Давать свободу, доверять и наплевать на оценки. Мэй Маск и Эстер Войжитски — о том, как воспитать ребенка, который попадет в список Forbes

Фото Mark Selige
Фото Mark Selige
Forbes Woman поговорил с теми, у кого получилось вырастить сразу нескольких участников списков Forbes — от основателя Tesla до главы YouTube, — диетологом и супермоделью Мэй Маск и журналистом Эстер Войжитски. Они рассказали нам о своих принципах воспитания

Каждая женщина мечтает вырастить самостоятельных и успешных детей. Но как оценить этот успех, помимо счастья, заниматься тем, что ты по-настоящему любишь? В Forbes есть простой и понятный критерий — рейтинги. Мы поговорили с теми, у кого получилось вырастить сразу нескольких участников списков Forbes, — это педагог и журналист Эстер Войжитски и диетолог и супермодель Мэй Маск. 

Мэй Маск

диетолог, модель, автор книги «Женщина, у которой есть план»

Дети:

Илон — основатель пяти компаний, включая SpaceX, создатель электромобилей Tesla, занимает 22-е место в глобальном рейтинге миллиардеров Forbes

Кимбал — владелец сети ресторанов The Kitchen

Тоска — голливудский режиссер и продюсер

Эстер Войжитски

журналист, автор книги «Как воспитать успешного человека» 

Дети:

Сьюзен — генеральный директор YouTube (44-е место в America's Self-Made Women 2019 по версии Forbes)

Энн — глава инновационной компании генетического тестирования 23andMe (33-е место в том же списке)

Джанет — профессор педиатрии Калифорнийского университета

Эстер Войжитски
Эстер Войжитски

У вас обеих по трое детей. Это нелегко, особенно когда дети маленькие. Как распределять энергию и внимание, чтобы всем хватало и оставалось время на себя?

Мэй Маск: Я родила детей одного за другим — троих за три года. Это было нелегко. Ты постоянно чувствуешь усталость. Нужно следить, чтобы все были здоровы и в безопасности, нужно готовить еду для мужа, стирать, убирать в доме. Даже небольшая помощь от мужа была бы очень кстати, но увы! У меня была помощница, когда самой младшей, Тоске, было два года. В такой момент тебе не до амбиций. Я печатала электротехнические спецификации (технические характеристики приборов. — Forbes Woman) для бизнеса моего мужа и параллельно давала клиентам консультации как диетолог. Когда дети начали ходить в детский сад, у меня появилось свободное время, и я смогла расширить свой бизнес. К счастью, как диетолог я могла вести консультации из дома, это позволяло соглашаться на работу модели, когда поступали предложения.

Эстер Войжитски: Когда мои дочери были маленькими, я вообще не работала вне дома. Я была журналистом-фрилансером, но могла писать лишь по вечерам, когда дети ложились спать. У них был довольно строгий распорядок дня. Все ложились спать в семь часов вечера, что бы ни случилось. Только когда им исполнялось семь лет, разрешалось засиживаться до восьми вечера. Так что у меня всегда были мои вечера. Кроме того, я рассчитывала, что они будут спать по 12 часов, и они так и делали. Режим очень важен.

Я научила их самостоятельно готовить себе завтрак, когда им было всего 2–3 года. Они вставали и готовили завтрак: хлопья, мюсли с молоком или йогуртом, фрукты. Они всегда находили это на полках сами. Так я могла поспать подольше. Но это в итоге помогло им почувствовать себя самостоятельными.

В течение дня я старалась заниматься с ними тем, что развивало творческий потенциал: искусством, музыкой, пением. Девочки лепили из глины, возились в саду, собирали пазлы и головоломки. У нас в гостиной был большой стол, где они играли. И они обожали наряжаться в мою старую одежду и устраивать представления. Днем у них обязательно был тихий час, чтобы вздремнуть или отдохнуть.

Когда мы жили в Женеве, в Швейцарии, и у нас была маленькая квартира, было гораздо сложнее, но я очень старалась придерживаться того же графика сна, меня это спасало. Матери маленьких детей сложнее всего выделить время для себя. Без посторонней помощи это очень трудно. Ты просто не можешь оставить детей без присмотра, и если нет кого-то, кто может посидеть с детьми, свободного времени совершенно нет. Когда мы уезжали из Женевы, Сьюзен уже было шесть лет, и она присматривала за Энн и Джанет и ходила в пекарню за хлебом. Она с раннего возраста отвечала за многое, и ей это нравилось.

Мэй, вы говорите в книге: когда в жизни ребенка что-то идет не так (то есть противоречит вашим представлениям об их счастье), очень важно не вмешиваться. Детям следует позволить идти своим путем. Но, согласитесь, для родителей это все равно стресс. Как сохранить спокойствие и не вмешиваться?

М. М.: Родители всегда беспокоятся о том, чтобы в жизни детей все было хорошо. Это неизменно. Я всегда была готова помочь своим детям, как только они попросят. Я не вмешиваюсь в их жизнь и не комментирую их выбор, если они не просят об этом. 

Э. В.: Когда я старалась прививать дочерям любовь к чтению, музыке, спорту и искусству, я каждый день им читала, по крайней мере по два часа, рано познакомила с музыкой и пением, водила в бассейн и на спортивные занятия. Но, если вдуматься, мне просто повезло, что им нравились эти занятия. Конечно, бывали времена, когда они не делали то, что я хотела. Я, например, хотела, чтобы они играли на пианино, но никому из них это не понравилось. Я позволила им выбрать собственный музыкальный инструмент. Джанет выбрала флейту, Сьюзен — кларнет, Энн, правда, какое-то время играла на пианино.

Эстер, а как вы сохраняли спокойствие, когда одна ваша дочь отправилась почти без связи в Индию как журналист, а вторая — в Красноярск, совершенно не зная русского. Вы правда ничего не сказали, когда Сьюзен сдала свой гараж странным шумным парням, которые занимались чем-то непонятным в интернете? («Шумными парнями» были будущие основатели Google Ларри Пейдж и Сергей Брин, за которого впоследствии вышла замуж Энн Войжитски. — Forbes Woman.)

Э. В.: Когда Энн поехала в Красноярск одна, я очень волновалась. Правда, я узнала, что она была одна, уже потом. Я думала, что она была с компанией. И все равно жутко волновалась. И я больше года волновалась за Сьюзен в Индии и год за Джанет в Йоханнесбурге. Я постоянно говорила себе: так, я научила их быть разумными, быть осторожными, ясно мыслить, и теперь мне придется довериться им. Я считаю, что они имеют право жить своей жизнью без меня, контролирующей мамы. Я всегда верила в них и их способность мыслить. Мне близка философия: «Ваши дети — это не ваши дети. Они сыновья и дочери Жизни, заботящейся о самой себе». Это цитата из поэмы Джебрана «Пророк». Главное, что я делала, я уважала их интеллект и верила в них. И они тоже поверили в себя и действовали разумно.

Я не волновалась, когда Сьюзен сдала свой гараж двум странным шумным парням, потому что я решила, что она всегда может попросить их уйти, если что-то не заладится. Они сидели там днем и ночью, шумели и даже воровали еду из холодильника, но оказалось, что они ей понравились, а затем понравился и их продукт — Google. А затем она вообще уволилась из Intel и пошла работать на них. Я не вмешивалась, потому что доверяла ее мнению и уважала ее идеи. Эта аббревиатура TRICK в моей книге говорит обо всем: я ей доверяла (англ. trust), уважала (respect) ее желания, давала ей независимость (independence), сотрудничала (collaborate), когда ей требовался совет, и всегда относилась к ней с добротой (kindness). Это и есть моя родительская уловка, трюк (trick): доверие, уважение, независимость, сотрудничество и доброта. Я думаю, что эти качества являются частью любых отношений между родителями и детьми во всех школах и во всех отношениях. Это помогает людям лучше ладить. Все хотят, чтобы их уважали, тем более дети, близкие и друзья.

Эстер Войжитски  с дочерьми
Эстер Войжитски с дочерьми

Согласна, но для этого мама должна быть, как сейчас говорят, в ресурсе. Где женщине взять силы на то, чтобы быть хорошей матерью, если в ее жизни — в карьере или в личных отношениях — все идет не так?

Э. В.: В моей карьере и в личной жизни многое шло не так. Все началось, когда я была ребенком: мы были очень бедны, а потом умер мой брат Дэвид (будучи совсем маленьким, брат Эстер проглотил несколько таблеток аспирина, и врачи не смогли его спасти. —  Forbes Woman). Родители так и не оправились от этой потери. Моя философия всегда заключалась в том, что я могу решить любую проблему, что бы это ни было. Я верила, что смогу сама найти ответ, и не доверяла авторитетам. Моя позиция такова: в жизни неизбежно случаются неприятности, и единственное, что ты можешь контролировать, — это свою реакцию на эти события, то, как ты их воспринимаешь. Твоя реакция отчасти и определяет, насколько сложной, или радостной, или печальной эта ситуация для тебя окажется. Думаю, важно давать себе возможность пробовать новое и прощать себя, если не получается. Ничего страшного, нужно просто попытаться еще раз.

А для женщин одна из самых серьезных проблем — насилие в отношениях. Вот эту проблему очень сложно решить.

М. М.: Я знаю об этом не понаслышке, я жила с абьюзером. Мне стоило обратиться к семье или друзьям, думаю, проблема решилась бы скорее, но вместо это я справлялась сама — и в итоге справилась (муж Мэй избивал ее в годы их брака, но она скрывала это всю жизнь даже от детей, а затем описала свой опыт в книге «Женщина, у которой есть план», вышедшая только в 2019 году. — Forbes Woman). В конце концов даже в интернете можно найти материалы, которые придадут вам уверенности и помогут составить план. Но вообще, когда карьера или личная жизнь не ладится, принять правильное решение очень сложно. Нужен прочный внутренний стержень.

Как именно вы учили своих детей быть независимыми? Что они делали самостоятельно в 10 лет? В 15 лет? Работают ли те же приемы с внуками?

М. М.: Я учила детей быть независимыми точно так же, как мои родители учили меня. Я начала работать в восемь лет — доставляла газеты на соседние улицы. В 12 лет я подрабатывала на ресепшене в клинике моего отца. Я сама должна была делать домашнюю работу, следить за своим расписанием — ходить на занятия спортом и музыкой, родители никогда меня не контролировали. У моих детей все было так же. В 12 лет они сами делали домашнюю работу, в 15 — тоже. Я не вмешиваюсь в процесс воспитания внуков, пока они хорошо себя ведут. 

Э. В.: Вы учите детей независимости, только когда даете им эту независимость и доверяете им. Они не могут научиться быть независимыми, если вы все делаете за них, как многие родители. У моих внуков такая возможность есть. Мой 12-летний внук каждый день по 40 минут добирался из дома в Сан-Франциско до школы на автобусе с пересадкой. Теперь он ездит на поезде в другую школу. Все мои внуки самостоятельны. В восемь лет мои дети ездили на велосипедах в школу, на занятия теннисом, в гости к друзьям. Они везде ездили на велосипедах. Я их не возила. В 15 лет все девочки уже подрабатывали — они работали в местном ресторане и сидели с детьми. 

Научиться независимости можно только на практике. Да, когда вы даете детям свободу, они совершают ошибки, и иногда вас это злит. Но нужно смотреть в долгосрочной перспективе, потому что вы тем самым учите их верить в себя и даете им независимость.

Как вы считаете, насколько важно для успеха хорошее образование? И насколько важны были для ваших детей отличные оценки?

Э. В.: Хорошее образование — залог успеха. Почему? Потому что ты узнаешь о мире на опыте и ошибках других людей и сам, скорее всего, уже не поступишь так же. Ты учишься думать и общаться. Оценки для меня всегда были не важны, они лишь показывали, что дети поняли или не поняли материал. Если они чего-то не понимали, меня интересовало, как сделать так, чтобы это исправить. Оценки сами по себе меня не заботили. Но девочки хорошо учились, получали в основном пятерки.

М. М.: Для меня самой всегда было важно получить хорошее образование. При этом родители никогда не спрашивали меня об оценках до тех пор, пока они были удовлетворительными. Я тоже не интересовалась оценками моих детей.

Э. В.: Я никогда не помогала им с поступлением или с учебой в колледже. Это их выбор и их ответственность. Я думаю, что хорошее образование очень важно, потому что оно учит тебя открывать двери и узнавать, какие еще возможности доступны. Без образования ты просто застреваешь в своем мирке. Некоторым людям этого хватает, но всегда можно сбежать из любого замкнутого мирка, если читать и получать образование. 

Илон Маск и Мэй Маск в Нью-Йорке в 1995 году
Илон Маск и Мэй Маск в Нью-Йорке в 1995 году

У всех детей и родителей бывают периоды, когда они отдаляются. И родителям в этот момент кажется, будто что-то идет не так, и непонятно, как восстановить утраченную близость. Как вы поступали в такой ситуации?

Э. В.: Действительно, у родителей и детей бывает такой период. Когда они отдаляются, и родителям кажется, будто что-то происходит, и они не знают что. Обычно это случается в подростковые годы — именно в это время дети активно пытаются быть независимыми, и именно в это время родители этого активно не хотят. Поэтому дети замыкаются в себе и не общаются — они боятся, что родители будут постоянно диктовать им, что делать. И дети на самом деле правы, потому что родителям сложно перестать давать советы, ведь с момента их рождения эти отношения строились именно так. Но родители могут, например, признать, что подростковые годы — это возможность для детей научиться быть независимыми. Поняв это, они смогут поддержать детей, доверяя им и уважая их.

М. М.: Я жила и близко от моих детей, и далеко от них. Такова жизнь. Важно быть доступной, когда они в тебе нуждаются. Не стоит беспокоиться о близости. Я не пытаюсь контролировать своих детей и стараюсь всегда оставаться доброжелательной.

Хорошо, а что насчет алкоголя, сигарет и наркотиков, раннего секса и плохих компаний? Что вы делали, чтобы предотвратить эти проблемы в жизни ваших детей, и как вы их решали, если сталкивались с ними?

М. М.: В детстве я не интересовалась алкоголем, сигаретами, и я даже не знаю, можно ли было тогда достать наркотики. У моих детей тоже не было подобных проблем, они всегда были увлечены более интересными вещами. Плохих компаний у них тоже не было — они часто приводили к нам в гости своих друзей, их общение было на глазах.

Э. В.: Вопрос об алкоголе, сигаретах и наркотиках очень важен. Первые две темы я обсуждала с детьми, когда они были в возрасте 7–12 лет, то есть ДО того, как они стали подростками. Я говорила о том, как вреден может быть алкоголь и как разрушительны для здоровья сигареты, поэтому они знали об этом. В подростковые годы они знали и об опасности наркотиков. Поскольку я сразу была с ними честна, мне казалось, что потом я не должна читать им лекции. Единственное, о чем мне приходилось напоминать девочкам, когда они были подростками, — это то, что алкоголь, сигареты и наркотики опасны и что они должны всегда защищать свой мозг, а эти вещества воздействуют именно на мозг. 

Что же касается раннего секса и плохой компании, мы обсуждали эти темы, я обращала внимание на риск болезней, передающихся половым путем, и я рассказывала им о сексе, а затем позволила им принимать решения самостоятельно.

Я всегда старалась подчеркнуть, что, если они столкнутся с какими-то проблемами, я всегда готова им помочь. Я их друг и главный источник поддержки. Мне повезло, что не случилось ничего по-настоящему плохого. Я помню, что несколько раз они возвращались домой позже положенного. Бывало, что я беспокоилась, но я разговаривала с ними. Самое главное — оставлять каналы коммуникации открытыми, чтобы они всегда могли рассказать мне, что происходит в их жизнях, а я могла дать им совет.

Чему научили вас ваши дети?

М. М.: Мне не приходит в голову ничего конкретного, чему бы они меня научили. Однако, когда мы проводим время вместе, мы всегда обмениваемся идеями. Мне это нравится.

Э. В.: Мои дети научили меня, что я была права, когда доверяла им и уважала их, и что мои методы воспитания помогли им стать теми, кто они сейчас. Когда они росли, у нас были прекрасные отношения, и эти близкие отношения сохраняются и сегодня.