Тридевятое царство, тридесятое государство: зачем женщины уезжают в Кремниевую долину и можно ли построить там успешную карьеру

Фото Sam Hall / Bloomberg via Getty Images
Фото Sam Hall / Bloomberg via Getty Images
Вопрос гендерного равенства в Кремниевой долине уже давно перешел от общественной дискуссии к конкретным решениям и инициативам. Однако многочисленные исследования показывают, что женщинам все еще сложно запустить стартап, найти на него финансирование или добиться повышения в крупной IT-компании. Forbes Woman изучил, как русские предпринимательницы строят карьеру в Долине

Ксения Чабаненко

основательница YouTube-канала Tekiz, посвященного женщинам в IT

«В Долине программы поддержки и развития женского лидерства и предпринимательства чаще всего рождаются в университетской среде, в двух ключевых университетах региона — Стэнфордском и Калифорнийском университете в Беркли. Такая поддержка принимает самые разнообразные формы: от выделения квот для девушек при поступлении до специализированных исследовательских центров. Например, в Стэнфорде действует Инновационная лаборатория по женскому лидерству, созданная благодаря финансированию от корпорации VMWare, лидера в сфере облачных технологий. Компания начала с разового перечисления $1,5 млн, чтобы помочь выяснить, какие инструменты и подходы помогут старшеклассницам проявить и развить свои лидерские качества, а затем стала поддерживать лабораторию на постоянной основе.

Среди ведущих компаний Кремниевой долины поддержка женщин также является чем-то вполне обыденным и не вызывающим дискуссий. Во-первых, этому способствуют законы Калифорнии. С 1980 года действует антидискриминационный закон, который защищает равные права работников независимо от их пола, расы, возраста, вероисповедания, сексуальной ориентации, статуса ветерана, инвалидности и возраста (для кандидатов старше 40 лет). Крупные компании Кремниевой долины обычно размещают на своих страницах с вакансиями заявления о недискриминации кандидатов по любому признаку, включая планы на рождение детей. 

Кроме того, в 2018 году Калифорния стала первым штатом, принявшим специфический закон, направленный на инклюзию женщин в высшее руководство компаний, согласно которому, если акции компании торгуются на бирже, то к началу 2020 года в ее совет директоров нужно было включить хотя бы одну женщину-директора. В зависимости от размера корпорации еще одну или двух женщин нужно добавить в совет директоров к началу 2022 года. На сайте правительства Калифорнии сказано, что «женщины в советах директоров — важнейший шаг к диверсификации и инклюзии, равно как и продвижению женщин».

Кроме поддержки на законодательном уровне и усилий крупнейших корпораций, существует много частных ини

циатив. Так, например, работают ангельские инвестиционные сети и венчурные фонды, которые ставят своей задачей вкладываться в успешные проекты женщин-предпринимателей, существуют некоммерческие фонды, помогающие женщинам строить карьеру или бизнес, и действуют самые разные сообщества женщин, работающих в технологических компаниях, — в них помогут проверить резюме и расскажут, чего можно ждать на собеседовании в Apple или Google. 

Кажется, что в Кремниевой долине женщины получают более чем достаточную поддержку на законодательном, корпоративном и социальном уровнях. Однако ее результаты пока довольно скромные. Например, согласно PitchBook NVCA Venture Monitor, в США доля женских стартапов, получивших инвестиции в 2019 году, составляет всего 14,2%. При этом стартапы, у которых в команде присутствуют и мужчины и женщины, показывают самый большой рост оценки бизнеса по сравнению с чисто женскими и чисто мужскими командами. Если говорить о корпорациях, то согласно исследованию Fenwick & West, в котором отражены гендерные тенденции в топ-150 компаний Кремниевой долины, самый высокий процент женщин в управлении наблюдается в топ-15 компаний Долины, где кумулятивный уровень роста гендерного разнообразия составил 140% за последние 23 года. В среднем женщины CEO есть в 4,8% компаний в США, в то время как в топ-15 компаний Долины их доля составляет 13,3%. 

То, что в Кремниевой долине давно признали существование гендерного неравенства, сыграло ключевую роль в том, как местное русскоговорящее сообщество восприняло трехчасовой фильм Юрия Дудя про «IT-столицу мира». В социальных сетях и закрытых чатах автора критиковали за то, что в своем вдохновляющем фильме он не показал ни одной русскоговорящей женщины, работающей в технологиях. Живущим в Долине показалось, что, кроме отсутствия репрезентации женщин в индустрии (а рассказывать о том или ином меньшинстве — это один из важнейших способов решения проблем неравенства), был упущен шанс показать ролевую модель для молодой женской аудитории канала. Чтобы чья-то история успеха стала ролевой моделью, нужно как можно больше признаков, по которым мы можем себя с ней идентифицировать: язык, пол, возраст, образование. Тогда гораздо легче сказать себе: «Она смогла, значит, и у меня получится».

А ведь таких историй в Долине немало. Например, профессиональный путь Киры Макагон, приехавшей школьницей средних классов из Одессы. Кира получила образование программиста в Беркли, приобрела опыт в частной компании, а потом сделала и успешно продала два технологических стартапа. Один из них за $3,2 млрд — Кира рассказывает, что это была самая крупная частная трансакция года. 

Вдохновить зрителей Дудя могли бы и девушки — основательницы и топ-менеджеры стартапов, которые приехали в Долину, пройдя серьезный отбор в лучшие акселераторы: Y Combinator, 500 Startups, Techstars. Среди них Стася Галгашова, Марина Могилко, Женя Трофимова, Мария Хохлова и другие. Теперь они развивают свои технологические проекты в Америке. 

Сотни русскоговорящих женщин сделали успешную карьеру в самых известных компаниях Кремниевой долины: Apple, Google, Facebook, Netflix и многих других. Однако цифры четко показывают, что женщин в технологиях и предпринимательстве, а особенно на руководящих позициях все еще неоправданно мало, и результаты программ поддержки мы увидим только годы спустя. Эту поддержку, как институциональную, так и частную, необходимо продолжать наращивать. А не развивать стереотипы».

Предпринимательницы Кремниевой Долины о фильме Дудя, феминизме и женских стартапах

Мария Гринева 

серийный предприниматель, соосновательница Orb Intelligence

Свою первую компанию Гринева основала в России и продала корпорации «Яндекс». Это был B2B-стартап. После этого она два года работала в американском офисе «Яндекса», а в 2014 году создала второй стартап, Orb Intelligence. В январе 2020 года Гринева продала ее крупной американской компании. Сумму сделки она не раскрывает. Гринева рассказывает, что ради основания Orb Intelligence она вместе с партнером по бизнесу ушла из «Яндекса». Она характеризует свою компанию как date provider (проводник информации). «Мы автоматически собирали данные о бизнесах по всему миру из различных открытых источников и построили систему интеграции и очистки информации, которая эти данные собирает в единую простую базу. По сути мы построили компанию, которая продавала данные», — объясняет она механику работы продукта.

В базе Orb Intelligence до покупки было около 27 млн американских компаний. Доступ к информации о них, по словам Гриневой, продавался в основном в две индустрии: B2B и маркетинг. Компания появилась на волне растущего интереса к так называемой предсказывающей аналитике. Когда компании было 5–6 лет, Гринева поняла, что бизнес растет недостаточно быстро. И она решила, что будет выгоднее продать проект и начать что-то новое. «Есть экзит, есть кеш. Это все очень понятно, стабильно. И даже если ты начнешь что-то новое, ты через пять лет уже будешь примерно в том же месте», — поясняет она. 

Гринева видит привлекательность Кремниевой долины для начинающего бизнеса в ее особых условиях, которых, по мнению предпринимательницы, нельзя найти ни в России, ни в Европе. К ним относится в первую очередь более открытая коммуникационная среда, когда можно запросто пригласить на чашку кофе любого заинтересовавшего специалиста и узнать его мнение по актуальным для себя вопросам. 

Однако у ведения бизнеса в Долине есть и свои минусы. Главный из них — высокие налоги, которые Гринева называет «сумасшедшими». «Есть налог, который люди платят со своих зарплат, он составляет от 30% до 50%. А потом есть еще корпоративный налог, который берется с прибыли. В стартапах прибыли как бы нет: вся прибыль идет либо на зарплату, либо на наем новых людей. Так что корпоративный налог — это больше про корпорации. Сейчас федеральный корпоративный налог составляет 20%, налог штата Калифорния — 10–12% от всей прибыли», — рассказывает Мария. Прежде чем президент Дональд Трамп понизил федеральный налог на прибыль, его ставка составляла 33%. 

Среди особенностей ведения бизнеса в Долине, связанных с разницей менталитета и культурных кодов, Гринева называет непривычную позитивность окружающих. «Такая манера общения, что все тебя хвалят, все очень рады, что ты приехала и хочешь сделать стартап, — инвесторы и все, с кем ты развиваешь нетворкинг вначале. Но потом ты понимаешь, что это вежливость такая», — делится предпринимательница, отмечая, что ей до сих пор трудно понимать, где правда, где нет. Это создавало дополнительные сложности в процессе продажи компании.

Тем, кто хочет продать свой технологический продукт в Долине, Гринева советует тщательно собирать информацию по потенциальному покупателю (как используют покупаемые проекты, зачем их приобретают, сколько на этом зарабатывают).

Свой проект Гринева в итоге продавала известной старой американской корпорации Dun & Bradstreet. Эта компания подсчитывает кредитный рейтинг для компаний, для бизнесов. «Частью их стратегии по обновлению компании была покупка таких свежих стартапов, связанных с данными. И они купили нашего клиента, а потом они купили нас», — рассказывает Мария. 

Евгения Трофимова 

сооснователь Introwise

У Евгении Трофимовой четыре образования (два экономических и два технических), по одному из них она software engineer — программист. Сама себя она характеризует как «инженера, который очень хорошо понимает бизнес». Переезд в Долину оказался для Трофимовой экстремальным: изменились условия обучения по полученной стипендии в Питтсбурге, и девушка оказалась должна вузу $65 000. Как раз в этот момент ее пригласили работать в Oracle, в открытии мексиканского офиса этой компании она участвовала до переезда в Штаты. По словам Трофимовой, ей предложили высокую для ее должности зарплату, но, чтобы покрыть долг за обучение, все равно пришлось занимать деньги у знакомых и жить в крайне стесненных условиях.

Сейчас Трофимова развивает собственный стартап Introwise, с которым прошла по огромному конкурсу в один из самых уважаемых акселераторов Америки — Techstars. Она жила в Кремниевой долине, но недавно переехала в Сиэтл, где находится акселератор.

«На последней работе я помогала богатым людям, которые приходили с идеей и кучей денег. Я организовывала команду дизайнеров, программистов, полностью стратегию go to market, маркетинг, все придумывала и выпускала успешный продукт. И в какой-то момент мне показалось, что я все смогу. Почему бы не организовать свой стартап?» — вспоминает Трофимова. Однако на деле все оказалось не так просто, и первый проект закрылся через год. С той же командой Трофимова сразу запустила второй стартап, который имел своих клиентов и был более успешным, чем первый. 

Идея проекта заключается в том, чтобы помогать предпринимателям переводить свой бизнес в онлайн. Сервисом могут воспользоваться представители разных специальностей, например среди клиентов есть инструкторы по йоге, преподаватели музыки и даже визажисты. 

Однако, несмотря на стабильный приток клиентуры и возросшую актуальность платформы в период пандемии, стартап так и не смог пойти в быстрый рост и решил обратиться за поддержкой.

«Нас заметили несколько топ-акселераторов. В итоге нас взяли в Techstars в Сиэтле. И сильно посоветовали поменять то, чем мы занимаемся. Это очень редкий случай. Они видели, что мы не устанем на полпути, поэтому дали нам такую возможность и очень хорошее финансирование», — рассказывает Евгения. Теперь перед ее командой стоит задача за три месяца сделать новый продукт с нуля. Трофимова уточняет, что стартап заинтересовал также акселераторы в Берлине и Лиссабоне, но Сиэтл основатели сочли самым разумным решением с точки зрения бизнеса. 

Общая сумма полученных от акселератора инвестиций на данный момент составляет $120 000. Если добавить к этой сумме деньги, полученные до сотрудничества с Techstars, то общая сумма привлеченных инвестиций составляет $135 000–140 000.  

По словам Трофимовой, для развития бизнеса в Долине это «очень маленькие деньги». Она считает, что запускать стартап лучше за пределами Долины, поскольку это получится дешевле. А вот получив достаточные инвестиции, есть смысл перебраться для дальнейшего развития именно туда.

Предпринимателям, планирующим запустить свой стартап, Трофимова советует начинать поиск инвестиций как можно раньше. Также в условиях эпидемии коронавируса и снижения общего объема инвестиций от бизнес-ангелов она рекомендует сначала заручиться хорошим трекшеном (от англ. traction, «сцепление», — оценка того, как команде стартапа удается претворить свой проект в жизнь. — Forbes Woman), а уже потом продвигать его инвесторам.  

Гендерный дисбаланс: сколько на самом деле женщин среди инвесторов и предпринимателей Кремниевой долины

Инна Друзь 

старший проджект-менеджер департамента развития талантов во Flex

Инна Друзь многим известна как одна из знатоков программы «Что? Где? Когда?» на «Первом канале». Несколько лет назад она с мужем и двумя дочерьми переехала в Кремниевую долину, где успешно строит карьеру в сфере IT.

До переезда в Долину Инна жила в Санкт-Петербурге, где окончила Экономический университет (тогда он назывался ФИНЭК). Параллельно она училась во французском университете Париж-Дофин. Аспирантуру Инна выбрала в Петербурге и тогда же устроилась на работу в инвестиционный банк. Однако карьеру в банковской сфере продолжать не стала и после аспирантуры вернулась в университет, где ей предложили создать новую магистерскую программу с двойным дипломом — с французским университетом. Друзь возглавляла эту программу вплоть до переезда в США шесть лет назад. Переезд произошел после того, как муж Инны выиграл грин-карту. Ее супруг — программист, основавший собственный стартап, которому, по словам Друзь, «нужен был американский рынок». Приехав в Долину, Друзь начала искать работу и для себя. «Здесь я столкнулась с типичной для эмигрантов историей: твой огромный опыт, который ты набрал в другой стране, здесь ничто. И очень сложно получить именно первую работу, которую в основном можно получить или по знакомству, или через какие-то открытые конкурсы, где не смотрят на твой предыдущий опыт, а смотрят на то, что ты знаешь и умеешь», — вспоминает она первые сложности.

В итоге Друзь нашла именно такой открытый конкурс, на котором любой желающий мог попробовать решить аналитическо-программистскую задачу в Excel и получить возможность пройти собеседование в компанию Education Pioneers. Организация, которая занимается консалтингом в образовании, стала ее первым местом работы в Штатах. «Мой проект был по улучшению процессов в East Palo Alto School District. Я пыталась компьютеризировать их систему учета рабочего времени, улучшить бухгалтерские процессы», — рассказывает Друзь. 

Она вспоминает, что сама работа была далека от того, чем ей хотелось бы в идеале заниматься, но факт трудоустройства в известной на местном рынке компании облегчил ей последующий поиск работы.

В следующую компанию Друзь также попала по конкурсу — через международную программу Leadership Development Program. В результате она оказалась в компании Flex (ранее она называлась Flextronics), которая производит электронику, медицинские приборы, компьютеры, серверы и другую технику. Сначала Друзь занималась построением аналитической платформы, нужно было соединить группы аналитиков в единую систему и обеспечить их взаимодействие. Когда Инна успешно справилась с задачей, ей предложили перейти в talent management — «управление талантами».

Друзь говорит, что много занималась исследованием управления персоналом в России и работала с программами, которые обучали управлению персоналом, но это совсем не похоже на то, как обстоят дела в США. «Подозреваю, что здесь еще накладывается некоторая специфика Долины, то, как устроен здесь человеческий фактор», — размышляет она.

В Долине Инне пришлось научиться правилам small talk и общению с людьми из разных культурных контекстов. «Пришлось научиться понимать, чего от тебя ждут европейцы, чего от тебя ждут американцы, чего от тебя ждут коллеги из Азии. Все по-разному подходят и к организации рабочих встреч, и к разговорам до и после совещания, и стиль, как они строят письма, у всех разный, — поясняет она. — Хотя принято говорить, что Америка — это плавильный котел, и все сплавляются, все становятся американцами, я не согласна. Все становятся американцами, но все остаются европейско-американцами, азиатско-американцами, русско-американцами и так далее».

Также совсем иначе пришлось организовывать частную жизнь, потому что распорядок жизни, сады и школы для детей тоже оказались далеки от российских аналогов. Все это внесло сложности, но одновременно и пригодилось в работе. Flex проводит мероприятия для женщин в бизнесе, на которых они обсуждают, с какими специфическими сложностями сталкиваются в работе, а также как женщине добиться успеха в традиционно мужских сферах, как поставить себя наравне с мужчинами и постоять за себя.

Дарья Шаповалова 

основательница Mercedes-Benz Kiev Fashion Days (2010–2017) и More Dash

«Я только что родила, но мы сейчас решим ваш вопрос». Уже буквально через пару часов после родов Дарья Шаповалова, основательница moredash.com, акселератора для модных дизайнеров, отвечала на рабочие звонки.

Свою карьеру Шаповалова начинала как журналист. Уже в 17 лет она вела авторскую телепрограмму и ездила на мировые Недели моды. «В любую сферу проще зайти, если вы ее изучаете как журналист», — считает предпринимательница. Она брала интервью у звезд модной индустрии, таких как Карл Лагерфельд, Донателла Версаче и Миучча Прада.

Еженедельная программа «Неделя моды с Дарьей Шаповаловой» выходила на украинском телевидении. Достигнув совершеннолетия, Шаповалова решила создать блог, который транслировал бы телепрограмму и где были бы новости о моде. Так появился проект FW-Daily.com, который она в итоге продала. 

Впервые оказавшись на Неделе моды London Fashion Week, Шаповалова поняла, что хотела бы сделать что-то подобное и на Украине. «Я понимала, что молодые дизайнеры взрываются в огромный феномен, но при этом за ними стоит поддержка индустрии и влияние нескольких людей», — размышляет предпринимательница. 

Так появился Kiev Fashion Days (впоследствии переименован в Mercedes-Benz Kiev Fashion Days). Сооснователем проекта стал супруг Шаповаловой (в 2017 году пара развелась) Казбек Бектурсунов. Позднее появилось образовательное направление — Kiev Fashion Institute.

Чтобы наладить нетворкинг, после каждой Недели моды предпринимательница писала 100 писем ключевым игрокам индустрии. «Я знала, что мне ответит максимум 5%, но так люди запоминали, кто я», — объясняет Шаповалова. Такой подход сработал, и постепенно ее стали приглашать проводить лекции для дизайнеров в Сингапур, Нигерию, Польшу, Россию в качестве эксперта модной индустрии.

Чтобы дизайнеры не только имели шанс быть представленными на мировых подиумах, но и имели коммерческий успех, в 2014 году Шаповалова открыла шоурум More Dash. Шоурум стал площадкой для знакомства дизайнеров с байерами со всего мира. Партнером и операционным директором проекта является Наталья Моденова.

В 2017 году Шаповалова приехала в США, чтобы получить степень MBA в Международной бизнес-школе Халт и пройти стажировку в крупнейшей ретейл-компании мира Walmart. В том же году она вошла в европейский список 30 under 30 по версии Forbes в категории Arts. Дарья вспоминает: «Мы проходили менторство у женщин CEO топовых американских компаний. Представляете, на какой ноте я открывала для себя Америку и предпринимательство здесь? Мне очень повезло, поскольку все мои менторы-женщины продолжали помогать мне, после того как я решила приехать сюда заканчивать MBA. И я понимала, что мне, как девушке, где-то будет проще, где-то сложнее. Но в Америке в принципе намного сложнее что-либо делать независимо от гендера. И мне кажется, не только в Кремниевой долине, а вообще в США, потому что здесь очень много людей с прекрасным образованием. Среди моих ангельских инвесторов мужчин и женщин поровну. И я знаю, что, если в руководстве любой компании есть женщина, этот продукт точно будет работать». 

В конце июля 2020 года Шаповалова запустила международную платформу DRESS-X — магазин диджитал-одежды, где человек может купить любое дизайнерское платье, которое не существует в офлайне. «На производство одной белой футболки уходит 2000 л воды. При этом 50% одежды, купленной в масс-маркете, выбрасывается в первые полгода. Почему бы не перевести хотя бы пару процентов в диджитал?» — рассуждает Шаповалова. Она уверена, что часть одежды вполне может существовать только в онлайн-пространстве — и это будущее, которое уже наступило.

Катя Романовская 

независимый PR-стратег, соосновательница Nimb и Twitter-проекта «Перзидент Роисси»

Романовская долго работала в PR в корпоративном секторе, но в 2011 году стала вести Twitter-проект «Перзидент Роисси». За четыре года его аудитория достигла почти 2 млн. 

В 2016 году ее пригласили обсудить предложение по работе основатели проекта Nimb Никита Маршанский и Леонид Берещанский. Они запускали стартап, создающий кольца с кнопкой, которая отправляет сообщение тревоги по списку внесенных вами контактов. «Я померила прототип кольца и поняла, что я бы его носила, хотя я довольно придирчива», — вспоминает Романовская.

Она признается, что на собеседовании даже не вспомнила о своей личной истории: в 2000 году в родном Волгограде на нее напал мужчина и нанес ей девять ножевых ранений. Услышав на второй встрече эту историю, Маршанский и Берещанский предложили Романовской стать третьим фаундером. 

Чтобы собрать средства для Nimb, Катя Романовская запустила кампанию на Kickstarter. Изначально была заявлена сумма $50 000, но в результате было собрано $237 775. В первый год после запуска вокруг проекта был настоящий хайп: о Nimb написали ведущие СМИ, на первую партию колец поступило 3000 предзаказов. Но из-за проблем с китайскими подрядчиками сроки производства сдвинулись. Компания так и не смогла привлечь инвесторов и не подняла ни одного раунда финансирования.

«У нас не получилось большого бизнеса. Бывает, приезжаешь куда-то, и с первого дня все как-то холодно, невкусно, ничего не складывается, встречи отменяются. Долина просто ломала мне хребет похлеще всех других моих жизненных трудностей», — признается Романовская. При этом она ни о чем не жалеет и считает, что получила крутой опыт и строчку в резюме. «Стартап — для психологически устойчивых людей. Вы должны адаптироваться, быть готовым, что вас могут послать к черту, важно иметь план Б, если ничего не получится. Не надо тащить мертвую лошадку через пустыню. В какой-то момент стоит признать, что что-то пошло не так, и выйти из игры», — делится советом предпринимательница.

Сегодня Романовская хочет освоить новую область знаний и научиться программированию. Она изучает Data Science. 

Пять советов, как создать бизнес в Долине

  • Прочитайте книжку Эрика Райса Lean Startup. Лайфхак: идею примерно за час можно понять из его выступлений на YouTube
  • Создайте минимально работающую модель вашего бизнеса для американского рынка, не приезжая в Долину. Подтвердите гипотезы и получите первых клиентов и рост
  • Найдите свою стаю: вступите в сообщество опытных предпринимателей в Долине, это позволит советоваться с ними и смотреть, как они действуют 
  • Имея хорошие показатели роста, подайтесь в акселераторы, чтобы получить ценные рекомендации, а если повезет поступить, то и доступ к партнерами и инвесторам
  • Продолжайте растить бизнес!

Бизнес с высоким EQ: какие качества помогают женщине построить успешную карьеру