«Я будто все та же юная девушка с огоньком в глазах». Марион Котийяр — о начале карьеры, Каннах и сотрудничестве с Chopard

пресс-служба Chopard
Марион Котийяр и Каролина Шойфеле пресс-служба Chopard
Французская актриса Марион Котийяр, обладательница «Оскара» за главную женскую роль (за гениальное воплощение Эдит Пиаф), нескольких премий «Сезар» и многих других наград, еще в 2004 году получила в Каннах премию Trophée Chopard как молодая и подающая надежды актриса. Теперь, будучи уже признанной звездой мирового кинематографа, она встретилась с Каролиной Шойфеле, сопрезидентом и креативным директором Chopard, чтобы поговорить о сотрудничестве с брендом, своих любимых украшениях и Каннах

Что для вас в то время значила награда Trophée Chopard?

Марион Котийяр: В Chopard меня всегда очень поддерживали, так что это был чудесный способ укрепить сложившиеся между нами отношения. Я тогда была такой молодой актрисой, и я всегда ценила поддержку Chopard, которые были со мной почти с самого первого дня.

А вам, Каролина, чем запомнился этот эпизод?

Каролина Шойфеле: Думаю, мы обе тогда еще и близко не достигли тех высот, которых мы добились сейчас. Поэтому очень интересно поразмышлять о том, насколько мы с  тех пор вместе выросли. Я очень гордилась тем, что Марион была удостоена награды, ведь я ее большая поклонница, а спустя два года она получила «Оскара». Какая головокружительная карьера! 

Дом Chopard стал неотъемлемой частью Каннского кинофестиваля, ведь он делает и «Золотую пальмовую ветвь», которой грезит каждый участник. Зачем бренду столь глубокая вовлеченность в церемонию?

К. Ш.: Я всегда очень любила кинематограф и даже будучи маленькой девочкой часто ходила в кино. Поэтому, когда мы открыли первый бутик на набережной Круазет около 23 лет назад, я посчитала, что во время фестиваля мы должны организовать прием гостей. Я встретилась с Пьером Вьо, тогдашним директором мероприятия, мы беседовали, я сказала, что хочу устроить торжественный вечер в нашем маленьком бутике на Круазет, и спросила, можно ли это сделать вместе с фестивалем. Он ответил: «Да, конечно!» Фестиваль тогда провел юбилейную, 50-ю церемонию в партнерстве с другим брендом, и я наводила справки, а потом он сказал мне: «Возможно, вам стоит поговорить с другими нашими официальными партнерами». Я ответила ему: «У вас есть партнеры? Кто у вас отвечает за часы и ювелирные украшения?» Узнав, что «в этой категории никого нет», я поразмыслила и предложила: «Вероятно, мы смогли бы сотрудничать в более долгосрочной перспективе, потому что бриллиантам на красной ковровой дорожке самое место». Очевидно же, в них красивые актрисы сияют еще ярче. Приметив на полке позади Вьо какую-то награду, я спросила: «Это «Золотая пальмовая ветвь»?» И тогда он поставил ее передо мной, а я продолжала расспрашивать: «В этом году ваш фестиваль отмечает 50-ю годовщину. Кто производит награду?» Когда он ответил: «Не знаю, какое-то небольшое ателье в Париже», — я не постеснялась спросить: «Могу ли я сделать вам деловое предложение и показать, как «Золотая пальмовая ветвь» полностью преобразится и станет еще красивее?» 

После этого я покинула Париж буквально с «Ветвью» под мышкой. Так начались отношения между Chopard и Каннским кинофестивалем.

Пресс-служба Chopard
Пресс-служба Chopard

Что вам за эти годы больше всего запомнилось в Каннах?

К. Ш.: Воспоминаний куча, можно писать книгу или снимать фильм. Было множество забавных случаев и смешных историй, и я часто ловила себя на мысли, как было бы чудесно, если бы режиссер мог снимать киноленту прямо во время фестиваля! Получился бы фильм обо всем, что происходит официально и, что еще интереснее, за кулисами, в номерах гостиниц: вся эта драма, радость, смех... 

В свой первый раз на мероприятии я жила в отеле Le Majestic. У меня был маленький номер с маленьким сейфом, и никто еще толком не слышал о Chopard, поэтому я привезла швейцарский шоколад и разложила его во всех номерах. Потом я показывала наши украшения одной актрисе, и она спросила меня: «Так это вы делаете шоколад?» Я ответила: «Нет! Мы делаем украшения!» Этот случай мне особенно запомнился, как и мой первый выход на красную ковровую дорожку. Ощущения непередаваемые.

А вы, Марион? Чем вам запомнился первый Каннский кинофестиваль, участником которого вы были?

М. К.: Впервые я приехала сюда с французским телеканалом Canal+ в рамках его собственного проекта. Не помню, как он назывался, но нас было десять человек, и нас повезли в Канны. Там нужно было снять небольшой фильм, и я от всего была под огромным впечатлением. Во второй раз я приезжала туда с фильмом «Такси», и тогда у нас завязалась дружба с Chopard. Я впервые надела такие невероятные драгоценности и помню, как удивлялась, что мне дали поносить такое чудесное украшение на красной ковровой дорожке. Я тогда была так молода, успела сняться только в паре-тройке фильмов, и с тех пор мы с Chopard не расставались!

Вы появлялись на красной ковровой дорожке не раз и не два, но каково быть участником церемонии для продвижения фильма?

М. К.: Ковровая дорожка в Каннах особенная. Я прохожу по ней уже 18 лет подряд и всегда чувствую радость, которую трудно описать. Это занятие не напрягает, хотя всегда остается какой-то элемент тайны. Каждый раз, когда я нахожусь на этой красной ковровой дорожке, представляя публике новый фильм, я будто все та же юная девушка с огоньком в глазах. Забавно, как такое ощущение все время повторяется, но почему-то не надоедает. Всегда происходит что-то новое, особенно из-за того, что большинство фильмов, с которыми я приезжала в Канны, были дебютными для режиссеров и других актеров. Поэтому волшебная обстановка зачаровывает всех, и раз за разом сохраняется ощущение новизны.

Каролина, еще один вопрос: каковы ваши ощущения в вечер закрытия фестиваля?

К. Ш.: Прошло уже 22 года, и, как я уже говорила, я большой любитель кино. Раньше посещала каждый вечер закрытия и смотрела каждый фильм программы. Сегодня я туда едва успеваю, потому что у нас уйма работы, проектов, клиентов и прессы. Каждый год я воспринимаю все как-то по-новому и иначе. У церемонии фантастическая атмосфера, и, по-моему, очень правильно, что селфи на красной ковровой дорожке запрещены, ведь вокруг десятки фотографов, актеры и актрисы одеты с иголочки, и все по высшему разряду. Так что, если бы все стали снимать и постить селфи, от атмосферы таинственности не осталось бы и следа.

Что скажете о завершении этих церемоний, когда видите режиссера с «Золотой пальмовой ветвью», изготовленной Chopard? Наверное, чувствуете гордость?

К. Ш.: Об этом снят замечательный документальный фильм под названием «Легенда «Золотой пальмовой ветви», в котором 10 кинорежиссеров, удостоенных награды, в подробностях рассказывают о своем звездном часе, когда получили премию. Для них всех это был особенный момент, и крайне интересно наблюдать, каково им было в это незабываемое мгновение.

А для вас, Марион, Канны тоже особенное место?

М. К.: Разумеется. Как я уже сказала, на фестивале всегда чувствуется ни с чем не сравнимая магия. Когда я попадаю сюда вновь, всегда считаю себя счастливицей, и думаю, это никогда не пройдет. Для меня фестиваль — воплощение неудержимой страсти к кинематографу и шанс открыть для себя новых творцов со всего мира! Здесь поразительно все, и прочувствовать волшебство момента дорогого стоит. Помню, как в детстве я уже считала фестиваль чем-то особенным и мечтала когда-нибудь приехать сюда с собственным фильмом.

Каролина, шесть лет назад вы запустили проект «Путешествие в мир социально ответственной роскоши», в то время эту тему затрагивали немногие. Расскажите, что подвигло дом на создание этой концепции?

К. Ш.: Поначалу я подумала, что роскошь должна быть прозрачной. Я убеждена, что если у вас есть нечто уникальное и особенное — а я имею удовольствие и честь работать с прекрасными драгоценными камнями со всего мира и, разумеется, с золотом, одним из ключевых материалов, — то нужно использовать это для благой цели. Несколько лет назад на вручении наград Американской киноакадемии я познакомилась с Ливией Ферт, когда «Оскар» получил ее муж. Мы беседовали, она рассказывала мне о приверженности своего агентства Eco Age социально ответственной роскоши и вдруг спросила: «А откуда вы берете золото?» Я ответила: «Наверное, из банков, не знаю». После этой встречи я сразу же поняла, что с этим нужно что-то делать.

Марион, как вы отреагировали, когда узнали о проекте?

М. К.: Каролина — настоящий визионер. Я считаю, что шаг с развитием Chopard она сделала по зову сердца, когда поняла, что чего-то не хватает. В мире, который меняется столь быстро и не всегда в лучшую сторону, проект стал ярким и важным примером того, что роскошь может быть справедливой и ответственной. И поэтому я восхищаюсь Каролиной: она знает, что, когда первым начинаешь руководствоваться определенными принципами, это всегда рискованная затея, особенно, если покупатели бренда не понимают смысла инициативы. Она фактически открыла клиентам двери, чтобы те поняли суть покупки и ее происхождение. По-моему, это крайне важно. И, конечно же, я безмерно благодарна Каролине за ее приверженность этим идеалам.

К. Ш.: Никогда не будет лишним убедиться, что на шахтах, с которыми сотрудничает Chopard, не заставляют работать детей и что при добыче золота мы бережно относимся к планете, что сами шахты безопасны и шахтеры получают стабильную зарплату для содержания семьи. В конце концов, когда у вас есть красивый продукт, но вы не знаете, какой ценой он попал к вам, это просто неправильно. 

В 2014 году я решила производить «Золотую пальмовую ветвь», всемирный символ успеха, из золота, добытого этическим способом. Это был шанс привлечь внимание СМИ к нашей приверженности новым принципам.

М. К.: Я полагаю, что при наличии выбора между роскошью, к которой прилагается знание о процессе ее создания, и роскошью, которая вообще не предполагает какой бы то ни было озабоченности происходящим в мире, большинство людей все-таки выберет первое. Подразу-мевается, что создатели роскоши должны учитывать это и прилагать усилия к тому, чтобы мы меняли свои потребительские привычки, особенно когда речь идет о предметах роскоши. Помимо всего прочего, так выражается культура и красота страны или города. По-моему, об этом тоже нельзя забывать.

Пресс-служба Chopard
Пресс-служба Chopard

У вас есть любимые украшения?

М. К.: Их так много, что трудно выбрать какое-то одно. Но первые драгоценности из Green Carpet Collection, которые я надела, были для меня особенными, поэтому я бы выбрала их.

Марион, поправьте меня, если я не права, но дизайн для одного украшения вы ведь создали самостоятельно? Можете рассказать об этом поподробнее?

М. К.: Мы обменивались идеями для модели с черными опалами из семейной шахты «Аврора» в Австралии, которая поставляет дому этически чистые драгоценные камни. Мне очень понравилось работать над изделием бок о бок с Каролиной, потому что она очень творческая личность. Делать это вместе было крайне интересно и трогательно, так как главное — это ее видение и путь развития Chopard… С тех пор мы занимались этим не один раз и, несомненно, будем творить снова.

А вам, Каролина, это понравилось?

К. Ш.: Еще бы, ведь я всегда люблю слышать стороннее мнение и замечания, особенно от Марион, потому что она красива и у нее отличный вкус. Она смотрит на вещи под другим углом, и это дает нам выигрышное сочетание, что тоже нельзя не отметить!