не более того. Марина в подростковом возрасте начала одеваться в реперском стиле. А я всю жизнь мечтала о девочке в красивых платьицах. Но раз для нее в тот момент это было так важно, я привезла из Америки брюки «трубы» и ботинки на платформе.

Если бы кто-то из моих детей предал, своровал, подвел друга, то есть совершил нечто, действительно серьезно расходящееся с моими представлениями о должном, было бы ужасно. Но такого не случалось. Наверное, мне просто повезло: к возрасту, когда это теоретически было бы возможно, они уже пропитались принципами, которые царили в семье.

Где взять ресурсы, когда в собственной жизни в карьере, в личной жизни  проблемы. Надо срочно заниматься своей жизнью, а тут еще дети. 

У меня были периоды, когда я резко меняла свою жизнь и, соответственно, жизнь детей. Вот пример: я замужем, у меня двое детей, я декан факультета — все хорошо. И вдруг я влюбляюсь, но параллельные отношения — это не мое, и ухожу от мужа. Забираю мальчишек, перебираюсь из прекрасной четырехкомнатной в однокомнатную квартиру. Алеше тогда было девять с половиной, Илье — шесть. Я просто привезла их на новое место, практически без вещей и сказала: «Теперь мы будем жить здесь, а папа останется жить там». Многие друзья и коллеги по работе меня осуждали и пытались отговорить. Но я не считала нужным оправдываться.

Не считаю, что в подобных ситуациях ребенка надо в чем-то убеждать или тем более с ним советоваться. Советоваться можно со взрослыми детьми, которые в состоянии нести за что-то ответственность. А когда за ребенка отвечаешь ты, то просто ставишь его перед фактом. Дети очень адаптивны, они примут любую ситуацию, если видят, что родитель спокоен и уверен в своих действиях.

Действуя в соответствии со своими принципами, ты не имеешь сомнений. Мучаясь же в колебаниях, теряешь массу энергии. А ресурсы? Ресурсы черпаешь в любви. В любви к ребенку. В любви к мужчине. В любви к своему делу. Уходя из первой семьи, я не разрушала, а создавала. Именно любовь задает позитивную, созидательную направленность. 

Советоваться можно со взрослыми детьми, которые в состоянии нести за что-то ответственность. А когда за ребенка отвечаешь ты, то просто ставишь его перед фактом

Как именно вы приучали детей к самостоятельности? 

Мои дети росли в доме, где не было ни домработницы, ни няни. Я могла позволить себе загрузить холодильник хорошими продуктами, и ребята довольно рано научились готовить какие-то базовые вещи. Я никогда не чувствовала вины «ах, сегодня нет обеда». Успела — сделала, не успела — сделают сами. Варили пельмени, сосиски, делали яичницу с колбасой, замороженные пиццы и «ножки буша» тоже нас спасали.

Фото DR
Фото DR

Как вы думаете, насколько действительно важно хорошее образование?

Ко всевозможным дипломам отношусь без пиетета. Спокойно реагировала на школьные оценки детей. Их отношения с друзьями, их авторитет и влияние в классе, их жизненные навыки, поступки справедливые или несправедливые всегда волновали меня значительно больше успеваемости. Разнообразие круга общения, культурный фон, книги, музеи, театры, путешествия — всему этому я придавала намного больше значения, чем формальному образованию и дипломам. Когда Марина выбирала институт, она поехала в МГИМО, посмотреть. Вернулась: «Ой, мама, кошмар, сплошь распальцованные». И не захотела туда, хотя была возможность, — и мне это понравилось.

Был ли у ваших детей период, когда вы не были близки, и вы понимали, что-то происходит. Как быть с этим?

Наверное, мне повезло, у нас такого просто не было. Думаю, универсальный рецепт состоит в том, что не надо дружить со своими детьми, пока они маленькие. Я, во всяком случае, не дружила: я была мамой. У нас была определенная иерархия: я сверху и чуть на расстоянии. Но мне кажется, я всегда была для них человеком, который проявит заботу и защитит, если надо. Да, зато сейчас у меня нет лучше друзей, чем мои дети. Мне радостно и интересно быть с каждым из них.

Как понимаю сейчас, ролевой моделью для меня была собственная мама: сдержанная, всегда занятая своей работой врача-онколога и думающая о нас, детях, — а нас было четверо. Она не сюсюкала, не перебарщивала с заботой. Я, пожалуй, более эмоциональная, поэтому более теплая, менее дистантная. Но заботиться о детях, не обращая внимания на мелочи, и полностью отдаваться работе, — в этом мы с ней похожи.

Алкоголь, сигареты, наркотики, плохие компании, ранний секс — все это кошмары любой матери. Что могут сделать родители, чтобы подстелить максимум соломки?

Никогда не имела таких страхов. Мне кажется, главное, что должна дать семья, — интерес к жизни. Именно в семье, являющейся для детей моделью, он пропитывается ценностями и традициями, именно здесь формируется определенный культурный слой. Мой средний сын занимался теннисом, старший — пулевой стрельбой, и то, и другое занятие требовало не только времени, но еще и концентрации. Дочь уже с 17 лет работала в банке. Ты общаешься, учишься, работаешь, тренируешься, читаешь, думаешь, — вокруг столько интересного!

А еще важны отношения с родителями, ощущение своего места в семье, любви и заботы. Чаще всего уход в алкоголь и наркотики — признак одиночества, попытка любым способом заменить безотрадную жизнь чем-то ярким.

Главное, что должна дать семья, — интерес к жизни

Чему ваши дети научили вас? 

В какой-то степени я шла за ними. Не определяла их жизнь, а следовала ей. Не формулировала для себя каких-то статусных ожиданий. Всегда считала, что есть много их собственных желаний, в осуществлении которых можно и нужно помогать.  

Из самого главного, чему меня научили дети, все вместе и каждый в отдельности, я бы выделила понимание того, что люди удивительно разные. Это невероятно важно и ценно не только внутри семьи, это учит принимать мир и окружающих во всей их непохожести. Вот за что я безмерно благодарна Алексею, Илье и Марине.