Второй срок социализма: как Джасинда Ардерн удержала пост премьера Новой Зеландии в разгар глобального кризиса

Фото  Hannah Peters / Getty Images
Фото Hannah Peters / Getty Images
Среди причин успеха политика — активное развитие мер, направленных на равенство граждан, и очень успешная реакция на коронавирусную пандемию. Рассказываем, какую роль в становлении политического имиджа Арден сыграли политические заявления из гостиной с ребенком на руках и один из самых жестких локдаунов в мире

Джасинда Ардерн возглавляет Лейбористскую — то есть, по сути, социалистическую — партию в Новой Зеландии с 2017 года. Тогда же, в 2017-м, лейбористы смогли занять ведущую роль в правительстве страны. Но это была непростая схватка: партия лейбористов набрала на выборах 36% голосов, а Национальная партия Новой Зеландии — 46%. По законам страны это означало, что ни одна из двух ведущих партий не имеет большинства и не может возглавить правительство — победителем должен был стать тот, с кем создаст коалицию занявшая третье место New Zealand First (NZF). И неожиданно это правоцентристское объединение поддержало левых лейбористов. По этому поводу глава NZF 72-летний Уинстон Питерс сказал: «Слишком многие новозеландцы поняли, что сегодняшний капитализм им скорее враг, чем друг». Такой расклад в правительстве указывал на «левый разворот» в Новой Зеландии — и возглавить этот курс предстояло Джасинде Ардерн. Чего она добилась за последние три года и почему новозеландцы решили переизбрать главу лейбористов в кризисном 2020-м?

Дети, бедность и налог на роскошь

В 2017 году, когда Ардерн только претендовала на лидерство в Лейбористской партии, один из журналистов усомнился в «профпригодности» 37-летней женщины как главы государства: он поинтересовался, что будет, если она решит завести детей. Джасинда Ардерн ответила достаточно жестко, благодаря чему быстро стала феминистской иконой: «Я готова говорить о моих планах по деторождению, но это мой личный выбор. Я считаю совершенно неприемлемым в 2017 году спрашивать женщин при устройстве на работу, собираются они заводить детей или нет. Женщина сама решит, когда ейожать. И это никак не должно влиять на то, дадут ли ей работу или какие-либо карьерные возможности». 

В июне 2018 года, вскоре после избрания премьер-министром, Ардерн родила дочь. Это, кстати, первый за последние 30 лет случай, когда глава страны рожает ребенка прямо во время своего срока в должности. Но это никак не помешало ей проводить успешную политику — и переизбраться на второй срок.

Более того, Джасинда Ардерн представила первый пакет поправок о помощи нуждающимся семьям, выступив со своего дивана с 10-дневной дочерью на руках. Все это происходило на стриме из Facebook-аккаунта политика. Премьер-министр отпускала шутки, понятные всем молодым родителям, и между делом объявила, что выделяет $5 млрд на налоговые льготы и выплаты семьям с детьми. 

Она отметила, что самый важный возраст для развития ребенка — это первые годы жизни, и в эти же несколько первых лет дети в Новой Зеландии (вместе с их родителями) больше всего подвергаются риску оказаться в бедности. Поэтому с 1 июля 2018 года Ардерн ввела годовые выплаты на каждого рожденного ребенка: родитель, ухаживающий за младенцем, получал еженедельные платежи в $60, независимо от доходов семьи. А если семья малоимущая, срок выплат можно продлить до достижения ребенком трех лет. Платежи на ребенка начинаются после того, как заканчиваются декретные выплаты: сейчас они составляют от $189 до $606 в неделю до налогов, в зависимости от размера предыдущего заработка. Можно уйти в декрет на 6 или 12 месяцев — это зависит от того, сколько человек отработал на предыдущем месте своей занятости. В Новой Зеландии также распространена практика делить декрет между матерью и отцом. Использовать весь свой отпуск по уходу за ребенком можно сразу после его рождения или взять декрет и в любой другой момент до достижения малышом шести лет. В общем, нынешняя политика страны в вопросах ухода за детьми и поддержки молодых семей очень гибкая, и это во многом заслуга Ардерн. 

После введенных ею в 2018 году поправок, касающихся выплат и налоговых льгот, около 380 000 семей с детьми стали богаче на $75 в неделю — это около $300 в месяц. С учетом того, что 10% беднейших домохозяйств страны имеют доход порядка $1000 в месяц, это очень серьезный рост их благосостояния, практически на треть.

В своем видео в июле 2018 года Ардерн сказала, что ее социальная программа — это то, чем она как политик гордится больше всего в жизни. Но, конечно, не все разделяли ее энтузиазм. Предоставив налоговые льготы бедным, она отменила уже запланированные оппозиционной партией смягчения для корпораций, чем вызвала их сильное неудовольствие. К тому же премьер-министр решила добавить налог на самых богатых: те 2% населения Новой Зеландии, которые зарабатывают более $180 000 в год, по ее плану, должны будут платить 39% со своего дохода. Это должно принести в бюджет порядка $550 млн, которые пойдут на частичное покрытие госдолга, увеличившегося из-за коронавирусной пандемии.

Критики Джасинды Ардерн считают, что ее левая политика чересчур прогрессивна, особенно в мире, где к власти вновь приходят консерваторы вроде Дональда Трампа. Также они поначалу высказывали сомнения, что она сможет противостоять давлению лоббистов от бизнеса, ведь направленный на социальное равенство курс Ардерн оказался не в их интересах. Из-за отказа сократить налоги корпорациям в июле 2018 года индекс инвестиционной привлекательности новозеландских компаний достиг десятилетнего минимума в -44,9. Впрочем, с тех пор он вновь поднялся до -14,5, что почти равно значению индекса в момент прихода к власти лейбористской партии, и это несмотря на пандемию. Но он все еще не достиг тех положительных величин, что были в стране до 2017 года. Хотя в этом, пожалуй, нет ничего удивительного — социальная направленность политики всегда делает бизнес в стране менее привлекательным для инвесторов.

Накануне выборов 2020 года Национальная партия Новой Зеландии снова стала озвучивать популистские лозунги: они обещали, что введут кратковременные налоговые льготы, которые помогут населению и бизнесу сэкономить более $5 млрд и прийти в себя после коронакризиса. Тем не менее лейбористы вновь одержали победу, и Ардерн продолжит свою социальную политику. Ее сторонники считают, что для достижения окончательного успеха ей нужно быть жестче и полностью перестроить экономическую и политическую систему страны. Возможно, вскоре в Новой Зеландии мы увидим новую экономику — по типу скандинавской социал-демократии.

Ардерн против коронавируса

Помимо щедрой социальной политики, Ардерн во время своего первого срока прославилась крайне удачной реакцией на коронавирусную пандемию. Из 191 страны, по которым ведется статистика, Новая Зеландия находится на 174-м месте по количеству погибших от инфекции — всего 5 человек на миллион населения. В стране с населением в 5 млн было зарегистрировано менее 2000 случаев ковида, умерло лишь 25 человек. Как властям удалось сдержать распространение коронавируса?

Все довольно просто: удаленной от материков стране нужно было лишь вовремя закрыть границы. И Джасинда Ардерн это сделала — на следующий день после того, как 2 февраля появился первый зараженный человек вне Китая. Ардерн запретила въезд иностранцам, прибывавшим из Китая или летевших транзитом через китайские города. Новозеландцам после поездки в Китай нужно было отсидеть на карантине 14 дней.

Далее премьер-министр распространила запреты на посещение страны прибывающим из Ирана, Южной Кореи и Италии. А с 16 марта на самоизоляцию должны были уходить все — в том числе новозеландцы, — прилетевшие в страну из любых мест, кроме не затронутых пандемией тихоокеанских островов. Еще через несколько дней границы полностью закрыли для всех, кроме граждан Новой Зеландии. Это были на тот момент самые жесткие ограничения в мире, но Ардерн говорит, что не станет за них извиняться. 

Правда, это не значит, что коронавирус не навредил стране. Да, он практически не унес жизни граждан, и это главное, но экономику он изрядно пошатнул.

Новая Зеландия, как и большинство стран в мире, успела посидеть на глобальном карантине. Хотя в марте в стране было всего около 100 случаев заражения и ни одной смерти, правительство Ардерн начало вводить строгие ограничения. Власти взяли за основу четырехступенчатую систему оповещения, которую обычно используют в сезон лесных пожаров: в зависимости от стадии распространения вируса они корректировали необходимые меры. 25 марта в стране ввели четвертый уровень опасности — полный локдаун, при котором работают только продуктовые магазины и службы жизнеобеспечения и все сидят по домам.

У этой политики Джасинды Ардерн было немало критиков. Кто-то считал, что экономические потери от локдауна и психологические страдания людей не перевешиваются его пользой — мол, в такой отдаленной стране и так заболела бы лишь малая часть населения. И все же опросы показывают — 80% жителей Новой Зеландии поддержали ограничения.

Левый разворот

Джасинда Ардерн не оставила свою социальную политику и во время пандемии. Те семьи с детьми, где родители в совокупности работали хотя бы 30 часов в неделю, получили надбавку от государства до минимального дохода в $534 в неделю (после налогов). Одинокие родители получали платеж, если во время пандемии работали хотя бы 20 часов в неделю. Были введены и другие меры: компании могли получить субсидии на выплату зарплат сотрудникам, а те, кто потерял работу из-за коронавируса, — финансовую поддержку от государства. Правительство Ардерн даже разработало меры для студентов, получающих гранты, и резидентов, выполняющих сезонные работы, а также озаботилось психологическим консультированием населения. 

Неудивительно, что такая политика помогла Ардерн переизбраться на второй срок. Полномочия премьер-министра в Новой Зеландии длятся недолго, всего три года. Но за это время Джасинда Ардерн планирует улучшить финансирование школ в неблагополучных районах, внедрить экологические инициативы и обложить высокими налогами самых богатых граждан.

Работает ли «левый разворот» в Новой Зеландии? Пока что очевидно, что его поддерживают граждане, но вот на экономическом состоянии страны политика Ардерн сказывается не слишком благопприятно. В ближайшие годы ей предстоит вывести Новую Зеландию из рецессии, которая возникла из-за коронакризиса впервые за последние 11 лет. И это может быть непросто на фоне падения инвестиционных рейтингов страны, возникших из-за социальных реформ.

Сторонники Джасинды Ардерн верят, что ей удастся вернуть страну к росту — ведь она политик нового образца, прогрессивный и эмпатичный. Некоторые видят ее полной противоположностью Трампу, а сама Ардерн называет свою политику «сердечной». Выльется ли это в общество всеобщего благосостояния? Возможно, если Джасинде Ардерн удастся структурно изменить общество и экономику и повернуть их в сторону социал-демократии, предполагающей стремление к равенству в противовес агрессивному экономическому росту. «Чтобы демократия работала, люди должны верить в нее — и в политиков. Мне не нравится идея, что власть не может сопровождаться добротой и эмпатией — и я отказываюсь принимать такую позицию», — говорит Ардерн.