Как мать троих детей максимально быстро разработала вакцину от COVID-19 и попала в один рейтинг с королевой

Скриншот BBC
Сара Гилберт Скриншот BBC
58-летняя Сара Гилберт руководит разработкой вакцины от COVID-19 в Оксфорде и близка к успеху. Ее партнер когда-то пожертвовал карьерой, чтобы она могла заниматься наукой. Сейчас трое их детей испытали вакцину на себе одними из первых, а сама Гилберт вошла в список 25 самых влиятельных женщин Британии, наряду с королевой

Вакцинолог по случайности

Сара Гилберт говорит, что не собиралась становиться вакцинологом. Она родилась в центре Англии, в городке Кеттеринг в Нортгемптоншире. Ее мать была учительницей начальных классов, а отец — офис-менеджером на обувной фабрике. Из Кеттеринга Сара уехала, только когда поступила учиться в университет Восточной Англии. Там она получила диплом биолога, а затем защитила докторскую по биохимии в университете Халла. После этого была работа в Лестерском биоцентре, потом в биотехнологической компании Delta, где Гилберт занималась разработкой новых лекарств.  

В Оксфорд Сара пришла в 1994 году, изначально совсем не для того, чтобы создавать вакцины. «На самом деле я собиралась работать над проектом, связанным с генетикой человека, — цитирует ее The Telegraph. — Однако полученные в нем результаты высветили роль отдельного типа иммунного ответа организма в его защите от малярии. Так что следующим шагом стала разработка вакцины, которая работала бы на основе этого механизма — и так я занялась вакцинами». 

Тип иммунного ответа, о котором идет речь, обеспечивают Т-клетки (Т-лимфоциты), они же белые кровяные клетки. До начала 1990-х вакцины обычно разрабатывали так, чтобы они вызывали выработку в организме антител — белков, которые прилепляются к вирусу и нейтрализуют его. Однако Т-клетки тоже могут атаковать и уничтожать проникший в организм вирус, если их правильно «подготовить». Чтобы задействовать оба механизма, используют специальную вакцину. Она создается на основе безобидного для человека вируса, в геном которого встраивают участок, кодирующий синтез характерного белка из оболочки патогенного вируса. Когда человеку вводят вакцину, его клетки начинают вырабатывать этот белок, организм «узнает» его и формирует иммунный ответ на патоген. 

Используя такой подход, лаборатория Сары Гилберт в Дженнеровском институте (подразделение Оксфордского университета) разработала вакцины не только от малярии, но и от гриппа А, и от ближневосточного респираторного синдрома (MERS) — его эпидемия началась в Саудовской Аравии в 2012 году и была вызвана коронавирусом MERS-CoV, который люди, судя по всему, подхватили от верблюдов. Клинические испытания вакцины от MERS-CoV уже успешно прошли в Великобритании и сейчас продолжаются в Саудовской Аравии, на «родине» этого вируса.

В дополнение к своей научной работе Сара Гилберт стала сооснователем биотехнологической компании Vaccitech, занимающейся разработкой и испытанием вакцин — фактически коммерческого подразделения Дженнеровского института. В 2018 году эта компания получила $27,1 млн инвестиций, в том числе от фонда Google Ventures.

Болезнь «икс» и быстрая вакцина

В начале 2018 года Всемирная организация здравоохранения выдвинула концепцию «Болезни икс» (Disease X), способной вызвать в ближайшем будущем глобальную пандемию. Стало очевидно, что с помощью технологии, отработанной в Дженнеровском институте, можно будет быстро разработать вакцину против такой вирусной инфекции. Поэтому, когда в декабре стало известно о вспышке в Китае респираторного заболевания, вызываемого новым коронавирусом SARS-CoV-2, в Оксфорде находились, можно сказать, на низком старте.  

Разрабатывать вакцину от COVID-19 в Дженнеровском институте начали уже 11 января, через день после публикации расшифрованного генома вируса. Гены, кодирующие синтез спайк-белка SARS-CoV-2 («шипа», с помощью которого он цепляется к клетке), встроили в геном ослабленной версии аденовируса ChAdOx1, который вызывает простуду у шимпанзе. Новая вакцина получила название ChAdOx1 nCoV-19. Работу над ней, благодаря имевшимся наработкам и гранту от правительства Великобритании в размере £20 млн, удалось максимально ускорить.

«Это просто потрясающе, что в течение ста дней с момента расшифровки генома вируса Сара и ее команда смогли начать клинические испытания вакцины, — цитирует Financial Times Джона Белла, профессора-медика из Оксфорда. — Она потрясающий ученый. Она точно знает, что именно нужно делать, и абсолютно эффективна в достижении этого».

Испытания ChAdOx1 nCoV-19 на людях стартовали уже в апреле. К тому времени было показано, что SARS-CoV-2 предотвращает развитие пневмонии у зараженных макак резус. И еще перед началом клинических испытаний выяснилось, что вакцину запускают в производство — чтобы не терять время.

Первые две фазы клинических испытаний ChAdOx1 nCoV-19 дали обнадеживающие результаты, которые опубликовали в журнале Lancet. Введение двух доз вакцины вызвало у всех 1077 добровольцев выработку в организме как антител против нового коронавируса, так и необходимых для борьбы с ним Т-клеток, и не вызвало при этом опасных побочных эффектов. После публикации этих результатов правительство Великобритании заказало производство 100 млн доз оксфордской вакцины (и еще 90 млн доз двух конкурирующих вакцин для подстраховки).

Тогда же, в июле, Сара Гилберт, до того момента остававшаяся в тени, стала медийной персоной. Статьи о ней начали выходить в The Telegraph и других крупных СМИ. BBC пригласила ее на популярное ТВ-шоу Эндрю Марра, где она рассказала о работе над вакциной. И показала «мастер-класс по тому, как говорить с публикой/медиа о сложной науке с четкостью и уверенностью», написал в Twitter другой популярный британский телеведущий, Даллас Кэмпбелл.

По словам Гилберт, перспективы вакцины хорошие. Но утверждать с уверенностью, что она готова для массового использования, можно будет только после завершения третьей фазы клинических испытаний, в которой будут участвовать тысячи человек в разных странах. Ранее в Оксфорде говорили, что планируют начать ее в сентябре. Однако 18 августа Минздрав Индии сообщил, что начнет у себя в стране третью фазу испытаний ChAdOx1 nCoV-19 уже на этой неделе.

Не только ученый

Руководство группой ученых означает, по словам Гилберт, «очень длинные рабочие дни». Но ее жизнь состоит не только из науки. У Сары трое детей — тройняшки, которым сейчас по 21 году. Все они тоже занимаются биохимией и приняли участие в ранних стадиях клинического испытания вакцины против коронавируса в качестве добровольцев. 

Когда дети Сары родились, она только начинала работать в Оксфорде и не могла ни уделять им достаточно времени, ни нанять няню. «Расходы на няню были бы больше моей зарплаты постдока, — рассказала она сайту университета. — Поэтому моему партнеру пришлось пожертвовать своей карьерой, чтобы заниматься нашими детьми». Найти идеальный баланс между семьей и работой для женщины, по ее словам, невозможно без поддержки.

И все же в работе ученого есть и свои плюсы. «Одна из положительных сторон заключается в том, что у вас ненормированный рабочий день, так что у работающих матерей остается некоторое пространство для маневра, — говорит Сара. — Но бывают и фиксированные по времени задачи, такие как заграничные командировки и важные встречи. И тогда приходится чем-то жертвовать».

Пока у Гилберт, похоже, все получается: ей удалось стать одним из лидирующих вакцинологов в мире и при этом вырастить — с помощью партнера — трех замечательных детей, которые поддерживают ее и разделяют ее интересы. Заслуги Гилберт недавно были признаны журналом Vogue, который внес ее в список 25 самых влиятельных женщин Британии, наряду с королевой и Рианной.

Что дальше? Если финальные испытания ChAdOx1 nCoV-19 пройдут осенью успешно — а пока все на это указывает, — имя Сары Гилберт навсегда войдет в историю. Сейчас она работает в институте имени Эдварда Дженнера, разработчика вакцины против оспы. Возможно, когда-нибудь и ее именем назовут институт. Тем более что Сару интересует применение вакцин не только против вирусных инфекций, но и против раковых опухолей — и, возможно, ее следующий большой проект будет посвящен этому не менее актуальному направлению в медицине.